коллаж: Андрей Калистратенко
10276 просмотров
Воскресенье, 22 сентября 2019, 06:00

История XX века – универсальный кладезь прецедентов и определений. С разным звучанием, с разными смысловыми оттенками, на все случаи жизни. В том числе и для намечающегося потепления между Западом и РФ. 

Устав от конфронтации с Москвой, западные демократии подталкивают Киев к принципиальным уступкам: благо, новая украинская власть кажется более сговорчивой. И многие из нас готовы воскресить термин "appeasement" – умиротворение.

Безнадежно дискредитированное понятие тридцатых годов. Но ничто не мешает Западу вспомнить слово "détente" – разрядка. Понятие времен холодной войны, несущее позитивную смысловую окраску. 

Appeasement – это позорное и губительное потворство агрессору.

А détente – это поиск разумной формулы сосуществования между Западом и Кремлем. И если сравнивать нынешнюю западную политику с умиротворением, то происходящее видится катастрофой.

А если проводить параллели с разрядкой, то все в порядке. 

Но попробуем взглянуть на détente 1970-х глазами тех, кто пострадал от коммунистической политики. Тех, чьи интересы были прямо или косвенно принесены в жертву разрядке. 

Вы – пражский студент. Четыре года назад ваша страна была оккупирована по приказу Кремля. Вы видели советские танки на улицах Праги, подавление чехословацких свобод, самосожжение Яна Палаха.

А теперь лидер "свободного мира" – президент Никсон – приезжает в Москву, как ни в чем ни бывало жмет руку Брежневу и подписывает с ним одно соглашение за другим.

От американского президента не отстают лидеры ФРГ и Франции. С подачи Запада душитель вашей свободы становится респектабельным политиком, гарантом мира и стабильности.

Выходит, ни ваша свобода, ни гибель Палаха, ни чехословацкие надежды, раздавленные танками, не имеют никакого значения. Такова цена разрядки и мирного сосуществования. 

Вы – чиновник, торговец или учитель из Сайгона. На протяжении многих лет вам твердили, что ваше воюющее государство – бастион борьбы с мировым коммунизмом.

А теперь ситуация изменилась, в Париже подписано  соглашение о прекращении войны, Генри Киссинджеру присуждена Нобелевская премия мира и союзники-американцы уходят прочь.

Республика Вьетнам остается один на один с превосходящими вражескими силами.

Уже через два года Сайгон падет, вам со всей семьей придется бежать из захваченной страны на переполненной лодке, и, возможно, вы погибнете в море. Такова цена разрядки и мирного сосуществования. 

Вы – западногерманский гражданин, рожденный в Штеттине, Бреслау или Кенигсберге.

Читайте также:

Хроники инклюзивной Украины

Общая история

Скованные одной цепью

Ваша малая родина стала чужим трофеем, и вы были изгнаны оттуда еще ребенком. Но долгие годы вас морально поддерживало руководство ФРГ, не соглашавшееся с территориальными утратами.

Христианский демократ Аденауэр и его преемники настаивали на исторических догитлеровских границах Германии. Земли, перешедшие к коммунистам, обозначались на картах как немецкие. И вдруг начинается "новая восточная политика".

Канцлер Вилли Брандт посещает СССР, ГДР и ПНР, официально признает Кенигсберг Калининградом, а Штеттин – Щецином. Вы ощущаете себя преданным. Такова цена разрядки и мирного сосуществования. 

Вы – литовец, латыш или эстонец, живущий на Западе. Аннексия Прибалтики Москвой – ваша личная трагедия. Но на совещании в Хельсинки, созванном по инициативе советского блока, послевоенные границы Европы признаются нерушимыми.

Кремль расценивает этот акт как публичное согласие Запада с нахождением Литвы, Латвии и Эстонии в составе СССР. И хотя через несколько месяцев Конгресс США примет особую резолюцию о продолжающемся непризнании аннексии, горький осадок останется.

Вы понимаете, что существующий статус-кво всех устраивает, и что в его изменение уже никто не верит всерьез. Такова цена разрядки и мирного сосуществования…

Если бы машина времени перенесла нашу патриотическую общественность в западный мир семидесятых, то политика разрядки наверняка показалась бы "зрадой", позорной капитуляцией перед коммунистами.

И, по большому счету, détente действительно вылилась в одностороннюю сдачу позиций. Ради передышки в холодной войне Запад признавал за Москвой сферу влияния, завоеванную насилием и террором.

Ради возможности сосредоточиться на своих внутренних проблемах Запад отказывался от принципов, декларировавшихся ранее. Причем в перспективе этот путь оказался тупиковым.  

Во-первых, выяснилось, что признание советской сферы влияния не удерживает Кремль от дальнейшей экспансии.

В 1970-е СССР активно наращивал военное присутствие в третьем мире, пока вторжение в Афганистан, наконец, не поставило на разрядке жирный крест.

Во-вторых, жесткая линия Рейгана, пришедшая на смену разрядке, продемонстрировала куда большую продуктивность.

В конечном итоге выяснилось, что с коммунистическим блоком необязательно сосуществовать – его можно победить, благополучно избежав ужасов ядерной войны. 

Тем не менее, détente не обернулась для Запада такими же драматическими последствиями, как appeasement, и это обеспечило разрядке достойное место в учебниках истории.

Красивое и трогательное так и осталось на виду, а неприятное и неблаговидное – на заднем плане.

Все помнят улыбчивых американских хиппи, остановивших войну во Вьетнаме. Но мало кто вспоминает о двух миллионах южных вьетнамцев, бежавших из страны или брошенных в концлагеря после падения Сайгона.

Все помнят канцлера Вилли Брандта, стоявшего на коленях в Варшаве. Намного реже вспоминают Гюнтера Гийома – восточногерманского шпиона, ставшего личным референтом главы ФРГ, и его скандальное разоблачение.

Всем памятна историческая стыковка "Союза" и "Аполлона" в 1975-м. И редко кто вспоминает советских военных, тайком отправленных в Анголу и Мозамбик в том же году.

Эпоха разрядки стала непродолжительным периодом западной уступчивости. Но в этот период чьи-то интересы пострадали лишь временно, а чьи-то – непоправимо.

Хотя к семидесятым годам Запад согласился с советизацией Восточной Европы и стран Балтии, они смогли восстановить свой суверенитет через два десятка лет. В то же время непризнание германской границы по линии Одер-Нейсе или существование Республики Вьетнам – вопросы, остававшиеся актуальными до начала разрядки – в 1970-х были решены бесповоротно.

На сегодняшний день западные политики определенно созрели для новой разрядки. И вопрос не в том, как долго она продлится, и пожалеет ли коллективный Запад об оправданных или неоправданных уступках Москве.

Ключевой вопрос в другом: пострадают ли украинские интересы временно или же непоправимо? 

Михаил Дубинянский



powered by lun.ua
Тарас Прокопишин: Я не боюсь слова "миссия"
11 инфраструктурных проектов, которые могут сделать Киев лучше
Лондон решит судьбу долга Януковича: расклады перед судебным решением
Митрополит Епифаний: За спиной Филарета играют некоторые пророссийские силы
Все публикации