Когда война?

61 просмотр
Понедельник, 28 апреля 2014, 17:02
Роман КравецRoman Kravets
журналист, для УП

– Так, когда же ты еще приедешь?

– Где-то через месяц... Ну, конечно, если не начнется война.

Именно такой ответ я получил от случайно встречного на улице старого друга, который несколько лет живет в другом – городе.

Как ни странно, в этих словах не было шутки. Мы оба делали вид, что улыбаемся, но получились слишком искусственные улыбки. Если б кто на нас посмотрел, точно бы подумал, что у нас двоих не все в порядке с мышцами лица…


Действительно, мы не знаем, что будет через месяц. Не то что война – ни он, ни я даже не догадываемся, будет ли Юго-восточная Украина частью нашей родины после 25 мая. Именно до этого дня протестующие на Востоке грозят провести непонятный референдум вместе с выборами президента.

В таких вопросах сегодня теряется большинство думающих людей.

"Если интересы российских граждан будут напрямую нарушены, я не вижу другого выхода, кроме как ответить в соответствии с нормами международного законодательства", – красиво заявляет министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на государственных телеканалах России.

Еще полгода назад любое нападения на Украину со стороны другого государства казалось фантазией безумца. Ну, какая война? Тут и так есть с кем воевать: Янукович, например.

Словом, проблем и так море, никаких внешних файтов! А еще: разве в нашей стране есть армия?..

"Ти бачила нашого міністра оборони? Ось у нас вся оборона така. В нас оборона гірша, ніж оборона Челсі", – как поёт поэт Сергей Жадан вместе с группой "Собаки в Космосі".

Не прошло и несколько месяцев, как все кардинально поменялось.

ВФЯ убежал в другую страну. Война, как никогда раньше, близко дышит нам прямо в лицо. Оказалось, что у нас есть армия, которая верно служит своему народу. Небольшая, но есть. А еще есть Граждане, с большой буквы, которые не боятся погибать за свою родину.

У войны свои правила: сильный демонстрирует силу на слабом, и делает это тем охотнее, когда сильный – душевно больной.

Как бы ни лукавили московские чиновники, "зеленых человечков " уже почти официально называют русскими войсками на территории "бандитской Украины". Они массово заполняют восточный регион. Спецслужбы заполнили уже, наверное, даже Западную Украину. Русские войска на границах ждут приказов сверху.

Что дальше?

По-моему, на этот вопрос не может ответить даже автор всего сценария. Он пишет его на ходу и уже на глаз смотрит: что получается, кто как реагирует, обязательно смеется с санкций Запада.

Понятно: он пойдет настолько далеко, насколько ему позволят. Не американцы иль европейцы – а насколько позволят украинцы.

Из сообщений СМИ выделяются несколько вариантов развития событий на Юго-востоке.

Первый: Путин делает все возможное, чтобы создать некую автономную республику, которая отделится от Украины и станет буферной зоной. То есть – Приднесторье-2.

Такой вариант, с одной стороны, невозможен, потому что около 70% жителей региона против отсоединения от материка под названием Украина. С другой стороны – возможно все, но как именно – догадаться невозможно.

Второй: дестабилизация ситуации для срыва выборов президента. Владимир Владимирович желает, чтобы с ними считались, причем, считались очень усердно и красиво. Потенциальные даты для начала каких-либо странных операций: 9 мая – День победы. Это просто какая-то сакральная дата для русских, которые мечтают победить все и всех.

Дальше – 25 мая, в смысле день выборов.

Третий: игрища вокруг второго тур выборов, который, скорей всего, ждет избирателей. Конечно же, украинского истеблишмента больше всего волнуют выборы: они уже вовсю ведут переговоры, распределяют денежные потоки, делят должности, ведут внутреннюю борьбу, обязательно приходят на Шустер livе.

Важный аргумент: если же выборы сорвутся – никаких кредитов от МВФ нашей стране не видать. А тогда все пропало, казна пуста.

Четвертый: Путин хочет присоединить Юго-восток к РФ. Нужно напомнить выступления президента России на заседании ООН в Бухаресте в 2008 году: "Украина в том виде, в котором она сегодня существует, она была создана в советское время"… Значит, от России огромные территории получила на востоке и на юге страны.

То есть, господин Путин намекает, что никакая это не Украина, господа, это все наше, исконно русское. А мать городов русских – Киев. Что тут таить, и до Киева дойдем!

Условным приводом для ввода российских войск на территорию Украины остается заезженная тема притеснения этнических русских.

На этом не могу не остановиться.

Недавно по радио слушал какую-то программу, где социолог рассказывала о настроениях по Украине. Ничего нового она не открыла, но интерес поднял звонок в студию. Позвонил какой-то дядька с Николаева. По голосу было понятно, что на проводе пенсионер. Его слова, наверное, запомню на всю жизнь: "Для чего нам навязывают этот украинский язык? Я покупаю лекарства, а их состав написан на украинском! Как я должен его прочитать?"

Да, конечно, "навязывают" вам язык...

Уж извините, может я молодой и зеленый, но стыдно жить 23 года в стране и не уметь прочитать пару строк на языке этого государства!

Согласно данным газеты "Зеркало Недели", около 11,7% жителей юго-востока выступают за введение русских войск на территорию Украины. Около 15,4% – хотят присоединения к России.

Хотел бы этим процентам напомнить, что Госдума России приняла закон об упрощенном предоставлении гражданства РФ для русскоязычных. Иными словами, не хотите знать украинский язык, вам не нравится государство, страшно любите Путина, умираете по СРСР? Есть выход: чемодан, вокзал, Москва.

К слову: большой привет мэру города Славянск госпоже Неле Штепе!

Остальным гражданам остается понять, что никто, кроме нас самих, нас не защитит. Никто, кроме нас самих, не построит Украину.

К сожалению, никакие меморандумы, международные договора на практике не действуют.

Кто будет защищать Донецк, кроме дончан, кто будет защищать Львов, кроме львовян?

Большинство жителей Юго-востока, с которыми мне удалось поговорить, осуждают происходящее в их регионах. Им не нравятся беспорядки, они хотят спокойствия на улицах. Но кроме осуждения, они не делают для стабилизации ситуации абсолютно ничего.

Как бы мы ни хотели, война нависла над Украиной. Мы продолжаем жить в ожидании войны, в ожидании неравного боя, обмануты целым миром.

Мы должны победить. Мы должны бороться.

Роман Кравец, специально для УП



powered by lun.ua
Зеленский и Порошенко – социально-психологические портреты кандидатов
Для лучшего понимания потенциала личности кандидатов можно использовать типологический подход. Он позволяет ознакомиться с основными чертами характера, мотивами поведения и поступков, понять возможности и способности, симпатии и антипатии, жизненные цели кандидатов. (укр.)
Лидеры и реформы: хватит ли в украинцев энтузиазма
Для реализации успешных преобразований требуется немало качеств, но главное из них — энтузиазм. Хватит ли его у украинских лидеров и украинского народа? (укр.)
Сохраните курс на Европу и не разворачивайте реформы: открытое обращение к кандидатам в президенты
Как у двух самых многочисленных проевропейских сетей общественных организаций, в целом объединяющих более 300 организаций-участниц, у нас есть требования к следующему президенту... (укр.)
ЕС усилит контроль в интернете: как это отразится на украинцах
Европейский парламент все-таки принял более чем спорную Директиву об авторском праве на Едином цифровом рынке ЕС. Скандальная директива упростит механизм блокировки контента и в Украине.
Пирамида Грэма в дебатах: что важнее – обидеть или докопаться до истины?
Украинская политика – это война всех против всех, где все методы хороши. Слабак тот, кто следует правилам, кто ценит этику. Силен тот, у кого голос погромче, кто более нагл и хамовит. О грязных и, к сожалению, наиболее популярных методах ведения дискуссии или споров.
Связь Киев-Донецк. Как Facebook и Youtube могут помочь
Эффективность таргетированной рекламы давно осознали все ведущие политики. Это не панацея, но один из способов донесения информации, хоть и очень эффективный.
Оживить мертвого: как отмена моратория повлияет на кредитование фермеров
Чтобы оживить кредитование фермерства, Украине необходим рынок земли. (укр.)