Деньги Пинчука - на ветер

Четверг, 27 сентября 2001, 15:29
50 страниц текста и сотни тысяч долларов, израсходованных на его написание, не убедили "отца" кассетного скандала. Доказанная "Кроллом" невозможность записывать Кучму из-под дивана не удивила Александра Мороза - его это просто не интересует. Именно записи Мельниченко детективы считали единственным доказательством причастности Кучмы к убийству Гонгадзе. "Кролл" в четырех пунктах пытается доказать фальшивость пленок - лидер социалистов не признает ни одного аргумента.

Отчет Кролл, пункт 4: "В высшей степени неправдоподобно, чтобы записывающее устройство, спрятанное под диваном, не было бы обнаружено за столь длительный период времени. И не только потому, что под диваном всегда убрано (т.е. была велика вероятность того, что устройство было бы обнаружено уборщицей), но и потому, что кабинет Президента регулярно проверялся на возможное наличие "жучков".

Мороза не пугает то, что Мельниченко был не совсем искренен во время интервью Головатому, Шишкину и Жиру в своем единственном появлении перед украинскими зрителями. По мнению социалиста, "Мельниченко мог прикрывать людей, которые ему помогали, выдумав о диктофоне". "Как инженер я понимаю, что под диваном диктофона не могло быть, ибо там была тетя Маша", - заявил Мороз УП после предания огласке доклада "Кролла". В то же время он сделал странное признание: получив пленку, он вообще не спрашивал Мельниченко, каким образом были зафиксированы разговоры в кабинете Кучмы.

Лидер социалистов клянется, что хочет знать правду только о сюжете пленок. Попытки коснуться скользкого места в кассетном скандале, обнаруженного "Кроллом", в конечном итоге вывели Мороза из себя: "Как это делалось, меня не интересует! Это его [Мельниченко] дело!".

Тем более, что в исторический день обнародования записей, 28 ноября 2000 года, лидер социалистов ничего не говорил о диване, а сказал так: в прошлом [т.е. 1999] году было выделено 148 млн. грн. из резервного фонда правительства на приобретение спецсредств слежения и наружного наблюдения; "поскольку СБУ следит за МВД, МВД следит за СБУ, а вместе они следят за Кабинетом министров и конкретными должностными лицами, рано или поздно это [кассетный скандал] должно было случиться".

Отчет "Кролл", пункт 1: "Как только информация с цифрового записывающего устройства вводится в компьютер, возникает возможность монтажа материала, при этом места монтажа обнаружить трудно".

Мороз, как и раньше, ни на секунду не сомневается в достоверности записей Мельниченко. По его словам, самая первая голландская экспертиза показала отсутствие монтажа в середине 14 сюжетов, после чего он предал огласке записи. "Наша украинская экспертиза также отбрасывает версию о монтаже в середине отрывков. Они говорят, что есть 14 сюжетов, переведенных на одну пленку", говорит Мороз. По его словам, это же доказала и экспертиза венского Института прессы.

Если быть точным, то Потебенько 10 января заявил следующее: "Установить достоверно, или оглашались определенные фразы по делу Гонгадзе гражданами Кучмой, Кравченко, Литвином и Деркачом невозможно, вследствие редактирования, изъятия или вставок отдельных фрагментов, слов, звуков и низкого качества исследованных записей, что не позволяет выделить достаточно доказательств". А экспертиза, проведенная по заказу Международного института прессы и Freedom House после запроса парламентской комиссии по расследованию дела Гонгадзе, утверждала: "По оценке опытной лаборатории, как возможность монтирования или фальсификации текста, так и достоверность их установления "чрезвычайно малы, если цифровая запись осуществлялась на профессиональном уровне".

На самом деле ключевое доказательство лживости Мельниченко должно быть именно в доказательстве фальсификации компрометирующих отрывков. Но у "Кролла" не было оригинальных записей, и поэтому агентство только допускает: "возникает возможность монтажа". Доказать оно ничего не может, экспертизы также не дают категорических выводов, но "Кролл" уверяет в чистоте Кучмы.

Относительно всех других аргументов детективов, то на них можно выдвинуть контраргумент, которых также никто не опровергнет.

<і>Отчет "Кролл", пункт 3: "Во время проведения экспертом пробных записей в кабинете Президента явно обнаружилось наличие значительных помех вокруг дивана, вызванных расположенной рядом аркой металлодетектора (Металлодетектор в виде арки располагается в коридоре, ведущем к приемной Президента, и примыкает к стене кабинета Президента точно напротив дивана. Металлодетектор предназначен для пропуска сквозь него посетителей, направляющихся к Президенту, и включен постоянно – прим.перев.)".

То, что такие помехи не слышны на тех 24 минутах, которые Мороз получил от Мельниченко, лидер социалистов объясняет просто: "Мельниченко подготовку имел в СБУ, и умел делать, чтобы фона не было".

Cекретарь политисполкома СПУ, главный "украинец без Кучмы" Юрий Луценко вообще "сомневается в чистоте эксперимента": "Можно положить под диван магнитофон "Маяк", а можно цифровой диктофон на определенной частоте". Как аргумент в свою пользу социалисты могут взять и слова заместителя редактора "Зеркала недели", которая успешно записала в кабинете интервью с Кучмой, и у нее ничего не фонило.

Мороз же к тому еще и утверждает, что "кролловцы" провели эксперимент с диктофоном под диваном Кучмы уже после "реконструкции в кабинете, которая была после отъезда Мельниченко".

Показательный момент в отчете "Кролл" – элементарное противоречие. Агентство с инервалом в несколько страниц переходит о предположения с несколькими версиями к безальтернативному утверждению. "Отсутствие слышимых помех в записях Мельниченко указывает на то, что он либо не выполнял этих записей заявленным им способом, т.е. из-под дивана, либо применяемое им записывающее устройство оказалось нечувствительным к этим помехам" (читайте "Выводы из анализа, выполненного аудио-экспертом"). То есть американские детективы не настаивают, что что шум в их диктофоне свидетельствовал против возможности записать Кучму по сценарию, предложенному майором. Однако дальше читаем: "Помеха от металлодетектора была чрезвычайно громкой и должна была бы присутствовать на любом записывающем устройстве, расположенном вблизи дивана" (читайте "полученные сведения").

Да и сам "Кролл" признает, что "другая возможность", из-за которой шума не слышно у Мельниченко, "заключается в том, что "Запись 1" [т.е. те 24 минуты, которые обнародовал Мороз 28 ноября] перед ее размещением в Интернете, каким-то образом была поддана фильтрации".

Отчет "Кролл", пункт 2: "Хотя некоторые эксперты, в частности, из Международного института прессы, полагают, что примененное оборудование представляло собой цифровое записывающее устройство, активизируемое голосом, аудио-эксперт агентства Kroll пришел к выводу, что результаты анализа этого не подтверждают. Обычно записывающие устройства, активизируемые голосом, отключаются, как только амплитуда сигнала падает ниже определенного уровня. В записях Мельниченко, размещенных в Интернете, некоторым пропускам предшествуют громкая речь или иные звуки. Кроме того, пропуски неоднородны – в частности, в середине двухсекундной паузы, которая зафиксирована на 10 мин.21 сек записи, слышна краткая звуковая вспышка. Это не сочетается с принципом действия подобных записывающих устройств Следовательно, похоже, что эти пропуски были сделаны не на записывающем устройстве, активизируемом голосом".

Фактически этим пунктом "Кролл" пытается доказать две вещи: или фальшивость пленок, или то, что их записывали не на цифровой диктофон. Что не является одним и тем же, как снова признает "Кролл": "Эти пропуски стали следствием размещения записей в Интернете или выборочного монтажа материала". В правдивость же пленок Мороз верит несмотря ни на что, а его мнение относительно пресловутого диктофона можно прочитать немного выше, под пунктом 4. Кроме этого, лидер социалистов фактически отстранился от вопроса формирования этих самых первых 24 минут пленок Мельниченко. Он заявил, что именно в таком виде - со сведенными вместе отрывками разговоров - с самого начала ему и была передана кассета. А как Мельниченко записывал Кучму, повторимся, Мороза не интересует.

Еще один момент в отчете "Кролл", который должен свидетельствовать против достоверности пленок - это расшифровка самого первого фрагмента, где голос Литвина говорит о "чеченцах" и то, что они бы должны похитить Гонгадзе. За версией детективов, владелец этого голоса к шефу администрации Кучмы никакого отношения не имеет.

История приписывания этого голоса Литвину следующая. Впервые глава администрации президента о чеченцах "говорил" в расшифровке, преданной огласке 28 ноября - в день, когда Мороз сделал первый сеанс аудиопрослушивания для журналистов в Верховной Раде. Фамилию Литвина в тот диалог записал Юрий Луценко, который вместе с еще тремя сотрудниками политисполкома СПУ проводил расшифровку записей. "Сразу после пресс-конференции свет в фракции социалистов отключили, интернет-связь в Верховной Раде прервали, и мы выехали в политисполком. Запись была на кассете плохого качества. Я не готовый стопроцентно утверждать, что это Литвин [говорил о чеченцах]. Мы могли спутать, ибо расшифровку делали на голос. С другой стороны, были побочные признаки, по которым мы идентифицировали. Например, кто говорит на украинском языке и как. Также подтверждением того, что это голос Литвина, можно найти во втором эпизоде, где Кучма в беседе с Кравченко говорит: "… Так Володя говорит, нужно чтобы чеченцы его украли и вывезли его в Чечню". Кто такой этот Володя, понятно". Луценко также добавил, что пленки Мельниченко услышал вместе со всеми журналистами на пресс-конференции Мороза в Верховной Раде.

Как бы там не было, Литвину слова о чеченцах УП приписала только в материале самой первой распечатки, розданной журналистам после обеда 28 ноября. В тот же день около 18:00 она была размещена на сайте УП. В той версии расшифровок, например, еще не было фамилии Бродский. Потом мы повесили новую, уточненную версию, полученную также от Луценко. Там уже фамилия Литвина в контексте "чеченцев" не фигурирует. Эта реплика приписывается "Неизвестному". Как со слов Луценко, так и со слов Мороза, после самых первых распечаток диалоги были прослушаны более тщательно и в идентификации на слух определенных моментов им помогли осведомленные люди. "Чище сделали [расшифровку] специалисты в СБУ, к которым, кажется, обратился Омельченко", - вспомнил Мороз.

Относительно слов Кучмы: "Володя говорит, нужно чтобы чеченцы его украли и вывезли его в Чечню". Объяснить их можно известной привычкой "гаранта" приписывать собственные мысли кому-то другому, чтобы ответственность за их воплощение не угрожала светлому образу Леонида Даниловича в глазах окружающих.

Следовательно, даже если руководитель администрации президента не говорил ничего о чеченцах, то это скорее свидетельствует не о фальшивости пленок (как намекает "Кролл"), а о том, что такой вариант был предложен Кучме кем-то другим. "Если это не голос Литвина, то почему следствие не заинтересовалось, кто давал поручение похитить Гонгадзе чеченцам. Нужно делать субъективную экспертизу пленок по каждому конкретному эпизоду преступления", - уверен Мороз.

…Сколько Пинчук выложил за такое исследование "Кроллу", можно только догадываться. 23 марта, на презентационной пресс-конференции Тигипко назвать сумму контракта отказался. Но благодаря Асошиейтед Пресс можно посчитать - после террактов в США услуги "Кролл" стоят от 1500 до 2000 долларов в день. Весной, когда "Трудовая Украина" заказала расследование, за них, возможно, платили меньше. Но все равно сумма, по словам того же Тигипко, выходила "очень большая". Заплатили ее "Кроллу", также ссылаясь на слова лидера "Трудовой Украины", за то, что детективы будут заниматься поиском убийц и заказчиков преступления.

Доказать монтаж на пленках "Кролл" не смог - так же, как и все предыдущие экспертизы. Фактически же заказчики получили сомнительное (!) доказательство единственного (!) факта - Мельниченко мог и не записывать Кучму из-под дивана. Однако, во-первых, это уже было доказано украинской Генпрокуратурой, и, во-вторых, сам майор в последнее время старательно уклоняется от ответов на вопрос о способе "документирования разговоров Кучмы", что само по себе вызывает подозрение в достоверности легенды о диване. Ситуация же вообще становится похожей на фарс, если вспомнить, что впервые слова о том, что Мельниченко делал запись из-под дивана, Украина услышала с телеканала Пинчука, с оранжевого ICTV. Шесть месяцев напряженной работы и куча денег - чтобы опровергнуть самого себя.

Не нужно было иметь иллюзий относительно экспертизы "Кролл". Когда "трудовики" делали заказ американским детективам, Тигипко утверждал: партия хочет, чтобы страна "вышла из этого дела более демократической страной, на высших должностных лицах которой не будет пятен". Задание "Кролл" провалило. И не верьте "Трудовой Украине", которая во время предвыборной кампании будет утверждать обратное.

Хотя деньги "Трудовая Украина" израсходовала разумно - ветер уже разнес по миру благую весть об украинском "гаранте".

Читайте также:

Диктофон под диваном Кучмы. Предан огласке текст видеозаписи
На канале ICTV, который принадлежит почти зятю Кучмы Пинчуку, предали огласке расшифровку видеозаписи свидетельств офицера СБУ, который записывал президента. Оказалось, что записывающий цифровой диктофон находился за диваном президента в его кабинете.

Шерлоки Холмси на службе у Кучмы
У генпрокуратуры появился конкурент - американское частное детективное агентство "Кролл" будет расследовать дело Гонгадзе. Заказчиком работы для мастеров розыска выступила партия Виктора Пинчука "Трудовая Украина".

Украинские эксперты не могут установить достоверности записей Мельниченко, но Потебенько этого и не нужно
Михаил Потебенько, избегая собственных комментариев, практически полностью процитировал вывод экспертов, который содержал большое количество специальных терминов и был очень запутанным.

Господину Александру Лавриновичу, Председателю Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины, Доктору Сергею Головатому, секретарю Комиссии
22 декабря 2000 года Временная следственная комиссия Верховной Рады обратилась в Международный институт прессы (ІРІ) с просьбой "содействовать проведению независимой экспертизы аудиозаписи", и мы приняли это задание к исполнению после того. как был создан совместный проект с "Домом свободы" (Freedom Ноuse), штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке. Проверив различные возможности относительно проведения соответствующей технической экспертизы, 26 января 2001 года мы представили этот проект на заседании правления Международного института прессы (ІРІ) в Нью-Дели для его дальнейшего одобрения.



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!