Королевские шутки

Суббота, 20 октября 2001, 18:23
Британская газета Mail on Sunday опубликовала свою оценку личного состояния королевы Елизаветы II (Elisabeth II), в которое входят недвижимость, драгоценности, предметы искусства, акции и т. п. на общую сумму 1,15 млрд фунтов стерлингов. Это более чем вдвое превышает недавние предварительные оценки и по меньшей мере вшестеро больше той цифры, которую называют официальные представители Букингемского дворца.

Стоимость королевской коллекции произведений искусства, собрания королевских драгоценностей, хранящихся в Тауэре, и дворцов из подсчетов была исключена, так как все это лично королеве не принадлежит, а является национальным достоянием и отдано ей как бы на хранение.

Одним из главных источников резкого увеличения королевского богатства было секретное соглашение между только что взошедшей тогда на престол Елизаветой II (Elisabeth II) и правительством Уинстона Черчилля (Winston Churchill), согласно которому в виде особого исключения ее величество освободили от уплаты налогов на дивиденды и проценты на вклады в британские компании. По подсчетам специалистов, такое послабление принесло ей со времени вступления на престол в 1952 году более 1 млрд фунтов дохода.

Между тем и ее отец, король Георг VI (George VI), и все британские монархи начиная с викторианских времен платили налоги, как и все остальные граждане Соединенного Королевства. Нынешняя же королева стала отчислять деньги в казну лишь с 1993 года, и то лишь после шумной газетной кампании.

Среди основных составляющих личного богатства Елизаветы II – дворец Балморал в Шотландии стоимостью 14 млн фунтов, скаковые лошади на 3,6 млн, драгоценности на 72 млн, включая самую дорогую в мире бриллиантовую брошь стоимостью 25 млн фунтов, машины на 7 млн, коллекция вин, оценивающаяся в 2 млн, шубы в количестве 30 штук на сумму 1 млн фунтов, хранящиеся в специальном холодильнике в Букингемском дворце, которые сама королева никогда, впрочем, не носит. Особое место в этом реестре занимает королевская коллекция марок, оцениваемая в 100 млн фунтов и включающая уникальный Маврикий, приобретенный дедом Елизаветы в 1904 году и теперь оцениваемый в 2 млн фунтов.

Второе место в списке богачей королевской семьи занимает принц Чарльз (Prince Charles) со скромным состоянием в 346 млн, за ним следует лорд Хэйрвуд (Lord Harewood), нынешний президент клуба Leeds United и 37-й по счету претендент на право наследования престола, с состоянием в 133 млн. В пятерку самых богатых в семье Виндзоров (Windsor) входят королева-мать с 53,5 млн и герцог Эдинбургский с 28 млн. Будущий наследник престола принц Уильям (Prince William) занимает в списке седьмую строчку вслед за своим младшим братом принцем Гарри (Prince Harry) с 22 млн фунтов.

А в целом состояние всего семейства оценивается в 2 млрд фунтов стерлингов и не идет ни в какое сравнение с баснословным богатством представителей некоторых других монархических домов, таких как король Саудовской Аравии Фахд (King Fahd) с его 32 млрд, султан Брунея с 17 млрд и эмир Кувейта Джабер Аль-Сабах (Jaber Al-Sabah) с 15 млрд фунтов стерлингов.

Даже некоторые собственные подданные королевы побогаче ее: например, король бумажных пакетов Ханс Раузинг (Hans Rausing), состояние которого оценивается в 5,9 млрд, герцог Вестминстерский (Duke of Westminster) с состоянием в 3,9 млрд, предприниматель Ричард Брэнсон (Richard Branson) с 2,3 млрд.

Публикация материалов о благосостоянии королевы Елизаветы и ее родственников последовала вслед за очередным скандалом, в котором оказались замешаны ее сын, внук и муж. Все началось с того, что съемочная группа компании Ardent, владельцем которой является сын королевы принц Эдвард (Prince Edward), злостно нарушила джентльменское соглашение между домом Виндзоров и прессой о том, что юному наследнику престола принцу Уильяму на время его учебы в университете Saint Andrews не будут докучать репортеры.

Но, как оказалось, соглашение не распространяется на дядю молодого принца: работники его телекомпании были взяты с поличным при съемке Уильяма, о чем тот уведомил руководство университета да еще пожаловался деду, герцогу Эдинбургскому. Тот, недолго думая, посоветовал внуку не быть слюнтяем и не обращать внимания на такие вещи, о чем, как водится, прознали газеты, которые тут же припомнили герцогу другие его обмолвки и неудачные шутки. Так, на встрече с детьми, полностью потерявшими слух, он предположил, что этим они обязаны музыке некой особо не любимой им ямайской группы.

Будучи в Глазго, он посочувствовал студентам, которым крупно не повезло – ведь им приходится учиться в этом городе. Пять лет назад в той же Шотландии он спросил у инструктора по вождению: "Как это вам удается столько времени удерживать этих туземцев от выпивки, чтобы они сумели сдать на права?", а во время визита в Германию назвал канцлера Гельмута Коля "рейхсканцлером", как в былые времена звался Гитлер. Он же порекомендовал своей супруге отречься от престола до того, как она впадет в старческий маразм, а о пристрастии принцессы Анны к лошадям высказался так: "Все то, что не пускает ветры и не ест сено, ее не интересует".

Нельзя сказать, чтобы подобные высказывания прибавляли политического веса семье Виндзоров, но зато и они, и слухи о несметных богатствах королевского дома дают постоянную пищу для разговоров и не дают британцам забыть о том, что у них, что ни говори, все-таки монархия.



powered by lun.ua