Президент середины

Воскресенье, 24 октября 2021, 05:30
Коллаж: Андрей Калистратенко

Президентская каденция Владимира Зеленского достигла экватора. Два с половиной года назад кто-то объявлял его победу – "электоральным майданом".

Кто-то – склонен был расценивать как национальную катастрофу. Но по итогу ближе к правде оказались те, кто смог удержаться от экзальтации. 

Президентство Зеленского скорее напоминает тест на вандалоустойчивость.

В 2019 году избиратели усадили в главное кресло страны человека без политических взглядов.

Отдали ему полный контроль над законодательной и исполнительной властью. И стали наблюдать за тем, как аполитичный обыватель и сложившиеся правила игры пытаются переделать друг друга под себя. 

Прячем тетради, достаем двойные листочки

Зеленский стал реальным тестом для постмайданной Украины.

С 2014 по 2019-й страна окружала себя символическим забором, вырабатывала новый политический язык и формировала заново представления о норме и девиации.

Причем у многих был соблазн объявить все изменения – эксцессами эпохи пятого президента страны.

И вплоть до 2019 года никто не мог с уверенностью сказать – насколько устойчивым является новый социальный договор и в какой мере он способен существовать без поддержки первого лица.  

Своим президентством Порошенко был обязан Майдану – а потому был обречен говорить на его языке, учитывать интересы улицы и соизмерять себя с этическими координатами протеста.

А шестой президент страны был свободен от всех этих обязательств. Он не был связан с Майданом на уровне личных переживаний.

Не был укоренен в теме войны на уровне персонального опыта. Его избрание лишило новую этику государственных костылей.

Его инаугурация открыла окно возможностей – внутрь которого помещалась потенциальная ревизия всего накопленного и построенного. 

Однако проверку на прочность новая этика явно прошла. В конце концов, каждый президент ищет язык, который позволял бы ему выступать от лица нации.

Если бы Зеленский счел, что такое право ему дает этика Антимайдана – мы бы слушали сегодня пассажи про "один народ" и "Великую Отечественную".

И тот факт, что шестой президент страны говорит на языке пятого – означает лишь то, что риторика Майдана выдержала экзамен на право считаться новой нормой. 

Читайте также: Кругооборот "зрады"

Революция откладывается

Впрочем, точно такая же проверка была уготована самым популярным мифам украинского общества. Владимир Зеленский побеждал на волне антиэлитарного запроса.

Усталость от элит и противопоставление "простого человека" – "коллективному бюрократу" два года назад одержали триумфальную победу в нашей стране. 

Большинство украинских граждан были убеждены в том, что все проблемы сможет решить "человек извне". Что достаточно лишь отдать власть тому, кто не связан обязательствами. Что "новые лица" – это само по себе лекарство и панацея. 

Этот миф проверку на прочность не прошел. Оказалось, что замена региональных баронов на свадебных фотографов в парламенте еще не погружает страну в эпоху счастья и процветания.

Более того – система неформальных связей очень быстро превратила новое монобольшинство в осьминога.

Шестой президент страны уже третий год подряд пытается упаковать его в дисциплинарную авоську, следя за тем, чтобы ни одно щупальце не вываливалось наружу – но особенно успешным этот процесс назвать не получится.

Созданный президентским окружением партийный голем управляется с переменным успехом – и можно предположить, что рано или поздно захочет выйти из-под контроля. 

Тем, кто ждал от "новых лиц" полной непохожести на "старые", впору досадовать. Оказалось, что кадровая перезагрузка не отменяет неофициальных правил игры и теневых центров влияния.

Украинское государство по-прежнему напоминает локомотив, маневры которого ограничены траекторией рельс и инерцией.

Страна получила возможность убедиться, что ее потенциал развития сковывает не коварная верхушка с неправильными фамилиями, а созданная за двадцать с лишним лет среда.

Очень скоро Зеленский сам стал заложником этой среды. А заодно – заложником своей привычки нравиться публике и своего же неверия в институциональные подходы.

Читайте также: Тысячеликий президент

В результате, профессиональные касты продолжают держать страну в заложниках. Лояльность в кабинетах власти ценится выше профессионализма. А эффектность подачи явно подменяет собой проработанность решений. 

Впрочем, положа руку на сердце, Зеленского сложно во всем этом упрекать. Он с самого начала не был революционером. Наделять его выдающимися реформаторскими качествами могли лишь те, кто не очень хорошо разбирается в людях. 

Шестой президент страны был и остается экспериментом. На его примере мы просто получили возможность проследить, как именно меняется неподготовленный человек, волею судеб оказавшийся в главном кресле страны. 

Памятник себе

Его предшественника называли президентом АрМоВира. К этой триаде можно относиться как угодно, но она была – и закрепляла Порошенко в консервативном кластере политического поля.

А вот Зеленский со своей триадой пока еще не определился – а потому так сложно атрибутировать его в рамках политической системы координат. 

Он не стал президентом капитуляции – вопреки ожиданиям противников. Не стал президентом экономического чуда – вопреки надеждам сторонников.

Но вряд ли сам Зеленский готов согласиться со случайностью своего президентства. Главное кресло страны дает доступ к учебникам истории и перед подобным соблазном устоять довольно непросто. 

И все теперь будет зависеть от того, как он сам понимает словосочетание "историческая роль". В его силах – провести судебную реформу и дать стране шанс на правосудие.

Изменить бизнес-климат – и сделать предпринимательство точкой роста. Его полномочий с избытком хватит на то, чтобы преодолеть самые разные консервативные стереотипы.

От отношения к медицинскому каннабису до идеи создания национальной автономии крымских татар. 

Вместо этого Владимир Зеленский поступает в строгом соответствии со старой формулой "хочешь, чтобы она тебя запомнила – подари ей сертификат в тату-салон".

А потому флагштоки по всей стране, проект Большого герба и праздник "Дня державности" выполняют вполне приземленную задачу.

На наших глазах шестой президент страны бьет Украине татуировку "Здесь был Вова". 

До конца его каденции остается еще два с половиной года.

Павел Казарин

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде