Публичный сервис как оружие против врага

75 просмотров
Пятница, 06 февраля 2015, 13:55
Денис Денисенко
Центр политического консалтинга, для УП

26 января глава Администрации президента Украины Борис Ложкин опубликовал в американской газете Washington Post свою статью под названием "Помощь Украине как инвестиции в сильную Европу". На следующий день Джордж Сорос и Бернар-Анри Леви, французский философ, которого мы помним по выступлениям на Майдане во время Революции Достоинства, – сделали то же самое в газете New York Times, и свою статью они назвали "Спасти Новую Украину".

Если судить по заголовкам этих двух публикаций, то украинский чиновник, американский бизнесмен и французский философ на украинский вопрос смотрят с совершенно разных точек зрения: один хочет спасти всю Европу, два других – одну страну.

На самом же деле, их взгляды на ближайшее будущее Украины, Европы и мира совпадают полностью сразу по нескольким пунктам.

Во-первых, авторы обеих публикаций во влиятельных американских изданиях говорят о финансовой помощи Украине.

Эта помощь и так поступает в страну в том или ином виде. Однако Украина – это не бездонная бочка, а потому финансовая помощь идет на вполне определенные проекты. Тем не менее, этого явно недостаточно, так как задачи, которые стоят перед Украиной, Европой, да и миром в целом очень серьезные и не разрешимые за пару месяцев. К сожалению, это надолго. Что такое "это"? Это – война с Россией, внутренние реформы, переформатирование внешней политики ЕС, переосмысление роли НАТО.

Сорос и Леви на ближайшее время видят вполне определенную сумму помощи Украине – 15 миллиардов долларов. Это много или мало? Такая цифра вполне сопоставима со всем годовым госбюджетом Украины. При этом Ложкин в своей статье приводит весьма интересный факт: "Украина, переживающая самый значительный кризис безопасности на европейском континенте со времен Второй мировой войны, получила американской военной помощи на протяжении последнего десятилетия меньше, чем Казахстан, Грузия, Польша и даже Россия".

При этом все три автора настаивают на том, что оставленная в одиночестве Украина – это не проблема самой Украины.

Во-вторых, авторы прямо указывают, на какие цели следует тратить деньги.

И, как это ни парадоксально, речь идет не только о вооружении украинской армии. Точнее, не только и не столько о ней. В первую очередь, деньги нужны для тотального реформирования всех систем Украины.

"Полиция Киева должна быть перестроена, но, если вам нужно водительское удостоверение, вы и сейчас должны платить ту же взятку, как раньше", – отмечают Сорос и Леви.

"…Наша миссия гораздо больше, чем просто писать хорошие законы. Мы меняем саму философию публичного сервиса в Украине", – пишет Ложкин.

Казалось бы, какое отношение имеет выдача водительских прав – публичный сервис – к безопасности в Европе? Тем не менее, президент Петр Порошенко устами Ложкина посылает еще один сигнал миру, что Украина будет не только обороняться от врага извне, а и меняться внутри. И одно без другого невозможно.

При этом, разумеется, граждане Украины отмечают, что, по большому счету, они не видят ни реформ, ни их результатов. И, на мой взгляд, когда западные политики и лидеры мнений говорят о том, что помощь Украине будет прямо пропорциональной ее успехам на фронте реформ, в этом есть доля правды. Но только лишь доля.

На самом деле финансовая помощь будет предоставляться в любом случае, потому что как бы мы ни кричали, что война реформам не помеха, это, если честно, не совсем правда. Что может быть сложнее реформы армии во время войны? Что может быть труднее борьбы с коррупцией, когда с ней "борются" сами коррупционеры? Кажется, еще ни одна страна за последние десятилетия не сталкивалась с решением сразу двух задач: война и реформы. Украина в этом смысле первопроходец, на ее опыте и ошибках будут учиться все остальные.

Но Украине, несмотря на все трудности, нужен реформаторский прорыв. Хотя бы один. Нужен хотя бы один символ реформ.

И еще мы нуждаемся в символе победы в войне. Но, увы, сейчас об этом говорить не приходится.

Россия и террористы оказывают мощное давление, гибнут тысячи людей. И это надолго. К сожалению, Порошенко был прав, говоря, что у этой войны нет силового решения. Но мировому сообществу также следует признать, что и дипломатические методы, которыми в былые времена могли гордиться ЕС и США, постепенно себя исчерпывают, так не приносят ощутимых плодов.

Минские соглашения, при участии представителей ЕС, хороши как отправная точка для диалога – но российская сторона демонстративно их нарушает. А что придет на смену такой дипломатии, мы пока не знаем.

Между тем, основная мысль Ложкина, которую он изложил в Washington Post, состоит в том, что в Украину нужно инвестировать – но не как в предприятие, которое моментально начнет давать прибыль, а как в страну, в которой любое предприятие со временем начнет приносить дивиденды.

Сорос и Леви назвали Украину новой, словно речь идет о совершенно другой стране, которая родилась всего лишь год назад, а потому она нуждается в поддержке. Даже обыватели в странах ЕС уже осознали, что Украина – это их защита на восточных границах. Поэтому они хотят эту границу защитить.

Пока это делается только нашими руками. И мы должны по-настоящему захотеть стать этой границей – мощной и долговечной.

А один из способов обрести эту силу – не только получать внешнюю материальную помощь, а прежде всего выдавать водительские права без взяток.

Денис Денисенко, Центр политического консалтинга, для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капитолий. Начало реванша Трампа
Дональд Трамп не сдастся сейчас, поскольку намерен баллотироваться на следующих президентских выборах. (укр.)
Заработать на смертях: как нас лишили мировой вакцины в 5 раз дешевле
Три доллара заплатила Всемирная организация здравоохранения за вакцину, закупку которой в ручном режиме сорвал министр здравоохранения Максим Степанов. (укр.)
Настоящая цена меха норок: история одного расследователя
В конце сентября 2020 польский Сейм (нижняя палата парламента) провел историческое совещание по вопросам правовой защиты животных в Польше. (укр.)
Изменил ли Национальный банк свою политику на валютном рынке
По какому принципу НБУ будет выходить на рынок с валютными интервенциями и как будет влиять на курс. Что изменилось в новой стратегии? (укр.)
Торговый фокус с лесом: друзьям — все, а обществу — ничего?
Почему торговля необработанной древесиной происходит на закрытых "аукционах" и без конкуренции. (укр.)
Дело генерала Назарова - сигнал, который нельзя игнорировать
Дело Назарова как потенциальный прецедент для военного судопроизводства Украины и свидетельство неурегулированности ключевых вопросов военной юстиции. (укр.)
Демократия и некомпетентность
Почему Аристотель не доверял демократии как форме правления, в чем заключаются недостатки последней и что это значит для современной Украины. (укр.)