Лазурный берег Киева. Плавучие виллы, яхты, экстрим под парусами и вечеринки во время пандемии

Пятница, 21 августа 2020, 08:00
Фото: Евгений Руденко

Для кого-то это забава. Для кого-то – смысл жизни. 

Кто-то зарабатывает на этом деньги. Кто-то легко их тратит, чтобы козырнуть роскошью в узком кругу друзей.

В Киеве, на Днепре и водохранилищах, кипит своя жизнь – под парусом спортивных яхт или круизных судов, которые стоят миллионы.

В столице есть несколько элитных клубов, где под присмотром охраны скрыты яхты, которые не найдешь в декларациях политиков и чиновников.

Но это лишь одна, тайная сторона Днепра. Другая – романтичная, дружелюбная и не меркантильная. 

Яхты – это не только понты олигархов. Еще это экстрим и жажда к путешествиям, которую можно утолить, не выезжая из столицы.

Днепр, которым пропитана вся история Киева, позволяет и сегодня выйти на большую воду под парусом, чтобы забыть о заторах, масочном режиме и переполненных вагонах метро.

Что нужно, чтобы стать шкипером? Сколько стоят прогулочные катера? Кому принадлежат роскошные судна без опознавательных знаков? И кто они – профессиональные яхтсмены? В репортаже УП с Днепра и Киевского моря.

"А теперь сели, уперлись попами!"

Впереди маячит дамба Киевской ГЭС. За ней, на краю горизонта, в маревную линию выстроилось каменное тело столицы.

Шестиметровая яхта класса SB20 хлопает парусом, как крыльями, пытаясь оседлать потоки ветра.

 
На Киевском море устраивают регаты спортсмены и любители с опытными инструкторами на борту
Все фото: Евгений Руденко

На небольшом пространстве, где новичку легко запутаться в канатах, – пятеро. Один из них – профи. Двое – продвинутые ученики. Остальные – они в спасжилетах – плывут на SB20 впервые в жизни.

– Это нормально? Мы не перекинемся? А-а-а, бл*! – волнуется один из пассажиров, когда судно начинает валиться на бок.

– Пойдем сейчас в лавировочку, против ветра, – говорит спокойно 45-летний инструктор Владимир Винокуров.

 
Небольшая спортивная яхта вмещает пять человек. Оптимальным считается экипаж из трех яхтсменов

Он стоит уверенно на шатающейся корме, как настоящий морской волк, широко расставив ноги. Без проблем держит баланс. 

– Точно не перевернемся? – натужно улыбается журналист УП, наблюдая за тревожным креном.

– При таком ветре яхта может только лечь на воду, – успокаивает Винокуров. – Максимально горизонтально.

– Какой сейчас угол?

– 45 градусов. Но это не много. Это для тех, кто первый раз, кажется, что катастрофа, – улыбается спортсмен.   

 
Парусный спорт называют симбиозом тяжелой атлетики и шахмат. Нужно быть выносливым и просчитывать все наперед

– Как вы себя чувствуете, товарищи? – обращается он нарочито бойко к остальным курсантам.

– Отлично! – отвечает один, поднимая большой палец вверх.

– Не перевернется, – повторяет, как мантру, тренер и обращается к тезке. – Володя, подбери еще грот. Еще. Еще!

Так, а теперь сели все, уперлись попами.  Еще, еще, еще! Еще! 

– Не боимся! – призывает яхтсмен. – Во-о-от! Спинки вывесили за борт! Так, так!  

Это и есть лавировка. 

Место для удара головой

Владимир Винокуров – тренер по парусному спорту в Украинской Ассоциации яхт класса SB20. 

На воде он с малых лет. В четвертом классе заинтересовался яхтингом. В 90-х служил на флоте в Крыму.

– Кажется, я проскочил 90-е, пока был на службе, – вспоминает он. – Пришел в другую страну. Появились ларьки эти, "Мерседесы". Друзья держали рынки. Такой надлом был – чирик, и все по-другому!

 
Скорость в 18 узлов, чуть больше 33 км/час, на воде на маленькой яхте воспринимается как высокая

Море выработало у Владимира бескорыстный взгляд на жизнь. Его принцип простой: "Есть только ты, парус и ветер".

Сегодня профессиональные яхтсмены могут поделиться опытом за тысячу гривен – столько стоит трехчасовой выход на воду с элементами экстрима и обучение азам. 

Владимир пытается развенчать миф, будто яхтинг – это обязательно "лакшери". 

– Есть такой стереотип: "Яхтинг? О, нет! Это же миллионы стоит", – отмечает Винокуров. – Наверное, это идет из рекламы и фильмов. Там всё белое, дорогое и обязательно в Ницце. Но точно не здесь, в Украине, в Киеве.

 
Когда новички слушают объяснения опытного инструктора, поначалу сложно что-либо понять из-за незнакомой терминологии

Покупка яхты класса SB20 может обойтись в 10-15 тысяч долларов. Еще нужно оплачивать паркинг, обслуживание и ремонт. 

Экипировку – налокотники, наколенники, очки, обувь и термокостюмы – можно найти на любой кошелек.

У тех, кого денег побольше, покупают крейсерские яхты, где больше комфорта и возможностей. На них уже можно путешествовать по миру.

 
Успех и безопасность выхода на воду зависит от слаженности действий членов экипажа

Обо всем этом Владимир рассказывает в коротких перерывах между инструктажом. На спортивном судне, скромном и небольшом на вид, во время гонки расслабляться некогда.

– Посмотри, сколько у нас здесь приседаний, скачков, переходов, – обращается тренер к журналисту УП, который ползает на карачках по палубе SB20, несущейся по волнам. – У нас тут сплошной паркур. Нужны физподготовка, гибкость, равновесие. 

– Те, кто побывал на соревнованиях, говорят: "Суетно у вас тут как-то", – продолжает он. – Много движения, активность высокая. Просто с бокалом игристого не посидишь.

 
Во время профессиональной гонки яхтсмены должны не терять бдительность

– А если эта штука по голове ударит? – чует неладное репортер УП.

– Нет, от нее мы будем уходить, обещает Винокуров. – Она называется "гик". На английском – "бум". Мы всегда готовы снять шляпу перед этим джентльменом и пригнуть голову.

– А вот эту штуку мы переводим, как старую бабушку через пешеходный переход, – дает указания тренер. – Не тяни ее за собой, быстрей она не пойдет. 

Ты же не будешь бабушку толкать вперед пинками. Она сама перейдет. Сама! И в нужном месте возле светофора отдашь ее внуку. Понятно? Плавненько, аккуратненько!

– Готово, да?  убеждается Владимир. – Итак, товсь! Три-два-один. Поворот!

Травим-травим-травим! Отпускай, отпускай!  И наветренный тоже. Молодцы! Перешли на другой борт. Ну не все же, ребята! По очереди. Равномерно. Двое на одном борту. Еще двое – на другом.

 
Владимир Винокуров чувствует себя на волнах спокойнее, чем в автомобильных пробках

– Оп-оп, голова! громко кричит тренер, но поздно.

Гик бьет наотмашь по темечку журналиста. Удар смягчает кепка. 

–  Голова жива? – интересуется инструктор. – Это называется – произошла полундра. Ветер зашел, мы не успели отработать.  Но не страшно. Это хороший опыт. 

А теперь показываю, как безопасно поворот делать...

Красное дерево, Swarovski и офшоры

Первый яхт-клуб в Киеве основали в 1887 году на Трухановом острове. Тут же была мастерская, где только за первые 10 лет работы изготовили 110 судов разных типов.

Члены клуба – представители власти, купцы, ученые – декларировали благородные цели. Согласно уставу, они хотели привлечь как можно больше киевлян к плаванию на гребных и парусных лодках.

 
Яхтинг в Киеве как массовое явление зародился 133 года назад (листовка начала XX века, скан Михаила Кальницкого)

В 21 веке столичная элита отдых на Днепре среди широких масс не популяризирует. Наоборот, прячется на закрытых причалах частных яхт-клубов и палубах своих плавучих мини-особняков. 

Если верить предложениям в интернете, в Киеве можно, например, арендовать 24-метровую яхту, которая стоит 5 миллионов долларов. 

Мягкие диваны, красное дерево, кухня, бар, ванные комнаты, инкрустированные камнями Swarovski, – час жизни в такой обстановке обойдется в 800 долларов. Причем минимальное время, которое вам разрешат заказать, – четыре часа.

 
Яхту "Натали" называют одной из самых больших и дорогих яхт столицы
фото:  maritek.com.ua

Но особый шик – иметь в Киеве собственное судно. Ведь дорогим авто уже мало кого удивишь.

В 2017 году журналисты из BIHUS.info провели расследование о том, кому принадлежат катера и яхты. Сделать это было не так уж и просто. 

В Украине распространена практика, когда судна, вопреки закону, не имеют регистрационных знаков. На них можно встретить флаги стран из офшорных зон. Это позволяет сэкономить до 30% при ввозе водной техники в страну. 

Многие яхты или катера, которые стоят от нескольких сотен тысяч гривен до миллионов евро, в декларациях НАЗК не значатся. Одно их содержание на пирсе обходится от 10 до 15 тысяч долларов в год.

Схема, к которой часто прибегают любители "лакшери" на воде: переписать лодку на родных, подставную фирму или своего помощника, если речь идет о политиках.

По данным BIHUS.info, обнародованным в 2017-ом, одна из самых больших яхт Киева – Falcon 80 стоимостью около 21 миллиона гривен – принадлежала бизнесмену Олегу Малюте. При этом его официальный доход в 2016-м составлял несколько десятков тысяч гривен. 

Журналисты предположили, что настоящим владельцем Falcon’a мог быть бывший босс Малюты – депутат от БПП Александр Третьяков.

 
Falcon 80. Такое судно себе могут позволить в Украине немногие

Среди владельцев судов премиум-класса, по информации BIHUS.info, оказалась, в частности, семья Николая Злочевского, беглого экс-министра экологии, президента газодобывающей компании Burisma Holdings. Цена их английской лодки была больше 5 миллионов гривен.

Есть в закрытом яхт-сообществе фигуры и поскромнее. К примеру, Николай Шкирай из Голосеевского суда.

В расследовании три года назад говорилось о том, что в конце 2016 года Шкирай купил итальянский круизный катер с двумя каютами. 

По официальным данным, он достался ему за 443 тысячи гривен при его рыночной цене почти 2 миллиона. 

Среди любителей отдыха на Днепре журналисты BIHUS.info отметили и бизнесмена Сергея Шапрана, собственника Броварского алюминиевого завода.

Коронавирус и оморячивание киевлян

Чтобы иметь свое судно в столице, не обязательно быть олигархом. 

В 2019-м году киевляне Роман Медынский и его супруга Алина Смолина купили подержанную лодку, которая из семейного развлечения превратилась в бизнес. 

Шестиместный моторный катер, сделанный на польской верфи, цвета шампань обошелся в 8 000 долларов.

 
Киевлянин Роман Медынский решил извлечь выгоду из вод Днепра

Год назад Алине и Роману, которые занимаются PR и маркетингом, пришел заказ организовать презентацию трех больших моторных яхт. Каждая стоила сотни тысяч евро. 

На то светское мероприятие пришли известные персоны, среди которых были экс-вратарь "Динамо" Александр Шовковский с супругой, актер Дмитрий Ступка и четырехкратная олимпийская чемпионка Яна Клочкова.

– Общаясь с владельцами яхт и клубов, я заболел этой темой, – вспоминает Роман. –  Захотелось окунуться в эту культуру. 

Мы заразились идеей купить себе что-то, изучили весь рынок. То, что сильно хотели, купить не могли. Единственное, что нам светило, покупка какой-то древней лодки.

В итоге взяли 14-летнюю с намерением привести ее в порядок.

 
Роман говорит, что самые популярные среди киевлян прогулки, — на закате, когда Днепр и Киев выглядят по-особенному

Вначале Роман и Алина катались по Днепру с детьми и друзьями. Но пандемия коронавируса заставила сделать в их жизни неожиданный поворот.

– Мы брали лодку исключительно для себя. Продали старый двигатель, купили посвежее, на это ушли почти все сбережения. 

В феврале 2020 года отдали лодку на ремонт, и тут началась пандемия. Все тендеры, которые мы выиграли по работе, из-за коронавируса не реализовывались, и мы остались фактически без денежного запаса, – рассказывает Роман Медынский.

Решение пришло быстро: устраивать прогулки по Днепру на обновленном судне, которое может принять до пяти гостей. 

За час такого отдыха многие готовы платить 100 долларов.

– В первый месяц работы мы сделали 50 коммерческих выездов, – делится Роман.

Портрет своих клиентов он описывает так: активные, зарабатывающие, от 20 до 45 лет, условный "средний класс".

– Часто люди проводят романтические свидания на воде. Очень много девичников. 

Дарят прогулки на дни рождения, на годовщины свадеб. Плюс много иностранцев, которые приезжают в Киев к кому-то в гости, – говорит Роман.

По его словам, у рынка услуг на Днепре большой потенциал.

– Люди готовы платить за ентертейнмент на воде, но планка у них повышается. Они хотят что-то новое, эксклюзивное, а не те плавсредства с мангалами, старые и грязные, — отмечает он.

 
Дела на Днепре у Романа пошли так хорошо, что он решил расширяться — купил новый катер, из которого сделает party boat на 10 человек с лаунж-зоной и диванами

"Оморячивание" киевлян – так называет одну из глобальных своих целей Роман.

– Нужно, чтобы люди как можно больше выходили на воду – на яхтах, на катамаранах, рыбацких лодках, матрасах, да на чем угодно. Днепр – такая жемчужина, которую мы не используем в полной мере, – считает он.

Счастье

– Яхта состоит из корпуса, корпус – из днища. Есть борта – левый и правый. Впереди – нос, сзади – корма. Кокпит – там, где находится экипаж. Мачта удерживает паруса. Есть главный грот-парус. И стаксель, который выводят впереди. Дополнительный парус – геннакер.

Эти азбучные для яхтсмена истины Артуру Никитенко из Украинской Ассоциации яхт класса SB20 приходится озвучивать всякий раз, когда к нему приходят новички.

 
 
На причалах Киева – тысячи судов разного типа. К яхтингу приучают и маленьких детей
 

В один из летних дней он выходит на Киевское море с двумя женщинами. 

– Оксана, приподнимайте гик и отпустите в другую сторону, чтобы он не давил на вас, – просит он. – Получается? Отлично. 

Тут нужна сноровка. Ветер не прощает ошибок. Он постоянно общается с нами на своем языке.

Оксана Лутченкова приехала в столицу из Мариуполя. По иронии судьбы, впервые в роли шкипера она оказалась на Киевском, а не Азовском море.

 
Оксана мечтает стать шкипером и готова преодолевать свои страхи

Оксана рассказывает, что в ее родном городе не смогла найти школ яхтинга для взрослых. Прошла курс онлайн. Потом собиралась на неделю практики в Грецию, но границы закрыли из-за COVID-19. 

– Отшвартуйте кормовой! – командует инструктор Артур Никитенко и начинает петь. – "Ах, белый теплоход, бегущая волна". Так, руль на себя больше! Голова, аккуратно! 

Садимся ближе вперед, девочки. Всегда ищем балансировку.

Отличный день сегодня. Ветра много. Хорошо, что мы надели жилетку. Она пригодится. Вы сейчас это почувствуете. 

Оксана Лутченкова говорит, что ее любимой сказкой в детстве была "Русалочка" Андерсена. В 2018-ом она поставила перед собой цель освоить профессию шкипера. 

В прошлом мариупольчанка работала и экскурсоводом, и переводчиком, и даже почтальоном. Оставшиеся у нее сбережения решила потратить на путешествия и яхтинг.  

– Главное – не пугаться, – советует ей инструктор Артур. – Успокаивайтесь. Все хорошо. Вы держитесь?

– Нет.

– Мы будем потихоньку повороты делать, – объясняет тренер Никитенко. –  Добирайте, девочки! Держим ровную спинку! Коленки вместе. Успокаиваемся! Брызги будут постоянно. Телефоны прячем.

Верю в вас, девчонки! Вы должны выйти из этого испытания с гордо поднятой головой. Не кричите, пожалуйста! Все будет хорошо.

 
Крен яхты — это нормально, если знаешь, как действовать в таких ситуациях

Через несколько минут кажется, что спортивная яхта SB20 вот-вот опрокинется.

– Так, нас закренило, – комментирует Артур. – И это прекрасно, потому что пошел порыв. Мы уваливаемся и будем догонять. Подтравливайте, девочки, стаксель!

– Куда? Что? Сюда? – спрашивают ученицы.

– О боже, как вы тяжело двигаетесь! – смеется инструктор. – Смотрите, зацепили парусом воду. Такое бывает. Не держите так жестко руль перед собой, пожалуйста! Яхта может лечь на бок.

– Не надо нам на бок! – восклицает Оксана.

– Удерживайте, пожалуйста, управление на церковь. Видите впереди? Там, на Вышгороде у дамбы церковь? Так, отлично! Держите курс, и все будет в шоколаде! 

Так, отпускаем, все отлично! Садимся ближе ко мне, Оксана, и погнали! На скорости хотите прокатиться?

– Нет, – сопротивляется она, но тренер делает вид, что не слышит.

Через три часа уставшая Оксана Лутченкова сойдет на берег и опишет пережитое одним словом: "Счастье".

Море шлифует. Даже Киевское

Если смотреть на яхту с берега, издалека, то кажется, что она стоит на месте. Но когда находишься на борту SB20, ее скорость и мощь ощутима. 

Только сила ветра, вода и человек – никаких двигателей и топлива.

– У нас есть черная веревочка, – продолжает обучение тренер Владимир Винокуров. – Она помогает выдавать бушприт. Вот он, видишь? Палка, которая идет вперед. Понятно? А эта синяя веревка выдает носовой, галсовый угол.

– А эту хрень не трогать? – уточняют у него.

– Нет!

 
Сложно сказать, что происходит в жизни Владимира на берегу, но на борту яхты он выглядит счастливым человеком

По словам Винокурова, типичные его ученики, как правило, – офисные работники, айтишники, предприниматели.

– Кто-то замечательно сказал: оковы современного человека сделаны из офисной бумаги. 

Я вижу в глазах людей надежду. Они забывают тут обо всем. Ребята отрываются, некоторые просто кричат от радости, – делится Владимир.

Многих под паруса загоняет кризис среднего возраста. Кто-то сублимирует страхи в покупку премиум-катеров. Кто-то ищет успокоение в экстриме.

Спортивный яхтинг Винокуров называет "темой для взрослых", далекой от гламурных прогулок. 

В Киеве и в целом по Украине все это держится на энтузиастах и деньгах неравнодушных. Но интерес к парусам и прогулкам на воде растет с каждым годом.

 
Парковка и обслуживание яхты могут стоить от десятков и сотен евро в месяц до тысячи

– Мне кажется, меняется философия людей, – отмечает яхтсмен, сидя на борту бегущего по волнам судна. – Они хотят уйти от суеты. Появляются другие ценности, кроме бабла. 

– Это же так классно, черт побери! – продолжает он следить за парусами и вглядываться в горизонт. – Приезжают ребята на "Мерседесах", переодеваются, оказываются на яхте, и все становятся равными.

Тут вообще нормальная тема, если человек, у которого есть здоровый пароход с вертолетом наверху, принимает у тебя конец (швартовой трос, закрепляющий судно у причала – УП). 

 
Даже не выезжая из Киева, можно почувствовать себя моряком

Возвращаясь на берег после трехчасового мастер-класса, под шипение волн Киевского моря Владимир Винокуров формулирует, пожалуй, главный смысл яхтинга. До понимания которого многим еще расти.

– Море шлифует. В море понтов мало. Понты стираются на раз. Понты остаются на берегу.

Евгений Руденко, УП

Чому вам варто приєднатися до Клубу УП?
Євген Руденко, журналіст УП
Правда – це не завжди наші з вами переконання, якими б порядним та шляхетними вони не були. Щоб знайти правду, треба вміти чути не тільки себе, а й інших. В пошуках правди журналісти УП виходять за межі затишних столичних офісів , сторінок соцмереж та власного світогляду. Ми багато їздимо країною, щоб відповісти на питання: "Яка вона, справжня Україна? Чого ми прагнемо та що робимо не так?". Підтримуйте Клуб УП, якщо вважаєте, що це важливо.


powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!