Оружейных дел мастера

Четверг, 21 февраля 2002, 13:09
На этой неделе в итальянском Турине завершится предварительное следствие по делу Дмитрия Стрешинского, которого местная прокуратура обвиняет в контрабанде оружия. В своих показаниях Стрешинский обвиняет в участии в незаконных сделках секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Евгения Марчука.

Есть основания полагать, что в этом скандале скоро будет фигурировать большая часть украинской политической элиты, в том числе главный оппонент Марчука депутат Верховной Рады Андрей Деркач, а также бывший президент Леонид Кравчук и нынешний – Леонид Кучма. И в качестве доказательств, не исключено, окажутся записи Николая Мельниченко.

Матрица

Международное расследование незаконных поставок украинского оружия, по своим последствиям для судьбы политического руководства страны, представляет куда большую угрозу, чем поиск убийц Георгия Гонгадзе. Гибель журналиста осталась внутриукраинским делом, но оружейный скандал серьезно задевает интересы ведущих мировых держав. И это не абстрактные интересы защиты свободы слова и прав человека (которыми Запад нередко пренебрегает), а реальные финансово-политические ценности.

Нам удалось в той или иной форме получить достоверные данные о позиции большинства участников оружейного скандала в Украине.

В основном эти позиции совпадают – наша страна стоит на пороге колоссального скандала, способного затмить "кассетный". Если высшее руководство, и в первую очередь президент, не проанализирует ситуацию, и не сделает правильных выводов, последствия для Украины будут крайне тяжелыми. Урон международному положению страны повредит интересам не только власти, но и оппозиции.

Дабы избежать обвинений в политическом "заказе", в материале не содержится персональных обвинений о причастности каких-либо действующих лиц к любым видам незаконной деятельности. Текст предварительно показывался ряду непосредственных участников упомянутых событий. Это люди, знакомые со спецификой работы силовых структур, органов исполнительной власти, корпорации "Укрспецэкспорт".

Об актуальности рассматриваемых тем свидетельствует любезное согласие А. Деркача и Е. Марчука прокомментировать данный материал. К сожалению, дать официальную оценку они отказались, ограничившись частными комментариями в защиту позиции президента Кучмы.

Надо также отметить, что оба политика "многие факты и утверждения в статье расценивают как спорные, а отдельные тезисы - требующими дополнительной аргументации". Впрочем, эту сдержанность с лихвой компенсировали близкие к обоим светилам журналисты.

Один из представителей оппозиции, поддерживающий контакт с Николаем Мельниченко, также представил свое личное видение. Сам майор госохраны никаких комментариев нам дать не смог, сославшись на юридические процедуры, запрещающие оглашение записей в президентском кабинете.

Прежде всего, мы хотели взглянуть на эту историю объективно. И поэтому высказываем убеждение, которое основано на конкретных фактах, что незаконной торговлей оружием занимались либо занимаются сейчас все государства – крупные производители вооружений.

На данный момент, международная политика и правила игры на мировом рынке военной техники таковы, что деление на легальных и нелегальных поставщиков является весьма условным. Специфика оружейного бизнеса и общая конъюнктура требуют удовлетворять спрос на орудия смерти без оглядки на правовые нормы.

И когда дело касается, скажем, абсолютно легального военного сотрудничества с Иорданией и Македонией, США без оглядки на "добрососедские отношения" вытесняют Украину из этих регионов самыми жесткими методами. Американцы предпочитают обеспечивать военно-политическую стабильность своими силами.

Россия так же конкурирует с украинскими вооружениями на всех рынках Африки и СНГ. В "горячих точках" планеты действует эмбарго ООН на поставку вооружений, но недостатка в оснащении бойцы не испытывают. Оружейный бизнес неэтичен по сути.

Например, война на Балканах обеспечивалась в обход санкций ООН такими странами как США, ФРГ, Россия. В связи с этим, мы считаем, что объявление западными СМИ Украины чуть ли не главным источником нелегальной торговли оружием в мире, не имеет реальных оснований.

Отсутствие должного контроля за легальными и нелегальными поставками военной техники в Украине приводит к зарубежным скандалам, к дискредитации нашего законного оружейного бизнеса, к воровству огромных средств, проходящих мимо госбюджета, к всепоглощающей коррупции в силовых структурах и центральных органах исполнительной власти. Значительная часть прибылей от этих операций не поступает в закрома родины, и это ставит вопрос об ответственности государственных лидеров.

Публичное освещение проблемы пока не наносит ущерб интересам Украины. Однако, если государство не разберется с этой проблемой самостоятельно, попытаясь сделать вид будто ничего не происходит, это лишь отдалит развязку во времени. Скандал всплывет за рубежом, и тогда его развитие станет совершенно непрогнозируемым.

С различными оговорками, но почти все стороны конфликта сходятся в одном: ситуация с торговлей оружием выплыла на поверхность не из-за пронырливости западных газетчиков. И не из-за давней неприязни между отдельно взятыми Деркачом и Марчуком. На незаконных хищениях военной техники сделали состояние тысячи людей. В том числе госчиновники всех рангов.

По разным причинам, прежде всего политическим, правоохранительные органы не стали пресекать многие подобные операции. Часть ответственности за это лежит на Е.Марчуке, но не меньшая ответственность – на другом экс-председателе Службы Л.Деркаче, отце Андрея.

Итак, у оружейного скандала более глобальные причины.

Мельниченко как высокая договаривающаяся сторона

Острота скандала заключается, во-первых, в том, что тайная продажа украинского вооружения продолжается. Во-вторых, большинство сделок осуществлялось с ведома высшего политического руководства страны, включая президента. (Настоящая контрабанда ворованного оружия составляет относительно незначительную часть общего объема поставок).

Но главное - действия Украины в ряде случаев серьезно помешали политическим задачам некоторых иностранных государств, и создали нежелательную конкуренцию для легальных и нелегальных торговцев оружием по всему миру.

Публикации о причастности Украины к незаконной торговле оружием на Западе и в России появляются достаточно регулярно. Но с начала 2001 года эта тема стала выделяться в зарубежных СМИ наряду с освещением "кассетного скандала". Достоверность записей майора Мельниченко не оспаривалась серьезными аналитиками, а пленки могли дать конкретные подтверждения газетным сплетням.

Мельниченко до сих пор никому не выдал записи, касающиеся оружейного скандала. Но уже тогда заинтересованные лица в Украине понимали, что полагаться только на порядочность майора нельзя – в конце концов записи могут отобрать силой.

По нашим данным, которые, правда, не имеют подтверждений из первоисточников, во время краткого появления Мельниченко в Европе, компетентные органы Италии и Великобритании якобы вышли на Николая Ивановича, специально интересуясь именно оружейной составляющей матерных хитов в президентском кабинете.

Британская разведка МI-6, судя по статьям в английской прессе, проявляет особую информированность в теме. Американское ФБР также прилагает все усилия, чтобы юридическим путем выбить из опального майора полный комплект пленок. Не поэтому ли американский суд обязал Мельниченко до конца марта передать все оригиналы записей заокеанскому правосудию?

Пока еще в Украине не понимают, что Мельниченко не является бездушной марионеткой, которая тянет время в надежде поднять аукционную стоимость записей и добиться отпущения грехов. Есть серьезные основания сомневаться в версии, будто майор сознательно и с умыслом выполняет задания чьей-либо спецслужбы.

Мельниченко, как показывает анализ его деятельности и свидетельства очевидцев, несомненно обладает определенной самостоятельностью в действиях и достаточно прагматичным мышлением. И вполне может быть стороной хотя бы неофициальных переговоров. Эта возможность существует. По крайней мере, четыре ведущих пропрезидентских группировки, с представителями которых нам удалось неформально пообщаться, выходили на связь с самым популярным украинским беженцем.

Выходили на Мельниченко и наши спецслужбы. Однако лично Президент не пытается реально договориться с оппозицией и Мельниченко, и не пробует найти сколь-нибудь терпимый для всех сторон компромисс. Вполне в характере главы государства.

Танка в мешке не утаишь

С прошлого года в украинских СМИ развернулась настоящая информационная война, участники которой приклеивают врагам ярлык торговца оружием. Уже давно шла борьба между народным депутатом А. Деркачом, лидером мощной финансово-политической группы и секретарем СНБО Е. Марчуком. Ее виртуальным воплощением стал компромат в Интернете, где с лета прошлого года оба политика стали обвиняться еще и в нелегальном оружейном бизнесе.

Причем достоверность ряда обвинений представляется высокой. Как обычно, нынешняя система власти оказалась неспособна к консолидации и отражению нестандартных вызовов. Поэтому государство не выработало никакой информационной политики по данному вопросу. Высокопоставленные мужи, причастные в различной мере к оружейным операциям стали громко кричать "не я!", и тыкать пальцем в себе подобных.

За рубежом недвусмысленно дали понять, что можно простить взятки и даже расправы с оппозицией, но за оружейную конкуренцию придется платить очень дорого. Первыми сигналами стали многочисленные материалы в российских СМИ. Затем радио "Свобода", ретранслирующее на Украину все зигзаги американской внешней политики, заявило о причастности к незаконной торговле вооружениями президента Кучмы и главы его администрации Литвина.

Самым серьезным сигналом стало предварительное следствие по деятельности Стрешинского с обвинением против Марчука, радостно раскрученное медиа-холдингом Деркача. Он явно придерживается мнения, что Марчук якобы лично получал часть прибылей от продажи оружия, и был организатором международной преступной группы.

Любопытно, что в узких кругах "деркачевцев" бытует благородная версия борьбы с Марчуком. А именно: Марчук якобы пытается использовать оружейный скандал для дискредитации президента, а мы защищаем Леонида Даниловича.

При этом сам Деркач заявлял, что располагает документами Службы внешней разведки и Федеральной службы безопасности России, которые удостоверяют его личную непричастность к любым оружейным операциям. (Как здесь не удивиться, что политический деятель защищается справками иностранных спецслужб, к тому же заинтересованного в скандале государства!)

С другой стороны - авторитетнейший немецкий журнал "Шпигель" обвинил Деркача в продаже оружия афганским талибам. Кроме большого количества боеприпасов, талибам достались также 130 танков Т-55.

В узких кругах "марчуковцев" по этому поводу также бытует благородная версия. Говорят, СНБО разоблачает якобы сомнительный бизнес Деркача в трех подконтрольных ему совместных предприятиях.

Кроме того, говорят в Совбезе, скандал опасен "выводом на чистую воду" не одного только Марчука. И потому в нем заинтересованы конкуренты Украины в оружейном бизнесе, в первую очередь Россия. В этой версии также пока много противоречий. Версия бизнес-конфликта не может казаться основной, поскольку при всем кажущемся влиянии Евгения Кирилловича сам он бизнесом не занимается, и не может выступать полноценным конкурентом какой-либо финансово-политической группы.

Еще менее вероятно, что против Марчука могут работать россияне. Хотя им действительно крайне выгодно раздувать скандал в Украине, но удивляет, почему при этом мишенью стал Марчук, который имеет солидные связи в Москве, в том числе и в тамошних спецслужбах.

В любом случае, все опрошенные нами эксперты улыбались в ответ на вопрос, может ли кто-либо в Украине действуя самостоятельно и в своих личных интересах вывезти за рубеж пять эшелонов с 36-тонными танками, или теплоход набитый снарядами. Тем более, "без крыши" в высоких властных кабинетах.

Отрицательный ответ очевиден - недаром украинские правоохранительные органы быстренько опровергли возможную причастность как Марчука, так и Деркача к любым незаконным операциям.

И реальная причина конфликта отнюдь не в желании Андрея Деркача "провести честное журналистское расследование".

Впрочем, участники конфликта более достоверными называют версии, которые ими никогда не оглашались. Отчасти это борьба за преимущественное лоббистское влияние в российском векторе нашей политики и экономики.

А в основном - борьба за благоволение Господина президента, который в своем стиле обнадеживает поддержкой обе стороны, но фактически продолжает их "равноудалять" по разным углам политического ринга. Президент думает, что сможет остаться в стороне от оружейного скандала, если в нем по уши увязнут два отдельно взятых фигуранта.

Отсюда и парадокс ситуации - компроматной войной занимаются люди, которые в обычных условиях молчали бы и заметали любые следы своего действительного участия в лихом оружейном детективе.

К сожалению, слишком медленно до Леонида Даниловича доходит понимание новой угрозы. Хотя матричные процессы обвиняют конкретные личности, под удар поставлена вся система.

Стрешинский – финансист, титан, стоик

Появление Марчука в рабочих материалах итальянской прокуратуры стало пока самым резонансным событием оружейного скандала. Интерес итальянцев, впрочем, строится не на уличающих документах, а лишь на показаниях бизнесмена Дмитрия Стрешинского.

Мы подчеркиваем этот факт, поскольку в итальянском уголовном процессе по делам, связанным с оргпреступностью, понятие презумпции невиновности трактуется несколько более вольно, чем в украинском праве. И потому демонстрация оперативных материалов до суда на Аппенинах - обычное дело, которое вовсе не служит гарантией признания виновности.

Перейдем к собственно истории Стрешинского, и его фирмы "Глобал текнолоджиз", которую одной из первых приступила к продаже украинского оружия в начале 90-х.

Тогда перед государством стояла проблема хранения колоссального советского арсенала, и еще более острая проблема отсутствия свободно конвертируемой валюты. Многие бизнесмены решили на взаимовыгодной основе "помочь".

Первым на этой ниве стал Коммерческий центр Министерства обороны, а вторым - фирма "Прогресс", действовавшая "под крышей" СБУ. В это время свыше 40 иностранных фирм предложило свои услуги Украине, обещая быстрые деньги за возможность опустошить армейские склады.

Тогда была образована комиссия по Экспортно-техническому контролю при Кабинете министров Украины с участием представителей всех компетентных ведомств, для выдачи разрешений на оружейные операции.

И что странно, отвергнув многие предложения, ЭТК прежде всего разрешил торговать именно Стрешинскому. Сотрудники Службы утверждают, что тогда "ГТ" вообще была одной из малоизвестных фирм-соискателей. Но почему такой специфический товар доверили именно этой малоизвестной фирме?

Ответ лежит на поверхности, а вернее - в чьем-то кармане. Это единственное реальное доказательство, по крайней мере некомпетентности правоохранительных органов. От Стрешинского требовали только аккредитив и банковские реквизиты, а политические последствия продажи оружия никто не просчитывал.

Однако Стрешинский не является продуктом только беспредельной украинской действительности. Он оказался нужен многим представителям спецслужб, которые не хотели сами марать мундиры. Есть основания полагать, что деятельность Стрешинского связана также с российскими и германскими разведорганами.

Основные партии оружия закупались в России и Беларуси, а большой кредит никому еще неизвестный бизнесмен получил в ФРГ. Фирма стала одним из каналов, через который с одной стороны Запад оснащал армии Хорватии и Боснии, а с другой стороны Россия через "ГТ" поддерживала сербов.

Надо отметить, что операции Стрешинского с финансовой точки зрения были выгодны Украине! Он брал на себя транспортировку и реализацию груза, при этом все финансовые обязательства выполнял четко, на счета государственных организаций перечислял крупную предоплату, а во многих чиновных кабинетах оставлял щедрые "чаевые".

По одному контракту с "ГТ" сотрудничал и эсбэушный "Прогресс". По словам высокопоставленного сотрудника СБУ, общая сумма доходов бюджета от деятельности Стрешинского составляла до 17 миллионов долларов!

Но Стрешинский оторвался от реальности. Оружейный бизнес – это бизнес разведок, а долгое время координировать большую игру одновременно со многими спецслужбами невозможно. Кроме того, коммерческая конкуренция в этой сфере не чтит никаких правил.

В один прекрасный момент военная контрразведка при помощи сотрудников "Прогресса" обнаружила партию оружия, предназначавшегося для "ГТ" в одесском порту.

Груз был задержан, поскольку количество и типы вооружений не соответствовали таможенной декларации, поданной Стрешинским. Характерная черта, которая прекрасно иллюстрирует армейские порядки и работу правоохранительных органов: источник отправки незадекларированной боевой техники смогли установить только в течении нескольких месяцев.

Стрешинский к тому времени обзавелся приличными связями в администрации президента, правительстве, и даже в самой спецслужбе. Если бы дело против него возбудили в Украине, он сохранил бы шансы на реабилитацию. Но СБУ передала информацию о контрабанде оружия западным разведкам.

После этого судно "Ядран экспресс", шедшее якобы в Нигерию, было арестовано на подходах к Хорватии.

Спустя несколько лет попал под следствие и сам хозяин груза. Впрочем, вина самого Стрешинского еще не доказана. Во всяком случае, он частенько наведывается в свою парижскую квартиру, и регулярно посещает Москву. Это показывает, что несмотря на расследование российской прокуратуры, перед нашими соседями он чист.

Никто не отмыт, ничто не отмыто

Эту истину на себе прочувствовал и сам Марчук. Нанять адвокатов в Турине он сможет, только если суд примет к рассмотрению результаты предварительного следствия и признает достоверными показания Стрешинского. В любом случае репутацию добела уже не отмоешь. Поскольку защита Евгения Кирилловича стала сложнейшей казуистической задачей.

С одной стороны легко доказать невиновность – ведь глава СБУ не мог сугубо в личных интересах торговать оружием вместе со Стрешинским. А СБУ имеет алиби в виде решений ЭТК.

Но не станут ли эти документы основанием для обвинения в контрабанде уже не Марчука, а самой Украины?

Между прочим, в кулуарах президентской администрации бродит еще одна очень популярная версия защиты: оружие Стрешинский продавал Хорватии, которая боролась за независимость против режима Милошевича при поддержке всех демократических стран. Милошевич попал под трибунал, Хорватия свободна, так в чем же обвинять Украину?!

Кстати, не исключено, что если начнется суд, Стрешинский выдвинет более убедительные и более взрывоопасные обвинения.

Наша Служба – и опасна, и трудна!

Совершенно особая позиция в данной ситуации у СБУ. Эта организация заинтересована вообще в полном забвении оружейного скандала. Потому что оружие – главный бизнес украинских спецслужб. СБУ прекрасно знает, что если скандал будет раскручен на полную катушку, то в Украине трудно будет найти незапятнанного политика.

Мы констатируем это без всякого злорадства. Увы, подобная статья, только однозначно более критическая по отношению к Украине, может появиться и в западной прессе. Потому что автор не пользовался какими-либо секретными документами. Это лишь анализ большого массива открытой и кулуарной информации. Нет сомнения, что очень многие люди у нас и за рубежом владеют и документальной базой.

Масштабное расследование распродажи военного имущества за последние 10 лет, или хотя бы обнародование архивов СБУ, Главного управления разведки Минобороны, Главной военной прокуратуры, показали бы жуткую картину воровства и коррупции.

Сейчас, набравшись опыта, СБУ под руководством В.Радченко осуществляет прикрытие всех поставок вооружений вполне компетентно. Украинская военная техника не продается напрямую ни в страны, блокированные международными санкциями, ни даже в соседние государства. Придраться к законности этих действий не сможет сам Гаагский трибунал.

Но опасной составляющей оружейного скандала являются неурегулированные организационные проблемы торговли оружием. СБУ уже давно работает за свои 10 процентов от оружейной прибыли, которые направляются на различные залегендированные счета в коммерческих банках. Возможно, участие СБУ в этих прибылях абсолютно оправданно, потому что офицеры, прикрывающие подобные операции, подчас рискуют своими жизнями.

По идее, эти деньги должны идти на поощрение личного состава, закупку квартир для очередников, приобретение спецтехники. На самом деле, полностью проверить расходование этих средств невозможно.

Банки, разумеется, удостаиваются чести хранить секретные доходы совершенно произвольно. (При желании, установить адреса счетов вполне возможно). Большинство руководителей Службы понимали и понимают необходимость дегализации секретной мошны. Но все предложения аккумулировать тайные доходы от оружейного бизнеса в специальном фонде, подконтрольном государственным ревизионным органам, СБУ торпедирует уже много лет и при всех председателях.

Welcome to "black list"!

В украинском оружейном скандале для властей самое неприятное, что под удар поставлен президент. Ведь может оказаться, что кроме поставок оружия в Эфиопию, Эритрею, Сьерра-Леоне, Нигерию, Анголу, Сомали, Конго, Пакистан, Марокко, Алжир, Ливию, Египет и многие другие страны, к нарушению правил торговли с которыми можно отнестись снисходительно, были и "нетерпимые" адресаты.

Вряд ли остаются секретом зарубежом авиарейсы украинских самолетов в Иран, внесенный США в "черный список". Самолеты стартовали с крымских аэродромов, пересекали границу в зонах, не контролируемых радиолокаторами, и следовали прямиком в Иран с посадкой в Азербайджане.

Номенклатура значительной части их грузов не вносилась в какие-либо таможенные декларации. Однако весь маршрут находился под контролем системы ПВО южной группировки НАТО. Как показывает анализ последних публикаций в зарубежной прессе, западные спецслужбы напрямую связывают деятельность многих украинских авиатранспортных предприятий с тайными поставками оружия в "горячие точки".

На Западе появляется и все больше материалов о продаже украинских танков и боеприпасов в талибский Афганистан через Пакистан. Сколько бы эти данные ни опровергали клерки министерства обороны, очень симптоматично, что уважающий себя государственный деятель, например, президент, публично не опроверг украинское происхождение военного имущества, и причастность ряда наших сограждан к данным поставкам.

Афганская операция – мощный козырь для зарубежных инициаторов оружейного скандала. Публикации, в которых Украина обвиняется в поддержке талибов, обходят стороной тот факт, что в то время в 95-96 годах американцы сами выступали вместе с Пакистаном спонсорами талибской революции.

А пост-советские страны, правительства которых выступали контрагентами в оснащении талибов, вообще не стеснялись своих рабочих отношений с террористическим режимом. Тем не менее, приходится признать низкий уровень оперативного прикрытия украинскими службами заведомо скандальной операции. Она была "засвечена" почти одновременно американцами, россиянами и даже афганским "Северным альянсом".

После безответственных действий в Иране и Афганистане, странно, что до сих пор не произошло утечки информации об эпизодических отношениях Украины с другими одиозными политическими режимами. Мы не станем раскрывать другие секретные операции, в "незасвеченности" которых наши собеседники пока уверены.

Вся эта деятельность осуществлялась при прямой финансовой заинтересованности отечественных "серых кардиналов", и во многих случаях обеспечивалась СБУ. И Служба не хуже, чем Леонид Данилович знает, как часто и где обсуждались подобные операции, как шло дальнейшее распределение прибылей от них в президентском кабинете.

Но Афганистан и Иран – это еще полбеды, это еще как-то можно объяснить. Есть серьезные основания полагать, что западные спецслужбы интересуются куда более взрывоопасными подробностями. В конце марта американцы могут предпринять силовые методы для получения записей Мельниченко. И вот тогда…

А если, скажем, какой-нибудь въедливый вашингтонский репортер случайно займется расследованием продажи вооружений советского производства в пресловутый Ирак в 1999-2000 годах? Как они туда попали, неизвестно. Но идентифицировать поставщиков можно.

И результаты даже такой бездоказательной дискуссии приведут к неприятным для президента последствиям. Ведь западная пресса во многих случаях выражается куда откровенней, чем даже "кілери" отечественного Интернета.

Вдруг, по случайности, разговор на иракскую тему найдется в записях Мельниченко? Представляете возможный эффект, если будет запущен хотя бы подобный слух? Это, конечно, авторская фантазия, которую Леонид Данилович легко опровергнет. Потом. Если сможет.

powered by lun.ua