Memento mori

16 просмотров
Среда, 25 апреля 2012, 17:51
Игорь Кириенко
для УП

В ночь на пятницу, 13 апреля, 287 голосами 50 присутствующих депутатов приняли очень важный документ – Уголовно-Процессуальный кодекс, от которого будут зависеть судьбы и жизни миллионов украинцев. На подходе еще один закон, вроде бы и не столь важный, но и от него также будут зависеть жизни сотен тысяч наших сограждан – Закон о донорстве.

Хочется надеяться, что к его принятию депутаты отнесутся более ответственно.

Нет, речь идет не о сдаче крови. О донорстве органов. Посмертном.

Что такое презумпция согласия? Если человек письменно не отказался быть донором, значит, подразумевается его согласие по умолчанию.

Даже если все украинцы, от мала до велика, осознают, что это значит – как реализовать систему отказа? Носить с собой постоянно бумагу-отказ, нотариально заверенную, наподобие солдатского смертного медальона? Никто его писать, а тем более носить с собой – не будет.

Значит, в случае гибели, труп человека "разберут" и будут правы с точки зрения закона – ведь письменного отказа не было. А то, что он лежит дома в серванте, так это дело покойного – нужно было носить с собой.

Как говорится, Memento mori – помни о смерти.

Таким образом, практически любой украинец становится потенциальным донором.

Да, во многих странах мира действует подобный закон, где органы погибшего или умершего могут взять без согласия родственников. Но это другиестраны. Подобный закон, наложенный на украинский менталитет, приведет к злоупотреблениям, вплоть до убийств в стенах лечебных учреждений.

Сгущаем краски? Отнюдь.

Разве не было случаев в Украине, когда врач назначал совершенно ненужную операцию, потому что больной платежеспособен? Разве не было случаев, когда меркантильные врачи травили практически здорового человека дорогими медикаментами только ради того, чтобы он их у врача покупал? Разве у нас не завалены аптеки поддельными лекарствами? А ведь это практически медленное убийство здорового человека. И это ради сотни-второй гривен.

А если на кону будут десятки тысяч долларов за донорский орган?..

Кстати, это в нашей стране, а не в какой-то другой, родился анекдот о популярном докторе, у которого столь обширная клиентура, что он может себе позволить сказать, что человек здоров, если он здоров.

Вспомните последние громкие дела так называемых "черных трансплантологов". И если они не изымали органы массово, то только потому, что не было согласия родственников, и эти органы невозможно было легально имплантировать.

А теперь представьте, что такое согласие не нужно.

В стране десятки тысяч очередников только на пересадку почки. Стоимость такой операции – тысячи долларов. Да, в идеале так и должно быть: погибает где-то человек, его органы сразу изымаются по его прижизненному предварительному согласию без разрешения родственников, мгновенно по базе данных определяется подходящий реципиент и орган доставляется в нужную клинику для трансплантации, желательно – медавиацией.

Именно так происходит во всем цивилизованном мире.

Теперь давайте эту ситуацию спроецируем на Украину.

Начнем с того, что у нас только единичные клиники крупных областных центров способны быстро и качественно провести изъятие органов, их экспертизу на совместимость. Для этого труп должен быть в течение часа доставлен хирургу.

Разве это реально в условиях, если при ДТП только ГАИ и "Скорую" приходится ждать часами? Время будет безвозвратно утеряно, и ни один хирург не возьмется имплантировать такой орган – ведь велика опасность его отторжения и гибели пациента, со всеми вытекающими неприятностями.

Иное дело, когда донора подбирают заранее, еще при жизни, сделав все необходимые анализы. Где это лучше всего сделать? Правильно, в больнице.

Так как теперь согласие родных на изъятие органов не нужно, то требуется только одно: чтобы нужный донор не отказался письменно и "умер естественной смертью от запущенного заболевания" в нужный момент. А поскольку уже все заранее подготовлено, и он умирает в больнице – изъять и имплантировать орган можно очень оперативно.

Как объяснить смерть больного? Очень просто: "Извините, мы сделали все возможное, но…"

Если же родные засомневаются в естественности смерти больного, то им одна дорога – в суд. Насколько будет объективным решение суда, можно только догадываться. Ведь речь идет о сотнях тысяч долларов, а расследование будут проводить коллеги подозреваемых врачей.

Опыт двадцати лет независимости показывает, что у нас в стране от врачебных ошибок пациенты практически не умирают.

Что и требуется.

Более сложные варианты добычи органов – заказные убийства и ДТП. Но мы их не рассматриваем, потому как они хоть и возможны, но широкого распространения не получат – в таких случаях практически невозможно изъять орган в течение первых часов после смерти. Да и спланировать подобное очень сложно, а риск оказаться за решеткой велик.

И вот теперь ответьте на вопрос: Вы уверены, что ВСЕ врачи будут терпеливо ждать, пока кто-то где-то погибнет при несчастном случае или действительно умрет от болезни – из числа тех, чьи органы подойдут их пациенту?

На это могут уйти месяцы, годы… А деньги нужны сейчас.

Да и нуждающийся в пересадке пациент не хочет рисковать и готов переплатить огромные суммы, лишь бы пересадку сделали как можно быстрее.

Соблазн очень велик. И от этого становится страшно.

Согласно соцопросам, больше всего украинцы сегодня доверяют церкви, на втором месте – медработники. И не потому, что медицина у нас идеальная, а потому что все остальные институты государства еще больше себя дискредитировали в глазах населения. В то же время процент доверия украинцев к медицине в разы ниже, чем в европейских странах.

И вот в таких условиях принимается Закон о донорстве, позволяющий изымать органы практически без согласия донора и его родственников. После этого любая смерть в медучреждении, с последующим изъятием органов умершего, будет восприниматься с подозрением на умышленное убийство, даже если у больного действительно не было шансов выжить.

Уже сегодня таких исков десятки по всей стране – а что будет с принятием Закона? Суды завалят исками. Недоверие к врачам еще больше увеличится. Потому как одно дело, когда тебя хотят развести на деньги по мелочам, и совсем иное, когда на кону – твоя жизнь.

Насколько вероятно подобное развитие событий? Решайте сами…

Но вот реальный случай, ставший достоянием гласности пару лет назад: в Киеве больному с сердечным приступом вызвали "Скорую". "Скорая" еще не успела приехать, как родственникам больного позвонили с похоронного агентства и предложили свои услуги.

Вопрос: откуда в ритуальной службе узнали о больном и его номер телефона?

Все наши беды заключаются в одном – человеческая жизнь в Украине ценится значительно дешевле, чем материальное благополучие.

Так было сотни лет назад, так есть и так еще будет долго. И принимая тот или иной закон, нужно учитывать это прискорбное обстоятельство.

Несомненно, со всем этим не согласятся те граждане, кто сам или чьи родные нуждаются в пересадке и годами не могут дождаться донорских органов, теряя надежду на спасение. Но вряд ли они захотят, чтобы их близким или им пересадили орган, полученный таким бесчеловечным способом.

Впрочем... Не дай Бог никому оказаться перед таким выбором.

Читатель скажет: "Критиковать-то проще простого, куда сложнее дать реальный совет, как выйти из действительно критической ситуации с пересадкой органов, сложившейся в Украине". И будет прав.

В Украине ежегодно из-за не сделанной пересадки органов умирают десятки тысяч человек. Безусловно, их нужно спасать. Но не ценой жизней других граждан!

Ситуация действительно тупиковая. В Украине нет такого сострадания к посторонним людям, как в Европе – это тоже наш менталитет, поэтому рассчитывать на то, что украинцы при жизни или родные погибших будут массово давать согласие на изъятие органов у их умерших родственников, рассчитывать не стоит.

Такое решение нужно принимать в первые часы после смерти больного – представьте состояние родных, когда они в шоке от горя, а тут кто-то что-то им говорит об изъятии органов из еще теплого тела их родного человека?

Нужно проводить постоянную разъяснительную работу над изменением сознания и менталитета общества. Как это ни странно звучит, но граждане должны быть морально готовы в любой момент дать такое согласие. Жизнь есть жизнь, и от смерти в любой момент никто из нас не застрахован.

И если родной человек погиб, то пусть его жизнь спасет жизнь другого человека или даже нескольких – а значит, он умер не напрасно.

Это трудно осознать, с этим трудно смириться, но именно это выступает мотивацией согласия родных на изъятие органов в других странах. Более того, между семьями донора и реципиента устанавливаются очень теплые, почти родственные отношения.

Как скоро украинское общество созреет до этого? Не скоро. Как минимум, для этого нужна уверенность во взаимности: я завещаю свои органы другим, но если мне или моим родным понадобится пересадка, то пересадят нужные органы без проблем и задержек.

Такой уверенности нет. И знаете почему? Потому что пересадка органа стоит очень дорого. В европейских странах уровень жизни граждан не только высокий, но и, самое главное, – практический равный у 80% населения.

У нас же 80% украинцев с зарплатой в полторы-две тысячи гривен прекрасно понимают, что независимо от того, будут они завещать свой орган кому-то другому, или не будут – в случае необходимости им или их родным все равно орган не пересадят. Потому что у них нет таких денег. Теряется мотивация.

Поэтому, для решения данной проблемы в условиях Украины есть два пути:

1. Фантастический – сделать трансплантацию органов общедоступной, снизив ее стоимость до реальных сумм и подняв уровень жизни основной массы украинцев,

2. Реалистический – человек, завещающий свой орган, должен быть уверен, что стоимость органа, а это тысячи или десятки тысяч долларов, будет выплачена его родным после его гибели.

Да, здесь возникнут другие риски – например, желание поправить свое материальное положение за счет жизни своих близких. Но это уже, как говорится, проблема донора: если он сомневается в нравственности своих родных, пусть завещает деньги кому-то другому, в чьей порядочности он уверен.

Все это написано не с целью опорочить поголовно врачей, большинство из которых, к счастью, глубоко порядочные люди, добросовестно исполняющие свой профессиональный долг, и не способны на преступление. Но, увы, не все. И эти единицы подрывают доверие украинцев к медицине. А без такого доверия проблему с донорством органов не решить.

И для того, чтобы украинцы поверили в медицину, им нужна еще вера в непредвзятость правоохранительных органов, в объективность судебной системы, неподкупность государственных органов власти.

Им нужна вера в Закон, в то, что перед Законом все равны, и самое главное – в то, что в стране не декларативно, а реально, высшей ценностью является человеческая жизнь. А не туго набитый купюрами кошелек.

Игорь Кириенко, специально для УП



powered by lun.ua
Испытание Трампом: 10 советов Зеленскому ко встрече с президентом США
Как эффективно использовать первую личную встречу с главой Белого дома с точки зрения обеспечения национальных интересов Украины? Успех встречи станет успехом всей Украины. (укр.).
Кремль заклинило: Россия потеряла ориентир и теряет механизм управления собой
Вся эта многоэтажная конструкция правления, изъеденная ржавчиной, грохочет и ковыляет. Но непонятно куда, разваливаясь на куски, которые принимаются жить своей жизнью.
Почему такой шум из-за закупки лекарств через международные организации
Мы должны двигаться к тому, чтобы запустить собственного украинского профессионального закупщика, который будет эффективно и прозрачно закупать лекарства для страны. (укр.)
Как никогда не издать книгу
Саркастические ситуации, которые помогут вам лучше понять, как следует и не следует коммуницировать с партнерами (даже если вы издаете книгу самостоятельно). (укр.)
Штайнмайер – не доктор. Как Зеленский продолжает дипломатию имени Порошенко
Война Украины и России за Донбасс это не про обладание куском терриконов. Это история о контроле, интриги и в перспективе – кто кому всучит на финансирование эти изуродованные земли и искалеченные души. (укр.)
Десять шагов к ровным дорогам
В 2020 году правительство планирует увеличить почти на 40% финансирования на ремонт и строительство дорог. Но за счет этого мы не решим проблему плохих дорог в Украине. Нужна реформа отрасли. (укр.)
Отмена паевого участия: инфраструктурный коллапс маленьких городов
В пригороде Киева и других крупных городов Украины может остановиться строительство всех школ и садиков, которое сейчас идет. (укр.)