Экономическая правда приглашает на первый за время большой войны Банковский форум

Кучма – вождь "еды"

Пятница, 15 февраля 2002, 17:16
В четверг глава администрации президента Украины два часа отвечал на вопросы журналистов. Рассказывал, как он не успел поздравить жену с днем святого Валентина, и жаловался на проституток-социологов. При этом ни одним словом не упомянул о событии, которое подобно землятресению в украинской политике. Литвин почему-то не сообщил сотне журналистов сенсацию о планах Кучмы стать партийным лидером. Об этом он рассказал уже после пресс-конференции только самым настойчивым репортерам.

Быть может, Кучма еще не был готов публично признать свое намерение стать лидером политической партии. Мучался, скрывал, а Литвин взял, да и простимулировал его к принятию твердого решения. Может, все совсем не так, потому что и Литвин не стал бы перечить "гаранту". И, возможно, они просто запустили пробный шар и ждут реакции общественности.

Однако понятно одно – Леонид Данилович второй раз в жизни встретил партию своего сердца. Преемницей КПСС при выборе вкусов "гаранта" стало политическое стадо на базе блока "За еду".

"Гаранту" в очередной раз плевать на Запад, который в создании партии президента может увидеть черты туркменского политпейзажа. Решением Кучмы уйти "за едой" также пресекаются попытки дезертирства из блока после выборов. Значит, прощай, амбиции Тигипко и Пустовойтенко. Претенденты в преемники будут перед Кучмой как на ладони.

Есть еще одно историческое значение произошедшего. Даже если он и не станет лидером "За единую Украину", главное в другом. Теперь Кучма признал право на участие в управлении страной для партий, одно упоминание о которых раньше вызывало прилив желчи к мозгу.

Однако истина снизошла на него в утрированной форме. Если влиять на жизнь в Украине и будет разрешено, то только ОДНОЙ-ЕДИНСТВЕННОЙ партии. Что поделаешь, сказывается опыт работы парткомовского секретаря КБ "Южное" и "Южмаша".

Николай Томенко, директор Института политики:

Максимально задействовать все 300 тысяч государственных служащих в свою пользу – вот цель, с которой руководство блока "За единую Украину" пытается сделать Леонида Кучму лидером одноименной партии. Это единственное, что может спасти блок в плачевной ситуации, которая у него сложилась с рейтингом.

Те, кто убеждают президента предпринять такой шаг, толкают его к тому, чтобы он разделил политическое поражение блока "За единую Украину" вместе с Литвином и Кинахом.

Даже при условии лучшего результата - третьего места на выборах - это все ровно будет блок, который проиграл. Ведь рейтинг политического доверия определяется многомандатным округом, а не количеством депутатов-мажоритарщиков. Однако в некоторых опросах "За единую Украину" занимает не третье, а четвертое-шестое место. И если президент скажет это его блок, он будет нести персональную ответственность за это поражение.

Перед Леонидом Кучмой будет стоять непростой выбор: он хочет победы этому блоку, но за 45 дней до выборов невозможно существенно увеличить его рейтинг.

То, что блок "За единую Украину" займет 1-2 место на выборах, имеет ту же вероятность, что, например, США заключат политический союз с Украиной. Лидеров сейчас двое - "Наша Украина" и коммунисты. Кроме того, "За единую Украину" имеет проблему с "Женщинами за будущее" и СДПУ(О), у которых лучшая динамика роста рейтинга.

Марат Гельман, галерист, политтехнолог:

По поводу этого события можно сказать две вещи. Конечно, надо дождаться прямого высказывания президента о его планах возглавить партию. Однако если он это подтвердит, то теперь те, кто вызывал на дебаты Литвина, должны вызывать Кучму. Ведь зачем проводить дебаты со вторым человеком, когда можно с первым.

Еще это похоже на ситуацию с Путиным и партией "Единство". С тем условием, что Путин никогда не говорил, что возглавит "Единство". Правда, он позволял Шойгу заявлять, что после выборов он это сделает.

И еще один момент. В Украине есть норма Конституции, согласно которой президент не может возглавлять объединения граждан. Поэтому, для того, чтобы стать во главе партии, Кучме надо уйти в отставку с поста президента.

Владимир Малинкович, директор украинского отделения Международного института гуманитарно–политических исследований:

Если президент возглавит партию "За единую Украину", которая не имеет поддержки в обществе, это равнозначно политическому самоубийству. Да, действительно, руководители западных государств могут быть лидерами партий, но эти партии должны представлять значительную часть населения страны. По меньшей мере половину. Так, во Франции президент Миттеран был социалистом, нынешний президент Германии Рау – социал-демократ.

Однако партия "За единую Украину" – это партия чиновников, не имеющая общественной идеологии и не представляющая хоть как-нибудь широкую часть общественных интересов. И даже не стремящаяся представлять их.

Кроме того, один из лидеров блока "За единую Украину" Владимир Литвин продемонстрировал недавно пренебрежительное отношение к гражданскому обществу. А гражданское общество – это основа демократии, и его неграмотные аргументы против гражданского общества, по сути переписанные у другого человека, говорят, что эти люди не имеют перспектив политической и социальной базы. Они не понимают роли гражданского общества, а значит – и демократии.

Литвин сохранил советскую идеологию и хуторянский менталитет. Целый ряд его последних выступлений сводятся к тому, что у нас в Украине не все так плохо, но мы оторвались от крестьянских корней. С такими взглядами у руководителей страны не может быть никакого будущего в современной Европе.

Я считаю, что этот блок партий без идеологии не сможет получить больше 10-11%, и то, при условии широкого использования административного ресурса, что в принципе недопустимо. Опираться на такую партию президенту Украину стыдно.

Михаил Погребинский, директор Киевского институту политических исследований и конфликтологии:

Первое, что хотелось бы отметить: мне кажется, что это настолько важное событие, что надо дождаться подтверждения со слов самого Леонида Даниловича.

В заявлении Литвина речь идет о том, что президент благословил создание партии и будет оказывать ей поддержку. В то же время в Конституции написано, что президент не может совмещать свою должность с другой должностью в объединении граждан. Единственное, он может возглавить партию на общественных началах.

(Статья 103 Конституции Украины. Президент Украины не может иметь другого представительского мандата, занимать должность в органах государственной власти или в объединениях граждан, а также заниматься другой оплачиваемой или предпринимательской деятельностью или входить в состав руководящего органа или наблюдательный совет предприятия, который предполагает получение прибыли.)

Я сомневаюсь, что это произойдет в таком виде, как было сказано в четверг. Если допустить, что Леонид Данилович согласится быть почетным главой этой партии, то она, безусловно, окажется в выигрыше – это будет способствовать консолидации вокруг нее региональных элит и управленческого аппарата.

Если мы предположим, что президент пойдет на этот шаг и возложит свои надежды на такую партию, то это будет своеобразный сигнал. Будут объединены ресурсы, и партия сможет выдвигать своего кандидата в президенты. Очень много будет зависеть от того, с какой идеологией определится эта партия, как она видит будущее Украины.

Такое желание президента [возглавить партию] можно оценивать позитивно. Раньше он скептически высказывался в отношении партий. Это сдвиг в позитивном направлении, который будет способствовать созданию более ответственной власти.

Что касается того, возможен ли в таком случае третий срок президента Кучмы… Я всегда говорил, что Конституционный суд должен дать ответ на то, имеет ли он право баллотироваться еще раз. Мне кажется, что он не пойдет на третий термин. Но Конституционный суд должен поставить точку.

Анатолий Гриценко, президент Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова:

Независимо от того, каким будет процент поддержки блока "За единую Украине" во многомандатном округе, с учетом победителей-мажоритарщиков блок получит одну из самых больших, если не наибольшую фракцию в новом парламенте. Посему предпосылки для того, чтобы президент возглавил партию, – как бы есть. Состоится ли на самом деле акт объединения пяти партий, а тем более, возглавит ли ее президент – это еще вопрос, ответ на который будет получен только после выборов. И то, думаю, не сразу.

В блок "За единую Украину" вошли партии с разновекторными бизнесовыми и политическими интересами. Блокирование их стало возможным исключительно благодаря усилиям президента. Вспомним, после долгих и бесплодных дискуссий, противоречивых заявлений Леонид Кучма "топнул ногой" и остудил противоречия, доходящие порой до точки кипения.

Владимир Литвин тогда абсолютно точно утверждал, что "За ЕдУ" имеет все необходимые для успеха слагаемые, кроме сильного и харизматичного лидера. Сейчас лидер у блока есть – им назначен сам Владимир Литвин. Каким он будет – посмотрим, хотя многие черты уже проявились; далеко не все они сильные, и далеко не все – харизматичные.

Станет ли президент главой блока-партии, покажет время. Кроме всего прочего, его решение будет зависеть от результата "За ЕдУ" на выборах, и от того, насколько честно и демократично будет получен этот результат. А также от того, как пять партий распорядятся полученным результатом – не все уверены в стабильности многопартийного конгломерата; некоторые политологи прогнозируют развал блока после выборов и создание на его основе нескольких фракций в парламенте...

В любом случае, стремление к объединению партий следует поддержать, это позитивный процесс. Пока в президентском лагере звучат декларации о намерениях, в других блоках (Юлии Тимошенко, Александра Мороза) сделаны реальные шаги: одни партии поглощают другие. Декларации об объединении звучат и в команде Виктора Ющенко. Как бы не спугнуть... Тогда, глядишь, на следующих выборах не будем иметь в списке более 30 партий, а три-четыре, но зато реальных и понятных всем.

Виктор Небоженко, политолог:

Это заявление Литвина свидетельсвует о том, что президент делает определенные политологические выводы из кассетного скандала.

Как показал кассетный скандал, угроза для президента Кучмы состояла не в возможном народном возмущении или демократическом протесте, а в другом – отсутствии какой-либо политической поддержки президента Кучмы. Оказалось, что все, кто имеет власть или влияние в стране, зависят от политической благосклонности президента. И как только удар пришелся по самому президенту, их авторитет и сила резко упали. И они реально не могли ничего сделать, ожидая, чем закончится конфликт между Кучмой и оппозицией.

Поэтому сейчас президент старается создать реальную политическу силу, на которую он мог бы опереться в случае возникновения либо новых скандалов, либо продолжения кассетного скандала. Ход мыслей правильный, но создать такую силу нерельно.

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Реклама: