Через Крым и кровь не переступишь

158 просмотров
Пятница, 05 июня 2015, 11:05
Андрей Миселюк
политолог, директор Института социально-политического проектирования "Диалог"

Путь назад к мифическому "братству" с российским народом для украинцев уже отрезан навсегда – захватом Крыма и развязанной Россией войной на Донбассе.

Дискурсы развития украинского и российского общества, радикально разошедшиеся после аннексии Крыма и агрессии России на Донбассе, в обозримом будущем будут и дальше двигаться по непересекающимся траекториям.

Фактически в двух обществах после начала Евромайдана окончательно оформились две совершенно разные мировоззренческо-ценностные системы. Эти различия четко фиксируют квалифицированные социологические исследования.

Благодаря тому, что с 2008 года такие исследования в Украине и России совместно проводят Киевский международный институт социологии (КМИС) и "Левада-центр", есть возможность отслеживать эти изменения в динамике.

Последние данные этих кампаний были представлены в конце мая на проходившем в Киеве круглом столе "Полтора года после начала Евромайдана: динамика отношения украинцев и россиян друг к другу".

Данные оказались более, чем красноречивыми и убедительными: отношение украинцев к россиянам за полтора года после начала Евромайдана ухудшилось более чем в два раза.

За полтора года – с сентября 2013 года, то есть перед Евромайданом – положительное отношение украинцев к России упало с 88 до 34%.

Причем такая динамика зафиксирована во всех регионах Украины. Больше всего разочаровавшихся – на Западе – падение с 75% до 15%.

Даже на всегда лояльном к России Востоке отношение к россиянам ухудшилось, число симпатизирующих РФ упало – с 96 до 55 процентов. Однако даже сейчас, как и за всё время наблюдений, украинцы лучше относятся к России, чем россияне к Украине. И до захвата Крыма никакие действия России на это отношение почти не влияли.

Двоемыслие.RU

Руководитель отдела социокультурных исследований социологической компании "Левада-центр" Алексей Левинсон обращает внимание на изменения в том, как россияне стали воспринимать в последнее время украинцев: "На протяжении десятилетий образ украинцев у русских был очень позитивным и душевным. В последнее время произошло резкое изменение отношений.

Украинцам стали приписывать те качества, которые ранее приписывались евреям – лицемерные, скрытные, хитрые. Это то самое худшее, что россияне могут сказать о какой-то другой нации".

Эти изменения обусловлены очень глубокими и серьезными трансформациями в российском общественном сознании. Главная структура, которая им управляет – антиамериканизм. Это явление в сегодняшней России имеет беспрецедентно высокий уровень влияния.

Также чрезвычайно высоки рейтинг президента РФ Владимира Путина и поддержка аннексии Крыма. Эти три фактора образуют платформу, на которой разворачиваются все другие процессы.

При этом заданная этими факторами инерция развития российского общества очень сильна. И оснований надеяться на то, что в ближнесрочной перспективе россияне разочаруются в политике Путина, нет.

В российском общественном сознании вызрел уникальный феномен нового, не-оруэлловского "двоемыслия". "Российское массовое сознание приняло на вооружение способы взаимодействия с миром, которые ранее считались прерогативой дипломатов и политиков – думать одно, а говорить другое.

У Оруэлла "двоемыслие" – способ ухода от давления властей на сознание общества. А в современной России вышеописанный уникальный феномен реализуется как единство массового сознания и сознания власти – в том виде, в каком его представляют массы", – рассказывает Алексей Левинсон.

Так же интересны, но не бесспорны, выводы российского социолога о влиянии российских СМИ на общественные настроения. Он считает, что сегодня российское ТВ показывает лишь то, что российское общество хочет видеть: "ТВ оформляет, пластически выражает те представления, которые родились внутри самого общества.

Даже то, что говорит и делает Кремль, лишь отчасти выражает позицию самого Кремля. Это является отражением того, что существует в толще массового сознания. И это делает проблему необычайно сложной".

С точки зрения украинских специалистов, не вполне оправдано преуменьшение возможностей влияния российских СМИ на глубинные процессы, происходящие внутри российского общества.

"Российское общественное мнение более управляемо, чем говорит Алексей Левинсон. В СМИ там очень мало разнообразия. В Украине разнообразия больше – олигархи борются между собой, активно используя подконтрольные себе СМИ", – отмечает генеральный  директор КМИС Владимир Паниотто.

По шаблонам войны с Грузией

Такой же точки зрения придерживается грузинский дипломат, советник-посланник посольства Грузии в Украине Георгий Закарашвили. Накануне и во время российско-грузинского конфликта 2008 года он работал в Москве. И мог оценить масштаб и значение российской пропаганды, осуществляемой через СМИ.

Его наблюдения тем более интересны, что многие приемы создания враждебного отношения к "неправильному народу" российская пропаганда сохранила в своем арсенале.

Такой себе "неприкосновенный запас".

И сейчас во время конфликта с Украиной даже терминологию использует абсолютно ту же те самую: тогда – "грузинские фашисты", сейчас – "украинские фашисты", "дети, гибнущие под гусеницами грузинских (украинских) танков" и так далее.

Закарашвили говорит: "Не согласен с мнением Алексея Левинсона о том, что по российскому ТВ показывают то, что хочет увидеть общество. Там общественное мнение всегда следовало за политическими взаимоотношениями, в частности России и Грузии.

Когда в этих отношениях всё было хорошо, то в общественном мнении россиян господствовало убеждение "Грузины и россияне – братские народы".

Как только ухудшались отношения, появлялась напряженность – сразу после месяца-двух работы с общественным мнением появлялось клише "грузинские фашисты".

Взаимодействие российского и грузинского обществ проходили несколько таких волн. Причем отношение официальной Москвы к грузинам и в Грузии, и в самой России стало рычагом политического давления на руководство Грузии.

Например, в 2006 году началась настоящая антигрузинская истерия, когда около 10 тысяч грузин были депортированы из России. Людей вывозили грузовыми самолетами МинЧС, которые были совершенно для этого не приспособлены.

Были даже обращения от милиции в школы с просьбой предоставить списки детей грузинской национальности.

В 2008 году накануне военного конфликта и во время самого конфликта Москвой велась ожесточенная пропаганда против руководства Грузии. Говорилось о том, как грузинские фашисты давят танками осетинских детей, назывались неадекватные цифры жертв среди мирного населения Южной Осетии.

Cтоит отметить, что и официальный Тбилиси также разделял отношение к российскому руководству и к россиянам: "Ни одно грузинское правительство не говорило, что россияне – плохие. Говорилось, что плохое – российское руководство", – говорит Георгий Закарашвили.

Курс – на размежевание

Возвращаясь к отношениям украинского и российского обществ, нельзя не согласиться с точкой зрения вице-президента российского Центра политических технологий Георгия Чижова о том, что сейчас украинцы ускоренно избавляются от атавизмов советского прошлого: "Хотя ментальное размежевание между российским и украинским народами за последние 20 лет фактически уже оформилось, размежевание гражданское, причём осознанное, происходит только сейчас.

Это те реалии, в которых нам теперь предстоит жить. И чем раньше мы начнём отдавать себе отчёт, что наши отношения, как и мир, в котором мы живём, никогда не станут прежними, тем будет лучше для обеих сторон. Пора отказаться от идеологического в своей основе конструкта "братских народов" и начать строить обыкновенные взаимоприемлемые отношения между народами", – говорит Чижов.

Собственно, убеждение в необходимости именно таких отношений в украинском обществе уже получает всё больше сторонников.

Что подтверждается и данными социологических исследований.

КМИС с "Левада-центр" с 2008 года ставит во время исследований в двух странах вопрос: "Какими вы хотели бы видеть отношения Украины и России?".

Респондентам предлагаются три варианта ответа:

Вариант 1. Такими же, как с другими государствами – с закрытыми границами, визами и таможней.

Вариант 2. Должны быть дружественными, но с открытой границей.

Вариант 3. Украина и Россия должны объединиться в одно государство.

Последние данные таких исследований есть за февраль этого года. К слову, опрос проводился в Украине и даже в "ДНР" и "ЛНР" – преимущественно в Донецке и Луганске.

"Проанализируем результаты ответов на эти вопросы украинцами с мая 2013 года по февраль 2015. Третий вариант и до 2014 года максимум набирал 14%, а после захвата Крыма произошло радикальное сокращение числа сторонников третьего варианта.

На Западе и в Центре Украины оно упало практически до нуля, на Юге до 4%, на Востоке – до 10%. Второй вариант уже не доминирует – его поддержали 42%. Первый вариант набирает сейчас 48%. Раньше было 11%. То есть чисто сторонников этого варианта увеличилось практически в пять раз", – говорит Владимир Паниотто.

Таким образом, понимание того, что Россия – огромный по территории сосед, с которым нужно выстраивать просто взаимовыгодные и прагматичные отношения двух независимых стран всё больше утверждается в украинском обществе.

Эти отношения можно было выстроить относительно безболезненно при президентстве Ющенко. Теперь, после захвата Крыма и войны на Донбассе, после резкого роста уровня враждебности в отношениях двух народов, этот процесс будет идти гораздо сложнее, с проблемами и перекосами.

Однако, пусть и в таком виде, но его придется пройти. Путь к возвращения назад, к мифическому "братству", для украинцев уже отрезан навсегда.

Андрей Миселюк, директор Института социально-политического проектирования "Диалог", по материалам "Украина-Россия: Экспертная карта решений", для УП



powered by lun.ua
Если бы в опере пели на украинском, я бы к ней ходил бы
Из когда-то демократического жанра опера становится узко елитистским. Для большинства сегодняшних молодых людей имена Россини, Доницетти, Верди и Вагнера, уже не говорят ничего, или почти ничего. (укр.)
Обличители коррупции: На старт! Внимание! Марш!
Важно начать с чего-то конкретного, в данном случае именно с обличителей коррупции, и довести эти законодательные инициативы до хороших показательных результатов, а уже потом браться за более масштабные и, безусловно, очень правильные вещи, такие как защита всех обличителей. (укр.)
Место украинцев в польской политике: неприятный урок выборов в Сейм
Для абсолютного большинства поляков голосование за украинку – это акт отрицания доминирующей модели польскости, которая про кровь и землю, но никак не про равенство. Менее понятна позиция украинской общины. (укр.)
Троянськие кони среди иностранных инвесторов
Должна ли Украина в условиях военной агрессии контролировать инвесторов для обеспечения собственных экономических интересов? (укр.)
Психологический анализ публичных заявлений Зеленского о США: страх или стратегия? 
Зеленский старается угодить всем – и США, и ЕС, поэтому использует ряд манипулятивных приемов и хорошо продуманную стратегию.
Что общего у Тома Круза и Валерия Хорошковского?
Если Хорошковский сотрудничает с Банковой и Зеленским как разработчик или консультант - это тревожный сигнал. (укр.)
5 книг, которые помогут вам настроить свои информационные фильтры
С переходом к цифровой эпохе поток информации, который мы ежедневно перевариваем, вырос в разы. (укр.)