В ногу со временем

17 просмотров
Среда, 29 сентября 2010, 14:28
Назар Бойко
мониторингово-аналитическая группа "Цифра"

Украинскую политику окончательно опустили до уровня боя без правил. Точнее - избиения без правил. Еще точнее - избиения без правил вообще. Это когда можно не только стать на лицо только что нокаутированному сопернику, но и по ходу вырубить рефери, заодно подровняв контуры лиц судьям. Ну а потом, святое дело, излить силушки богатырской в зал. На публику, как говорят.

На фоне всего этого глумления, в публичной сфере активно ведутся дискуссии на излюбленную тему "как мы докатились до жизни до такой?!".

Одни ехидно потирают ладоши, мол, "мы же предупреждали". Другие, наоборот, неуверенно огрызаются, мол, "кто мог подумать". Однако слышны и голоса тех, кто не желая тратить силы и время на бесплодные препирания, задумываются как урезонить разбуянившегося хама, вернув ему чувство реальности.

К сожалению, эффективных методов мучительно мало - их настолько немного, что если не отвлекаться на всяческие фантазии и галлюцинации, окажется, что и выбрать не из чего.

Исходя хоть и со скудного, но полезного опыта, можно констатировать, что персон и персонажей, наводнивших властные кабинеты, может привести в сознание только большое количество граждан, сконцентрированное на центральной площади страны.

Иными словами, гражданская мобилизация. Это не призыв, а всего лишь констатация.

Оговорка: далее речь пойдет не о "Майдане", как конкретном общественно-политическом явлении, а о мобилизации как таковой. Пример "Майдана" будет использован лишь с тем, чтобы продемонстрировать механизмы мобилизации.

Мобилизация не бывает спонтанной. Всегда есть те, кто мобилизуют; те, кого мобилизуют, а также то, "под что" первые мобилизуют вторых.

Осенью 2004 года мобилизующими выступили те, кого тогда называли "национально-демократическими" силами. Мобилизованными - часть граждан, проголосовавших или поддержавших кандидата в президенты от этих сил. Залогом успешной мобилизации стали данные о массовых фальсификациях, исказивших волеизъявление части граждан, позволившие формализовать победу кандидата от власти.

Также стоит обратить внимание на контекст обстоятельств, в которых разворачивалась мобилизация.

Во-первых, события происходили перед президентскими выборами - игрой с нулевой суммой, когда победитель получает все, а проигравший - ничего. Тогда именно цена проигрыша стала для "национал-демократов" тем "расстрелом", перед которым они все же сплотились.

Во-вторых, осенью 2004 года наблюдался высокий уровень организации и координации как между теми, кто мобилизовал, так и между теми, кого мобилизовали. На наш взгляд, в этом случае свою роль сыграла уже цена победы - возможность участия во власти и доступ к ресурсам для субъектов мобилизации, восстановление справедливости - для ее объектов.

В-третьих, присутствовал общий мобилизационной знаменатель - "украденный голос народа". Хотя вряд ли кто-то из присутствующих на Майдане Независимости мог безапелляционно и уверенно заявить, что именно его голос был сфальсифицирован. Но каждый был уверен в том, что, конечно же, имеются люди, которых "избирательно обокрали", тем самым отдав незаслуженную победу кандидату от власти.

В-четвертых, шесть лет назад все происходившее тотчас же обнародовалось благодаря существенной медийной поддержке.

В-пятых, международная общественность очень пристально следила за тем, что происходило в Украине. Так, например, если на последних президентских выборах, согласно данным ЦИК, в Украине было зарегистрировано 3 779 наблюдателей от иностранных государств и международных организаций, то в 2004 году их было в три раза больше - 12 545.

В-шестых, кандидаты соревновались за кресло Леонида Кучмы, интерес которого состоял не только в гарантиях, но и в сохранении лица перед мировым сообществом.

На наш взгляд, этот фактор сыграл не последнюю роль в том, что власть поосторожничала и не очень активно препятствовала самой мобилизации.

Если спроецировать вышеизложенное на наши дни, то мы увидим, что сегодня отсутствуют шесть из шести приведенных обстоятельств, которые содействовали успешной мобилизации.

Да, сейчас также происходят выборы. Но эти выборы - не с нулевой суммой. В каждом конкретном случае победой будет считаться выигранный округ, преодоление избирательного барьера, количество депутатов, достаточное для формирования большинства в местном совете.

На этих выборах не будет абсолютных победителей и абсолютных проигравших. А раз медалей много и они к тому же еще и делимы, то отсутствуют какие-либо мотивации для широкого объединения тех, кто находится не у власти.

Лучший пример этого можно будет наблюдать уже вскоре - с началом выдвижения кандидатов в одномандатных избирательных округах. Многие граждане предполагают, что будут фальсификации, но эффект этих фальсификаций в каждом конкретном случае будет ограничен столь же конкретным селом, районом, городом, максимум - областью, но не страной.

В случае перегиба и возникновения риска мобилизации, власть всегда сможет дать задний ход, предвосхитив взрывоопасную ситуацию.

Отличие общественно-политической ситуации, однако, еще не означает невозможность мобилизации. Вопрос в другом: кто сегодня сможет выступить инициатором мобилизации, и какая идея соберет достаточное количество граждан для оказания влияния на решения власти?

Ответ на первый вопрос кажется очевидным - оппозиция. Но какая? Конструктивную оппозицию мы выносим за скобки, так как вся ее конструктивность сводится к фактическому принятию власти во всех ее проявлениях.

Остается та оппозиция, которую власть пытается всячески ограничить и ослабить. Эта оппозиция должна также обладать немалым ресурсом - кадровым, организационным, финансовым - чтобы провести мобилизацию.

На второй вопрос ответить сложнее. За полгода действующая власть приняла немало как кадровых, так и политических решений, вызвавших несогласие, негодование, а в некоторых случаях - и активный протест со стороны части граждан.

В связи с этим следует определить, какие из решений власти обладают наибольшим мобилизационным потенциалом. Для кого-то вопросом "жизни и смерти" является, например, пролонгация пребывания черноморского флота РФ в Крыму, для кого-то болевой точкой является язык, кто-то негодует по поводу Налогового кодекса, кто-то возбуждается от мысли о беспределе СБУ...

Одним словом, очень многие проблемы могут быть определены как важные и нуждающиеся в решении, но только некоторые из них могут истинно "зацепить за живое" и заставить людей выйти на улицы.

Определение и подборка этих проблем является очень важной составляющей мобилизации, так как именно от нее зависит конечный результат - присутствие на улицах или площадях такого количества граждан, с которым власть не сможет не считаться.

Важность этого элемента состоит еще и в том, что именно он определяет, какие люди будут представлены в протесте. Если доминирующим окажется вопрос социальный - подорожание товаров первой необходимости, рост тарифов и так далее - то это одни люди, если Налоговый кодекс - другие, если игры вокруг Конституции - третьи, etc. При этом стоит помнить о факторе географии.

Действия новой администрации в самом широком смысле этого слова являются очень мощным толчком для мобилизации. Власть замахнулась на ставший привычным для многих уклад жизни, предусматривающий свободу информации, свободу собраний, свободные выборы, политический плюрализм и конкуренцию. Это, во-первых.

А во-вторых, вертикаль принялась за уничтожение оппозиции как таковой, что непременно спровоцирует ответную реакцию. Как со стороны оппозиции, так и со стороны граждан, для которых оппозиция как явление за последние шесть лет стало неотъемлемой частью украинской политической реальности.

Если курс власти на усиление вертикали не изменится, можно ожидать, что способность к мобилизации станет одной из главных черт оппозиционности.

Помнится, один из профессоров в Канзасском университете, открывая курс лекций "Протест и революция", заметил, что главное задание эго курса состоит в том, чтобы предостеречь нас, студентов, от мобилизации. Он был убежден в том, возможно, даже вполне обоснованно, что мобилизация - это один из инструментов удовлетворения частных интересов мобилизующих.

Тогда это выглядело вполне разумно и резонно. Сейчас - нет. Возможно потому, что защита конституционных прав и свобод - это не частный, а самый что ни на есть общественный интерес.

Назар Бойко, мониторингово-аналитическая группа "Цифра", специально для УП



powered by lun.ua
Какой должна быть стартовая цена на аукционах на государственную землю
Мы проанализировали эффективность земельных аукционов и нашли их потенциальные слабые места. (укр.)
Вступите в Гарвард, Стэнфорд или иной крутой вуз бесплатно и не выходя из дома
В 2015 году молодые украинцы и украинки получили возможность бесплатно учиться в топових школах и вузах США благодаря программе Ukraine Global Scholars. (укр.)
Бизнес на карантине: сожмитесь и будьте готовым выстрелить
Сейчас цель бизнеса – не просто быть эффективным, а быть устойчивым, адаптивным, быть как пружина. Только так есть возможность выжить в кризис. (укр.)
Тревожный диагноз: карантин в соцсетях превращается в коммуникационный кризис
Количество украинских пользователей соцсетей, охваченных паническими настроениями, постоянно растет. Рассмотрим основные тенденции в коммуникации на тему коронавируса и карантина. Анализ социальных сетей. (укр.)
Слежка за коронавирусом: как мобильные операторы помогут ЕС бороться с эпидемией
Для борьбы с пандемией мобильные операторы будут передавать ЕС данные о пользователях без их согласия. Насколько законно такое решение?
Как Украине избежать "экономического" землетрясения
В условиях карантина и неработающих предприятий экономический кризис обретет угрожающие для Украины масштабы. Как нивелировать его последствия? (укр.)
Увольнение во время карантина: как отстоять свои права
Что делать работнику при увольнении и в каких случаях оно может считаться незаконным? (укр.)