Адвокатская диверсия проекта УПК

Понедельник, 20 февраля 2012, 11:10

Похоже, у ближайшего окружения президента большие проблемы с логикой и элементарными знаниями арифметики. Или там работают высококлассные диверсанты, играющие за оппозицию или реализующие какой-то мировой заговор против действующей власти.

По крайней мере такие выводы можно сделать ознакомившись з законопроектом 9700, который внесен президентом на рассмотрение в Верховную Раду. Речь идет о проекте новой редакции Уголовно-процессуального кодекса Украины.

Законопроект был принят в первом чтении и сейчас находится на стадии доработки.

В данной статье речь пойдет о далеко не самой принципиальной новелле проекта. О правиле, согласно которому защитником подозреваемого (на разных стадиях процесса он называется обвиняемый, подсудимый, осужденный) может быть исключительно адвокат – тот, кто окончил юридический ВУЗ, имеет соответствующий стаж работы, сдал квалификационный экзамен, получил свидетельство, внесен в реестр адвокатов.

Обоснования авторов законопроекта сводятся к двум постулатам. Так хотят международные правозащитные и донорские организации, поскольку в их странах так принято, это международная практика.

Только профессиональный адвокат с соответствующими знаниями и репутацией способен предоставить качественную защиту и спасти подозреваемого от тюрьмы.

Ну, во-первых, никогда наличие "корочки" – любой, не обязательно адвокатской – не делало человека порядочным, умным, находчивым и истинным специалистом.

Во-вторых, Конституционный Суд еще в 2000 году установил, что защитником может быть не только адвокат и родственники подсудимого, но и люди со стороны, обладающие достаточными знаниями и опытом.

Конституция в формате 2000 года и действующая сегодня в части толкования законодательства о праве на защиту не менялась. То есть, попытки "сузить" круг субъектов, которые могут оказывать услуги защиты, не соответствуют Основному закону.

В третьих, ситуация выглядит не менее забавно еще и потому, что законодатель предусматривает возможность осуществления защиты непосредственно подсудимым.

В этом есть противоречие. Авторы законопроекта считают, что лишь профессиональный адвокат сможет достойно противостоять прокурору, но, одновременно, они не против того, чтобы обвиняемый защищал себя сам. А если подсудимый – непрофессионал?

Опытный защитник, проведший тысячи часов на дебатах в судах, в камерах на допросах, в поисках доказательств и справок по всевозможным инстанциям знает, что процедура защиты – это на 80% не красивые "понты" на публику в зале заседания. Это не шоу.

Успех защиты "куется" вне судебных залов, он состоит в кропотливом изучении всех обстоятельств дела, поиске зацепок, собирании документов, и выяснении ситуации с тем, чтобы ее донести суду.

При этом обвинение может касаться неуплаты налогов, нарушений правил строительства, неправильного лечения пациента. В этих делах, безусловно, функции защитника идеально выполнят специалисты – аудиторы, архитекторы, врачи.

Короче говоря, есть десятки преступлений, где роль защитника может сыграть специалист узкого профиля. Да, можно возражать, что для этой роли предусмотрен эксперт (специальное процессуально лицо), но для того, чтобы эксперт дал правильные и объемные ответы на вопросы, эти вопросы ему нужно правильно задать!

И не следует забывать, что в некоторых случаях роль защиты сводится лишь к собиранию разного рода справок и даже упорядочению дел подсудимого.

Например, человек обвиняется в убийстве, вина доказана, Но можно существенно облегчить его участь, если собрать некоторые сведения – справки о заболеваниях и необходимости лечения, о наличии детей или престарелых родителей, за которыми нужен уход, о заслугах перед обществом и государством.

На основании совокупного анализа всего массива доказательств, и этих в том числе, суд принимает приговор, то есть, данные справки и документы являются элементом "защитных" доказательств.

С ними человеку дадут 10 лет, а без них – все 15, и кто сможет возразить против того, что подобные справки не являются доказательствами и их предоставление – защитой?

Для получения этих справок и их предоставления суду (при условии, что человек сидит в тюрьме) – совсем не обязательно участие адвоката и справится с процедурой "защиты" может и любой из родственников или знакомых подсудимого.

И наконец, самый пикантный момент нашего повествования.

Согласно проекту УПК, защитником может быть только адвокат. Но есть и другие стороны – те же потерпевшие, гражданские истцы. Они имеют представителей, и УПК делает отсылочную норму, что требования к представителям потерпевших и гражданских истцов те же, что и требования к защитникам.

То есть, это тоже должны быть "реестровые" адвокаты.

Также есть свидетели и согласно УПК свидетели имеют право на правовую помощь. И эту помощь, судя по всему, также будет предоставлять адвокат.

В текущий момент милицией, СБУ, прокуратурой, налоговой милицией, таможней, пограничной службой, военными следователями и военными прокуратурами расследуются и судами всех уровней рассматриваются десятки тысяч уголовных дел.

По каждому делу есть как минимум один обвиняемый, а бывают дела, в которых обвиняемых до нескольких десятков. Бывают дела, в которых один потерпевший, а бывают такие, где потерпевших несколько сотен, если не тысяч (дело "Элита-Центра").

Бывают дела, где нет свидетелей, а бывают и такие, где их десятки тысяч – например, дело о Голодоморе.

При этом Реестр адвокатов, который ведет Высшая квалификационная комиссия адвокатуры, имеет записи о наличии 32 тысяч выданных адвокатских свидетельств.

А если отбросить тех, кто утратил свидетельство, осужден, умер, отошел от дел, ушел на пенсию, поступил на государственную службу, то есть, все случаи прекращения статуса адвоката при сохранении записи, то реальное число профессиональных защитников сократиться существенно.

Допустим, "живых" и вменяемых адвокатов окажется 20 тысяч.

Теперь представим, что каждый из процессуально значимых лиц в уголовном процессе имеет права на адвоката и реализует его. Да ведь любое уголовное дело уровня "Элиты-Центра" уже возьмет на себя добрую четверть адвокатских "штыков" в масштабах Украины.

А если наши доблестные правоохранители изобличат опасную организованную преступную шайку хаккеров, напавших на правительственные сайты, то количество подсудимых, свидетелей и потерпевших вообще будет колоссальным – несколько миллионов человек! И каждому понадобится защитник-представитель-адвокат…

Заметим, что обвиняемый имеет право пользоваться одновременно услугами пяти адвокатов. А еще он может менять их "партиями", а представители потерпевших и гражданских истцов и свидетелей вообще не имеют ограничений по числу адвокатов.

Следует учитывать и то, что адвокат, взятый по одному делу для одного подзащитного, не имеет права представлять интересы другого подзащитного по этому же делу, если их интересы не совпадают, есть конфликт интересов.

Адвокатов на всех – подсудимых, потерпевших, свидетелей – не хватит уже в первую неделю действия кодекса, возникнет кризис правоприменения. Особенно, если стороны поймут, в чем загвоздка и начнут требовать гарантированных адвокатов.

Вопрос об адвокатах, еще раз заметим, далеко не самый принципиальный вопрос проекта нового УПК. Но даже такая мелочь и невозможность авторов законопроекта логически мыслить, арифметически просчитать, хватит ли адвокатского ресурса для обеспечения их новелл, – дают все основания для пессимистических прогнозов.

Это или клинический идиотизм, правда, возможность одновременного группового помешательства группы лиц медицина отвергает, либо умышленная диверсия – по созданию мертворожденного нормативного акта с целью провокации публичных беспорядков и массового нарушения прав участников уголовного процесса.

Алексей Святогор, для УП



powered by lun.ua

Помощь вместо шантажа: почему для Украины лучше победа Байдена

Год работы парламента: успехи и провалы в поддержке экономики

Люстрация после освобождения Донбасса: месть или восстановление справедливости?

Офисная недвижимость: прогнозы на осень

Книга "Дело Василия Стуса": комментарий адвоката

"Историческая правда": краткий курс

Подпишитесь на наши уведомления!