Год спустя

Понедельник, 17 сентября 2001, 09:52
16 сентября 2000 года исчез Георгий Гонгадзе. С того времени без ответа остались два вопроса, или, скорее всего, две группы вопросов, которые стоит еще раз зафиксировать в нашей памяти. Первый вопрос, на который убедительного ответа не дали ни прокуратура, ни милиция, ни СБУ, ни агентство "Кролл" - кто это сделал? Второй вопрос – причастен ли к этому президент Украины или другие чиновники- экс-министр МВД, экс-председатель СБУ, голоса, похожие на голоса которых, есть на на пленках майора Мельниченко?

На первый вопрос не был получен ответ в форме понятных и четких объяснений, которые бы были доступными для общественности в форме доклада, или опубликованы в прессе. Результаты поисков агентов "Кролл" либо отсутствуют, или их не захотел публиковать заказчик их расследования. Не было и гласного суда над людьми, которые убили тех, кто якобы убил убийц Георгия Гонгадзе. Не найдена голова так наз. "таращанского тела".

По второму вопросу результаты также отсутствуют, конечно, кроме малоубедительной "экспертизы" и обещаний сотрудничать со следствием, которого никто не ведет и похоже, что не собирается вести. Нет сообщений о том, опровергнуты ли заявления Тараса Чорновола о фактах его разговора с президентом Кучмой, официально не взяты свидетельства другого возможного собеседника президента Кучмы - журналиста Вячеслава Пиховшека, который в случае необходимости обещал сотрудничать с соответствующими органами.

Есть и много других вопросов, но они отражают более мелкие, более частные вещи - производные от главных вопросов.

За год со дня смерти Георгия Гонгадзе, произошло много событий, которые требовали нашего внимания. Майор Мельниченко нашел убежище в Соединенных Штатах. Произошли массовые выступления оппозиционных сил. 9 марта произошли серьезные столкновения в центре Киева. Ушло в отставку правительство Ющенко. В Украине зафиксирован значительный экономический рост. Мы отпраздновали первое десятилетие независимости. Наконец, на прошлой неделе Америка подверглась терракту. Это, и мное другое, изменило ситуацию, добавило нам какого-то нового знания и поменяло нас. Но вопросы, перечисленные выше, остались.

Конечно, имя Георгия Гонгадзе используют и будут использовать все заинтересованные стороны - наши должностные лица, политики самых разных направлений, журналисты, зарубежные страны. Для многих людей из оппозиции имя Гонгадзе - знамя борьбы, цель, которую разные люди видят по-разному. Для части украинского истэблишмента смерть Георгия является элементом власти в этой стране, т.е. это элемент запугивания журналистов, политиков и обычных граждан. Для Америки, Европы и России - это один из многочисленных инструментов политической игры с киевским руководством, но не ее цель. Отдельно стоит вспомнить будущие выборы, где это имя вполне может стать частью избирательных кампаний. Такие вещи, если следовать циничному взгляду, "естественны", и в каждом из подобных вариантов есть своя логика, вызванная эмоциями, расчетом, рассуждениями о государственной безопасности, моральными достижениями или уступками своей совести.

Однако, кроме цинизма, политических и еще каких-то расчетов, существуют обычные человеческие эмоции - сожаление, сочувствие, попытка отыскать в жизни тех людей, кому можно доверять, желание справедливости. И потому, хотя справедливости по делу исчезновения Георгия Гонгадзе мы не увидели до сих пор, а время идет, принося все новые события, факты и их толковывание, стоит время от времени отступить в сторону, абстрагироваться, отойти от суматохи момента и вспомнить, приблизились ли мы к ответу на два простых вопроса.

И последнее, о форме ответа на вопрос. Лучшей формой ответа может быть только опубликованный в прессе и интернете доклад выводов следствия и парламентского расследования по делу об исчезновении журналиста Гонгадзе. Он должен быть признан главными сторонами, кого это дело касается, т.е. также родственниками и коллегами журналиста. Пока этого не будет, вопросы останутся.



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!