История майора Мельниченко

Среда, 28 февраля 2001, 17:45
В среду появилось как бы два новых интервью майора Мельниченко. Первое – в The Daily Telegraph, второе - на сайте Radio Free Europe/Radio Liberty.

Появление "новых" интервью Мельниченко не означает, что он провел целую пресс-конференцию для западных журналистов. И первое, и второе интервью, появившееся в среду, принадлежит одному автору - Аскольду Крушельницкому, который рассказывает о встрече трех журналистов в минувшие выходные с майором. Судя по всему, речь идет о расширенной версии того же интервью, которое было впервые обнародовано в New York Times. Как тогда пояснил Патрик Тайлер, на встречу с Мельниченко его сопровождали двое переводчиков, тоже журналистов.

Корреспондент The Daily Telegraph и Radio Free Europe/Radio Liberty дает некоторые новые подробности, которые не поместились в статье Патрика Тайлера. В первой части обширного материала для радио Аскольд Крушельницкий рассказывает о мотивах, которые заставили майора пойти на подслушивание и обнародование записей.

Сопровождавший журналистов к Мельниченко человек предпринял специально разработанные меры, чтобы убедиться, что за ними не следят. Интервью проходило в отдельном гостиничном номере неподалеку от границы Венгрии и Словакии.

Мельниченко прибыл замаскированный, но как только маскировка была снята, журналисты увидели высокого молодого человека с аккуратно расчесанными волосами с серьезным видом, сквозь который иногда проскальзывала улыбка. На протяжении 6-ти часового интервью 34-летний бывший работник спецслужбы тщательно взвешивал свои ответы, когда объяснял, почему он делал записи.

Мельниченко родился в Василькове, Киевской области, он с детства мечтал стать военным. После того, как ему в 16 лет отказали в поступлении в Киевскую военную академию, Мельниченко пошел в армию. Во время службы ему предложили работать в КГБ. В итоге он стал работать в 9 управлении КГБ, которое охраняло самых важных персон. Он говорит, что одно время он охранял бывшего Советского президента Михаила Горбачева.

После обретения Украиной независимости Мельниченко вернулся домой и пошел служить в армию, где прошел подготовку по электронному надзору. Сначала он вошел в команду охранников Кучмы, когда он был премьер-министром. И продолжал работать с ним и тогда, когда впервые Кучму избран президентом в 1994.

Мельниченко говорит, что сначала он думал, что Кучма будет хорошим руководителем. Он часто присутствовал на встречах Кучмы с высшими руководителями и постепенно, после того как он стал свидетелем этих разговоров, он стал разочаровываться. Журналистам он сказал об этом так: "Материал, которым я уже располагаю, уже сейчас ясно показывают Кучму как преступника, что он давал незаконные приказы и следил за их выполнением. Это разного рода приказы, касающиеся финансовых махинаций, политических репрессий против оппозиционных лидеров и как он оказывал влияние на отдельных людей, таких как директора, руководители государственных учреждений, и тому подобное".

Мельниченко говорит, что он постоянно подслушивал разговоры между Кучмой и другими, которые показывали насколько Кучма коррумпирован. Он рассказывает, что видел, как Кучме приносили, как он называет, "подарки" в виде миллионов долларов наличными. Он также говорил с людьми, которые имели дела с Кучмой, или хотели получить к нему доступ и думали, что Мельниченко может им в этом помочь.

Все эти элементы, говорит Мельниченко, убедили его в том, что Кучма и его ближайшее окружение было совершенно коррумпировано, они озабочены только собственным благополучием, и только самую малость, а может и совсем не думали об Украине.

Мельниченко говорит, что больше всего ему противно то, что Кучма, по его словам, "разрушал многие бизнесы, которые могли бы давать рабочие места для простых людей и могли бы приносить прибыль Украине". Согласно Мельниченко, если бизнес не платил за "крышу", Кучма мог спросить: "Как это может быть?". Кучма, сказал он, хотел, чтобы все платили деньги и если они этого не делали, президент находил возможность выбросить их из бизнеса.

Он сказал, что решил проводить секретные записи разговоров Кучмы потому что "каждый человек должен делать выбор на определенном этапе, и я решил попробовать остановить эту коррупцию".

Его армейская подготовка вооружила Мельниченко необходимыми знаниями по устройствам слежения. Поскольку у него был доступ в президентский кабинет, он смог разместить подслушивающее устройство в диване во внутренней комнате кабинета Кучмы. Местонахождение микрофона было таково, говорит он, что часто приводило к низкому уровню записи и диктофон мог записывать только ответы Кучмы по телефону.

Мельниченко не намерен раскрывать детали о том, какого типа подслушивающее устройство он поставил а также когда он начал подслушивать. Он сказал, что у него было время прослушать меньше половины его записей и указал, что в общей сложности это больше тысячи часов.

Мельниченко говорит, что проводит все свое время, прослушивая кассеты, и сейчас ищет возможность получения специального оборудования, чтобы снизить уровень шумов. "Я не уверен, сколько еще времени мне еще понадобиться для изучения и расшифровки всего этого. Что бы делать это даже поверхностно, и сказать кто, с кем и когда встречался, необходимо около одного или двух месяцев. Но если делать это более тщательно, собирая отдельно все незаконные действия Кучмы и убирая весь посторонний шум, ну, я даже не знаю, сколько времени это заберет".

Мельниченко говорит, что когда в прессе появились сообщения об исчезновении Гонгадзе, он вспомнил, что слышал, как Кучма говорит о журналисте с министром внутренних дел Юрием Кравченко. Он сказал, что взял несколько выходных и провел почти две недели, прослушивая записи. К середине октября все, что он слышал на записях, он сопоставил с той информацией, которую слышал, и убедился, что Кучма был связан с исчезновение Гонгадзе.

Некоторые из этих записей – о которых администрация Кучмы говорит, что они были подделаны, чтобы извратить их смысл – были уже обнародованы.

Мельниченко так описывает момент выбора, кому передать пленки: "Это было не просто. Можно набрать по крайней мере 10 ведущих политиков в Украине, которые, как кажется, можно считать честными, но я могу показать вам о них такие материалы, что вы не поверите. Но там не было ничего о лидере Соцпартии Александре Морозе".

Когда он увольнялся, то сказал своему начальнику, что ему предложили выгодную работу главы службы охраны в украинской компании и он должен уехать из Украины на месяц для подготовки в Британии и для медицинского лечения его дочери. Не смотря на подозрения шефа, Мельниченко сказал, что ему удалось покинуть Украину 26 ноября, за два дня до обнародования пленок.

После того, как он покинул Украину, Мельниченко жил благодаря друзьям в центрально-европейской стране. Мельниченко надо от 2 до 3 месяцев для завершения работы, а затем он планирует вернуться в Украину. "Мне не нужна защита. Я только хочу, что бы моя жена и дочь были в безопасности. Не только украинская служба безопасности пытается меня найти, но и профессиональные киллеры. Я не могу чувствовать себя в полной безопасности нигде. Мне приходится маскироваться и я очень внимателен, когда мне приходится передвигаться".

Мельниченко не боится возвращаться в Украину и готов пройти любой тест, чтобы доказать, что он говорит правду. Но он хочет, чтобы Кучма прошел такой же тест. "Меня не пугает возвращение в Украину, потому что для меня нет ничего более важного, чем моя Украина. Я солдат Украины и я готов сделать все, что необходимо для ее независимости и демократии. Я также искренне желаю отдать мою жизнь для демократии в Украине, чтобы каждый простой человек начал жить лучше, а не так как ему приходится жить при Кучме".

Но Мельниченко говорит, что боится за свою семью. "Я опасаюсь за мою жену и ребенка, потому что я знаком с методами работы этих сил – не только в Украине, но и везде – которые хотят изменить то, что я сделал, и попытаются повлиять на меня, угрожая моей жене. И они способны на все, потому что у них нет морали. Они будут защищать себя. Я говорю не только о Кучме, Кравченко или их группе, но о более широком круге людей".



powered by lun.ua