УНА, как голубь, ест с руки. Чьей?

Вторник, 22 января 2002, 17:19
Кажется, прошли те времена, когда УНА-УНСО справедливо считалась самой эпатажной партией на украинских просторах. Осталось позади все, что производило незабываемое впечатление на перепуганного обывателя: парни в плотных рядах, факелы и красно-черные знамена, марши под пение вдохновенного унсовского гимна. Все прошло!

А жаль, очень жаль, поскольку утерян целый пласт своеобразной субкультуры, аутентичной героики, всего того, что подсознательно поддерживало мнение о том, что и "на нашій Україні доленька наспіє".

Сегодня же, из-за отсутствия действующего лидера (поскольку Андрея Шкиля еще ни один легитимный съезд УНА от браздов правления не отлучал), эта партия все быстрее катится к превращению в некое Общество защиты прав потребителей.

Ведь на очередном унсовском съезде новоизбранное "трехглавое" руководство (в составе главы партии Николая Карпюка, председателя политсовета Эдуарда Коваленко, председателя исполкома Юрия Тымы) провозгласило курс на экономическое реформаторство. Это – главная идея предвыборной программы УНА. Никаких тебе "УНА - во власть, УНСО - к штурму!". Только экономические проблемы, народное благосостояние, необеспеченные слои населения, социальные гарантии, и тому подобное.

А где же общественный вызов, где борьба с властью? Где рьяное унсовское - "Мы хотим все и немедленно"? Ищите где угодно, но не здесь. Возможно, все это отсутствует потому, что этого хочет - как говорит сладкоголосый Виктор Андреевич - наш Отец? Или кто-то из отеческого окружения? Кое-кто возразит, а не выглядит ли наивным преувеличением видеть во внутрипартийных пертурбациях далеко не самой массовой и влиятельной политической организации всесильную руку Банковой?

А как тогда объяснит неслыханной наглости случай, который произошел во время последнего судебного слушания по "делу 9 марта"? Один из отпущенных под подписку о невыезде подсудимых, а именно - Николай Карпюк, (против которого, заметим, было выдвинуты едва ли не самые тяжелые обвинения, что не помешало ему, тем не менее, освободиться до приговора) на суд не явился.

Его адвокат Андрей Мамалыга проинформировал судейскую коллегию о болезни своего подзащитного. После чего один из судей - Дмитрий Валигура - приказал адвокату предъявить соответствующую медицинскую справку. Мамалыга нашел отговорку, сославшись на то, что справка еще не оформлена должным образом. Валигура продолжал настаивать, до тех пор, пока это все не прекратил председательствующий на процессе Иван Волык. Из его поведения стало понятно, что он просит своего коллегу Валигуру не муссировать больше эту тему.

Но это еще не конец истории. Именно в то время, пока в кинотеатре "Загреб" продолжался спор между двумя судьями и адвокатом, в Доме кино начал свою работу съезд УНА-УНСО. В нем активное участие принял первый номер в партийном списке УНА - живой и здоровый, оживленный и бодрый… Николай Карпюк.

Итак, пока один из обвиняемых в совершении "особо тяжкого преступления" (по утверждению прокуратуры) играл в большую политику, в "Загребе" судебное заседание по "делу 9 марта" было в который раз отложено из-за отсутствия на нем подсудимого Карпюка.

Где еще в мире, пусть в самом далеком и забытом Богом его уголке, в каком Банановом Маразмадоре могло случиться такое - подсудимый не только не явился на суд, но и безнаказанно (вместе со своим защитником) обманул судью?

Судья прекрасно знает, что ему врут (не это ли он объяснял на ушко Валигуре, который оказался "не в курсе"?), а подсудимый прекрасно знает, что эта ложь ему преспокойненько сойдет с рук. Судья Волик, безусловно, закроет глаза на сорванное по вине подсудимого слушание дела, если будет твердо знать, что приказ притвориться ему "спящей красавицей" спущен с таких заоблачных высот, с которыми в нашей стране большинство судей не спорит.

Однако, вернемся, как говорят французы, к нашим баранам, т.е. к унсовским партийным цабэ (у которых неизвестно откуда нашлась кругленькая сумма на проведение съезда и регистрацию кандидатов в ЦИК, и это при том, что до сих пор не нашлось лишней копейки на передачу узникам). На втором месте списка УНА - Эдуард Коваленко, известный тем, что на допросе в стенах СБУ отрицал свою причастность к этой партии, осведомленность с ее программой, целями и методами.

Тем не менее, за полгода он стал в УНА настолько незаменимым человеком, что даже подвинул на третье место Юрия Тыму - политика, который в УНА довольно давно, а с 1994 по 1998 год даже был избран в парламент от этой партии. Номер четвертый - Олег Марчук, "темная лошадка", номер пятый - заключенный Руслан Зайченко.

Андрея Шкиля в списках УНА нет. Он будет баллотироваться по мажоритарному округу на Львовщине. Помнится, что в свое время в разговоре с автором этих строк Эдуард Коваленко почти клялся, что все первые места избирательном списке партии уже "забиты" за политзаключенными. К числу последних он, по-видимому, причислил себя, Тыму и никому не известного, но однозначно далекого от тюрьмы Олега Марчука.

Интересно, что новое руководство УНА постоянно и навязчиво подчеркивает, что идет на выборы самостоятельно, что им не нужна блокировка ни с одной из политических сил. Выборы УНА, безусловно, проиграет, но малюсенький кусочек (где-то полпроцента-процент) электоральных голосов на себя оттянет. Оттянет у кого? Скорее всего, у БЮТи, где нашли место носители праворадикальной идеи - партии наподобие УРП, УКРП и тому подобное. Поле симпатиков этих партий и поле симпатиков УНА в известной степени перекрываются.

Следовательно, не ради этого ли задумывалась вся эта сложная комбинация с обновленной УНА-УНСО, отпущенным на свободу Карпюком, которому, кажется, отведена роль троянский коня, сомнительной фигурой Коваленко, и тому подобное? Время покажет.

А пока что на память приходит почти гамлетовский диссонанс ("Вот два образа - вот и вот. На этих портретах братьев лица") между свежими, ухоженными, откормленными "побратимами" узников, которые заседают на съездах и теми шестнадцатью "преступниками", у которых вот-вот закончится первая неделя голодания в стенах Лукъяновки.

Там в одной из камер находится и ограбленный до последней нитки лидер УНА-УНСО Андрей Шкиль (у него, так же, как и у других, при переезде из СИЗО СБУ на Лукъяновку отобрали абсолютно все вещи, включая предметы гигиены - зубную щетку, пасту, мыло и тому подобное). Находится он среди уголовных преступников, которых в его камере, рассчитанной на три человека, восьмеро. И хотя вряд ли Шкиль будет иметь теперь возможность получать от родных газетные публикации в свою поддержку, хочется верить, что услышит он каким-то чудом это слово, обращенное к нему: Андрей, держись!

powered by lun.ua