Аннексия символов

28 просмотров
Суббота, 29 марта 2014, 10:32
Антон Олейник
Professor, Memorial University of Newfoundland

Блиц по аннексии Крыма имеет множество измерений – от военного до символического. Символическое содержание несет даже избранная стратегия аннексии. Она нацелена на осуществление аннексии символов украинских протестов параллельно с аннексией территории.

Среди элементов стратегии стоит отметить роль "сил самообороны" – созданных при поддержке правительства автономии и России вооруженных формирований, а также действия по блокировке расположенных на полуострове украинских военных частей.

Помимо чисто военного значения, оба этих элемента еще и весьма символичны. Они являются своеобразным сиквелом стратегий, использованных в ходе революции в Украине в ноябре 2013 – феврале 2014 годов. Сиквелом, наполненным совершенно иным содержанием.

Попытки прежних украинских властей разогнать Майдан побудили участников протестов к созданию отрядов самообороны. Эти отряды находились на баррикадах, охраняли территорию палаточного городка, а позднее патрулировали центра Киева.

Самооборона Майдана, как и многое другое в ходе украинских протестов, возникла спонтанно, в результате инициативы снизу. Велосипедные шлемы и самодельные щиты составляли основу ее оснащения.

История "сил самообороны" Крыма иная. Они имеют на вооружении современное российское стрелковое оружие и используют технику российской армии.

Полагаясь на инициативу снизу, получить эту технику и оружие вряд ли возможно, если только в российской армии не процветает масштабная теневая торговля.

Название в двух случаях использовано одинаковое, а вот содержание "самообороны", – мягко говоря, иное.

Когда военизированное формирование создается по указке и при поддержке сверху и из-за рубежа, то термин "самооборона" выглядит малоуместным, согласитесь.

Если уж искать аналоги, то больше подошел бы термин "титушки", то есть действующие по заказу властвующей элиты группы спортсменов и близких к криминальным кругам лиц.

Захват административных зданий и блокировка милицейских подразделений были важным этапом массовых протестов в Украине.

Противостояние в Киеве перекинулось на регионы, где протестующие захватывали здания областных администраций и блокировали базы милиции и внутренних войск, препятствуя их выдвижению в Киев.

Тем самым предотвращалось дальнейшая эскалация насилия со стороны правоохранительных органов.

В Крыму тоже все началось с захвата административных зданий, а также блокировки размещенных в Крыму украинских военных частей.

Однако, как и в случае с "силами самообороны", содержание похожего по форме явления оказалось иным. Оружие против сторонников отделения Крыма украинские военные не применяли ни в начале, ни на последующих этапах блица.

Блокировка в этих условиях направлена не на защиту населения, а на обеспечение свободы для маневра упомянутых выше "сил самообороны" Крыма, а, в конечном счете – получивших власть лиц.

К этому списку сиквелов можно добавить еще одну параллель, на этот раз между киевским Майданом и пророссийскими митингами в ряде городов на Востоке материковой части Украины.

Митинги называют "вече" – во время протестов в Киеве этим словом называли миллионные воскресные шествия.

Тем, кто не улавливает параллелей самостоятельно, на помощь приходят российские журналисты. Маргарита Симоньян, главный редактор агентства "Россия сегодня", в день особо массового пророссийского митинга в Донецке разместила такой твит: "Минвайл, в Донецке начался Киев".

До полного сходства между оригинальными "вече" и "сечью" – палаточным городком в центре Киева – не хватает совсем малого. На Майдане участники не получали вознаграждения и их не завозили массовым порядком на автобусах из-за рубежа.

Да и дисциплина в "сечи" была строже. В отличие, скажем, от палаточного городка в центре Луганска, в "сечи" строго соблюдался сухой закон.

Если параллели между украинскими протестами и тем, что началось после смены власти в Украине, усердно подчеркиваются всеми мыслимыми способами, значит, они представляются важными для российской властвующей элиты.

Можно попытаться расшифровать "послание", которое российская властвующая элита пытается передать с помощью аннексии символов. Оно таково: произошедшая в Украине революция – фарс. Майдан, вече, сечь, и многое другое – это не более чем технологии достижения политических целей.

Мы сделаем свой майдан и сечь везде, где это понадобится. Даже и не пытайтесь повторить украинский опыт и покуситься на безмолвие нашего народа. Тех, кто осмелится, ждет свой "Крым" и свой "Донецк".

Если этот семиотический анализ стратегии по аннексии символов верен, то он подсказывает направление возможных контрмер.

Противостоять"символическому насилию" нужно тоже символическими средствами – с фактами опровергая ложные параллели и документируя совершенно разное содержание имеющих сходные названия явления.

Так, фиксация случаев оплаты участия в пророссийских митингах – отличное средство против навязывания параллелей между ними и "оригинальными" вече.

Распространение информации о таких случаях и вообще информации о внутренней динамике пророссийских митингов и будет лучшей контрмерой против попыток захвата символов.

В ходе Майдана было организована целая серия социологических опросов. А что мы знаем о составе и интересах приходящих на митинги в Донецке, Луганске, Херсоне?

Подобное незнание оставляет незащищенными перед атаками на символическом фронте.

Антон Олейник, для УП



powered by lun.ua
Капитолий. Начало реванша Трампа
Дональд Трамп не сдастся сейчас, поскольку намерен баллотироваться на следующих президентских выборах. (укр.)
Заработать на смертях: как нас лишили мировой вакцины в 5 раз дешевле
Три доллара заплатила Всемирная организация здравоохранения за вакцину, закупку которой в ручном режиме сорвал министр здравоохранения Максим Степанов. (укр.)
Настоящая цена меха норок: история одного расследователя
В конце сентября 2020 польский Сейм (нижняя палата парламента) провел историческое совещание по вопросам правовой защиты животных в Польше. (укр.)
Изменил ли Национальный банк свою политику на валютном рынке
По какому принципу НБУ будет выходить на рынок с валютными интервенциями и как будет влиять на курс. Что изменилось в новой стратегии? (укр.)
Торговый фокус с лесом: друзьям — все, а обществу — ничего?
Почему торговля необработанной древесиной происходит на закрытых "аукционах" и без конкуренции. (укр.)
Дело генерала Назарова - сигнал, который нельзя игнорировать
Дело Назарова как потенциальный прецедент для военного судопроизводства Украины и свидетельство неурегулированности ключевых вопросов военной юстиции. (укр.)
Демократия и некомпетентность
Почему Аристотель не доверял демократии как форме правления, в чем заключаются недостатки последней и что это значит для современной Украины. (укр.)