Как украсть семь миллиардов долларов по-якутски

Вторник, 12 марта 2002, 00:00
Серое, невыразительное утро, размеренно-скучное, как все финансы в швейцарских банках. Подтягивались на работу секретарши. Вскрывалась почта. В одном из конвертов, доставленных в это утро обычной почтовой курьерской развозкой, банковский служащий обнаружил... валютные ценности на 4 (четыре) миллиарда (!) долларов, присланные в швейцарский банк в обеспечение запрашиваемого кредита. История умалчивает о том, какие успокоительные средства из банковской аптечки были выданы этому бедолаге.

А попавшие таким образом в UBS валютные векселя, выпущенные по распоряжению правительства Республики Саха (Якутия) и обеспеченные всеми недрами этой республики, были немедленно переправлены в распоряжение чиновников с более крепкими нервами - швейцарскую генеральную прокуратуру.

Почему? Да потому, что, по мнению скучных швейцарцев, то, чего в финансовом мире быть не может, является нарушением, подделкой или на худой конец мошенничеством. Такое разгильдяйски беспечное перемещение ценных бумаг на астрономические суммы является сюрреализмом или буйным помешательством всех к этому причастных. А сумасшедший должен не заниматься бизнесом, а сидеть в психушке, так же как вор - в тюрьме. Надо отметить, что все наихудшие подозрения швейцарцев в незаконном характере этих векселей и наличие криминальной составляющей в их обороте впоследствии подтвердились.

Едва ли не самое захватывающее в журналистском расследовании - это когда киевский дядька неожиданно пересекается с огородной бузиной. "Капуста", то есть, тьфу, бузина, всплыла в Швейцарии. А про "дядьку" написали в январе этого года несколько информагентств и газет, сообщив об аресте экс-министра финансов Якутии Сергея Яныгина. Он якобы участвовал в мошенничестве с якутскими векселями, пытаясь втюхать их какой-то (ну, разумеется, швейцарской) фирме. Комментарии официальных лиц правительства Якутии к этому печальному инциденту не могли не восхищать явными противоречиями - от утверждений, что эти векселя совсем не выпускались (поскольку не было согласия в своё время Министерства внешнеэкономических связей Якутии), до заверений, что движений средств по ним не было и, вообще, вся эмиссия была торжественно уничтожена.

Интересно, не спятил ли совсем, прочитав это, тот швейцарский клерк, державший их в руках? Пожалели бы несчастного...

Молчали, как партизаны на гестаповском допросе, и в якутской прокуратуре, и в МВД. "Да мы сами понять ничего не можем", - доверительно сообщил мне по телефону начальник следственного комитета МВД по Дальневосточному федеральному округу Геннадий Корнилов. Действительно, заморочили бедным людям головы. Ну и что, что сам Корнилов в те годы как раз работал замруководителя МВД по Якутии? Ну мог же человек забыть?

О причинах такой амнезии - разговор отдельный.

"Вот тут один из моих якутских знакомых находится в розыске, - так же доверительно сообщил мне один банкир. - Некто Сергей Яныгин".

Журналисты тоже могут быть патриотами. Мне захотелось помочь розыску, сообщив, где я виделась накануне с этим самым Яныгиным, и поделиться с банкиром его координаторами. Тем более что тот сам против этого не возражал. И даже согласился предоставить некоторые документы, проливающие свет на эту невероятную историю.

Другие бумажки в ходе расследования пришлось выклянчивать у некоторых нестойких представителей правоохранительных органов. И уж совсем занятные из документов добывать... ну... как бы это... в общем, журналистику не зря сравнивают с разведкой.

Удалось мне пообщаться и с упоминавшимся в газетных сообщениях "гражданином Швейцарии" Аделем Громовым, якобы арестованным вместе с Яныгиным. Он не был ни арестован, ни гражданином Швейцарии и о "мошеннических" своих действиях с удивлением узнал из газет.

В поисках же некоторых других фигурантов дела весьма помогло то обстоятельство, что якутское землячество в Москве, хоть не так велико, но весьма сплоченно. И своих национальных героев (а не только Пал Палыча Бородина) там знают. А уж про эту историю в правительстве Якутии, в котором в своё время успели поработать многие из московской якутской диаспоры, не слышал разве что ленивый.

Например, про то, как в 1994 году в Якутии появился представитель некоей американской фирмочки Akbrut Associates Ltd, который стал предлагать руководству республики привлечь в неё - и немедленно - многомиллиардные инвестиции. Можете не искать эту фирму в международных деловых справочниках. Фирма, которую руководство правительства богатейшего российского региона в переписке почтительно именует потом "американской финансово-промышленной компанией", была зарегистрирована её руководителем - Александром Акбрутом в начале 1989 года с уставным капиталом в... тысячу долларов. Приведём дальше выдержки из некоей записки, подготовленной в ходе расследования дела одной известной отечественной спецслужбой.

"В ходе проведённых проверочных мероприятий было установлено, что указанная фирма зарегистрирована 31.01.89 г. Александром Акбрутом по его домашнему адресу: 12 CLIFFSIDE DR. LIVINGSTON, NEW JERSEY. 07039. Уставной капитал - 1000 долларов США. Сфера деятельности компании - оказание посреднических и консультационных услуг. Общий годовой оборот оценивается в сумму до 200 тыс. долларов США. В фирме работают только А. Акбрут и его жена - Берта Акбрут, которым и принадлежат акции компании на сумму 1000 долларов США. Обращает внимание тот факт, что на некоторых фирменных печатях AKBRUT ASSOCIATES, LTD указывается адрес офшорной зоны ST. JOHN'S, ANTIGUA.

По имеющимся сведениям, А. Акбрут родился в 1937 г. в СССР; в 1972 году окончил аспирантуру МГУ им. Ломоносова, с 1959 по 1979 год работал в Молдавии в объединении "Южэнергоремонт", с 1979 по 1989 г. - служащий американской компании EBAS СО (г. Нью-Йорк). Его жена Б. Акбрут родилась в 1938 г. в СССР, с 1960 по 1975 г. также работала в "Южэнергоремонте", с 1975 по 1989 г. - служащая различных американских компаний".

Что характерно - теперь в правительстве Якутии все дружно запамятовали, кто же впервые привёл и рекомендовал этого финансового гения. Как водится, все кивают друг на друга, крутя пальцами у виска.

Ещё бы. Воспитанный "Южэнергоремонтом" (а может, ещё какими организациями?) финансист предложил облечённым властью государственным мужам схему, не столь гениальную, сколь беспрецедентно наглую. Выпускаются векселя. Нет, не правительством - такие фокусы уже в эти годы были стрёмными, - а, скажем, уполномоченным правительством банком. Им был выбран республиканский Сахакредитбанк. Авалируются, то есть гарантируются, правительством. Потом под их залог в республику привлекаются инвестиции. По окончании срока обращения векселей, который был определён в пять лет с возможной пролонгацией, происходит обратный обмен - кредита на ценные бумаги.

Ну и что ж тут такого необычного? Для финансовых транзакций - схема вполне рутинная. Да если бы не ряд обстоятельств.

Во-первых, в некоторое остолбенение приводил масштаб сделки. Общий её объем был 7 (семь) миллиардов долларов США. Экая малость. Самая смелая фантазия не могла подсказать мне, кто кроме колумбийского картеля и шейха из Арабских Эмиратов может одномоментно предоставить затерявшейся на краю географической карты республике такие средства. Но это ещё ничего. Трудно было поверить и в то, что республика смогла бы эти векселя когда-нибудь выкупить назад. Сто миллионов долларов, сумма, причитающаяся только по одному векселю, - это, как сообщили газеты, треть сегодняшнего якутского бюджета.

И самое главное. Способ, каким эти векселя были гарантированы, также находится за гранью реальности. В генеральном обязательстве, подписанном в адрес Сахакредитбанка тогдашним председателем правительства Юрием Кайдышевым, сии вексельные обязательства были гарантированы... активами Республики Саха (Якутия) и банку предоставлялось "право списывать в надлежащих случаях эквивалент выплаченной им суммы в иностранной валюте с активов правительства Республики Саха (Якутия)".

А документ, подтверждающий ресурсы (то есть активы) Республики Саха (Якутия), стоит того, чтобы воспроизвести его полностью.

"Правительство Республики Саха (Якутия) настоящим подтверждает наличие активов, ресурсов, сырья, имущества и недвижимости на 08 июня 1995 года.

Республика Саха (Якутия) на 08 июня 1995 года располагает балансовыми активами и имуществом в объёме 5,5 (пять с половиной) миллиарда долларов США. В стоимость активов и имущества включены: недвижимость, земля, рудники, лес, заводы.

В качестве залоговых активов Республика Саха (Якутия) располагает: Залоговые ценности:
- ювелирные камни на сумму 600 000 000 (шестьсот миллионов) долларов США".

Для справки. Население Якутии на тот момент составляло миллион сто тысяч человек. По уровню разрыва в доходах самых обеспеченных и самых бедных этот край в России до сих пор на одном из первых мест.

"А почему вы под эти векселя население республики, своих работников не заложили? Это ведь тоже активы", - поинтересовалась я у одного из участников событий. Ответом мне было обиженное сопение. Понятно. Не получилось.

Оставим в стороне такие, интересные лишь финансистам, подробности сделки, как оформление её трёхсторонним договором между правительством Якутии, Сахакредитбанком и "Акбрутом", который должен был привлечь инвестиции. Ладно, спишем на финансовую неграмотность якутских служак то обстоятельство, что векселя на миллиарды эти были оформлены в адрес "Акбрута", собственный оборот которого, по справке ФСБ, едва достигал сотен тысяч долларов. Можно (ну с кем не бывает) оставить без внимания то обстоятельство, что в балансе Сахакредитбанка эти векселя не нашли вопреки всем банковским законам вообще никакого отражения. И такие пикантные обстоятельства, что в соответствии с тем же договором векселя вообще не должны были пересекать границы территории республики до момента поступления инвестиций. Можем даже закрыть глаза на беспрецедентные финансовые условия обращения векселей, предусмотренные рядом дополнительных договоров. Так, размещение векселей предполагалось под 20% (двадцать процентов) (!) от номинала, а полученная в результате обращения векселей прибыль должна была делиться между подельщиками, "Акбрутом" и Сахакредитбанком, поровну. Посреднику же, который первым донесёт вексель до потенциального инвестора, полагалось аж 10 процентов. Согласитесь, такие заложенные в эти бумаги доходы заботу о благе республиканского бюджета мало напоминают.

Интересно другое. Деньги, обещанные под векселя, в республику, по крайней мере официально, по прошествии двух лет так и не поступили. Поэтому сделку эту было решено аннулировать. Вот тут-то и обнаружилось, что сделать это будет крайне затруднительно, поскольку некоторая часть этих векселей вопреки всем договоренностям уже давно находится за границей и участвует в финансовых операциях.

Самое занятное - некоторые официальные лица правительства Якутии, такие, как и.о. вице-премьера Александр Кугаевский, на полном серьёзе ещё в январе утверждали, что "по решению контрольно-ревизионного управления Минфина Якутии, признавшего эмиссию валютных векселей летом 1995 года незаконной, все эти векселя в 2000 году были арестованы, опротестованы, возвращены в республику и уничтожены физически (сожжены)".

Интересно, а что же тогда получили в швейцарском банке? И зачем понадобилась вся эта инсценировка с арестом Сергея Яныгина?

ОДНАКО ШИБКО БЫСТРО ДЕЛАЛИ

Правительство Якутии рисовало ценные бумаги "на коленке"

В бумагах, сопровождающих всю эту историю, постоянно мелькают три серии выпущенных РИКБ "Сахакредитбанк" в адрес "Акбрута" векселей: с В-1 по В-25, с В-21А по В-25А и с SKB С-1 по SKB С-40. Каждый на сумму 100 млн. долларов. Дата выпуска - 06.08.96, дата оплаты - 06.08.01. Впрочем, и в драфтовом, и в основном договоре предусматривалось их автоматическое продление. А к гарантиям правительства на эти векселя был оформлен даже специальный купон на сырьё, действительный аж по июнь 2005 года, на два миллиарда долларов. К слову, годовой объём реализации "Алроса" составляет всего-то 1,7 млрд. долларов, да и то большая часть этой реализации связана договорами с "Де Бирс".

От имени правительства Республики Саха (Якутия) векселя, гарантии и прочие финансовые документы по этому поводу подписаны председателем правительства Юрием Кайдышевым и министром финансов Владимиром Птицыным.

"Вы что, как финансист не видели, что Сахакредитбанк по своему балансу не имеет права выпускать бумаги на такие суммы?" - поинтересовалась я при встрече теперь уже с экс-министром Владимиром Птицыным.

"Ну... Время-то было такое. Что мы знали о ценных бумагах? Не было ни законов, ни фондового рынка, ни рыночных механизмов регулирования. К тому же острая нехватка квалифицированных кадров".

Вот с последним не могу не согласиться. Иные из документов, фигурирующие в этой истории с многомиллиардными суммами, выглядят порой так, будто их сляпали за ночь "на коленке". Наверное, и вправду шибко быстро делали.

И что мне мог сказать Птицын по поводу того, почему он эти бумаги подписывал? Ничего. Принесли - подписал. Правда, надо сказать, что он, пожалуй, был единственным из якутских чиновников, который, похоже, ещё пытался как-то противостоять столь вольному правительственному обращению с государственными финансами. За что ещё в мае 1997 года схлопотал выговор "за неоднократное невыполнение указаний председателя правительства Республики Саха (Якутия)" и предупреждён о неполном служебном соответствии. Правда, менее чем через неделю этот выговор сняли, опасаясь реакции инвесторов (и, наверное, держателей векселей). Ну уж а когда указом президента от 7 октября этого года сам Птицын был отправлен в отставку, так вообще, похоже, он почувствовал себя счастливым. Возглавляя якутский Минфин, отметил экс-министр в одном из интервью, вообще "невозможно проводить независимую финансовую политику", поскольку все принципиальные вопросы согласуются с президентом и председателем правительства. Отметим этот факт.

По утверждению Птицына, он, догадываясь о сомнительном характере сделки с векселями, попытался не давать им ходу, придерживая в рабочем сейфе особо важные документы, касающиеся их обеспечения. Ну да, действительно, гарантийные обязательства по векселям, и, похоже, неслучайно оформлены из рук вон плохо. Кое-где не хватает необходимых подписей. Или печатей. Или регистрационного номера.

Но если честно, то более всего такой порядок оформления бумаг похож на попытку противопоставить хитрости "еврейской" (проходимца Александра Акбрута) хитрости "якутской". То есть гарантии не оформлены, а векселя без них вроде как недействительны.

Как же! Векселя к тому времени уже упорхнули за пределы республики и были, похоже, уже несколько раз в той или иной форме перепроданы. И Птицын об этом был прекрасно осведомлён. Так, кроме уже упомянутого "Акбрута" среди держателей векселей засветилась швейцарская компания "Астор файненс", которая в свою очередь удачно сбагрила их ирландской "Централе трейдинг лимитед". Та по договору переуступки переправила их австрийской "Сосьете полярис корпорейшн". И это только те фирмы, которые напрямую прослеживаются в официальных документах.

Руководитель швейцарской фирмы "Бельвю Ассошиэйтс СА" Марина Громова рассказала в телефонном разговоре, что её фирма два года бомбила Сахакредитбанк и правительство Якутии письмами с просьбой подтвердить попавший в их распоряжение вексель, однако ответа так и не дождались. Именно с этим векселем при предъявлении его в адвокатскую контору якобы и попался её муж Адель Громов. На самом деле всё было законно.

В косвенных же ссылках мелькают и другие компании, американские и европейские, которые тоже могут в своё время предъявить свои права на обещанные Якутией активы. Загадкой остаётся, чем же (или какой долей в этих активах) были в своё время оплачены всё-таки вернувшиеся в республику 30 векселей?

И первым этим обстоятельством обеспокоился, похоже, только сменивший Птицына на посту министра (и зампреда правительства) Сергей Яныгин, именем которого сейчас почему-то в народе и называется вся эта невероятная афера. Может быть, из-за разыгранного "задержания". А может быть, и потому, что именно он первым попытался провести расследование всей этой истории.

Реакция руководства Сахакредитбанка, в сейфах которого вроде бы и должны были храниться оригиналы векселей, была также из разряда очевидного и невероятного.

В особом, "строго конфиденциальном" послании в адрес зампреда Республики Саха (Якутия) С.В. Яныгина президент банка Анатолий Николаев пишет о том, что комиссия, разбиравшаяся в данном вопросе, предлагает на обсуждение следующие варианты выхода из создавшегося положения.

A) Официально предложить нерезидентам, держателям векселей, вернуть их для ликвидации в связи с тем, что они до сих пор не обеспечены зарубежными инвестициями.

Б) Предложить держателям вернуть назад векселя и взамен предложить Договорные банковские гарантии с авалем правительства PC (Я).

B) Выкупить векселя у держателей по минимальной договорной цене.

Г) Истребовать возврата векселей у держателей в судебном порядке как полученные путём мошенничества и злоупотребления доверием.

Как видно, предложенные варианты - один краше другого, и на понятие "кидняка" западных держателей векселей не тянет только тот, где всё-таки предлагается их хоть как-то выкупить.

Удивительное совпадение, наверное, но мне при расследовании этого дела просто надоело слушать, в какую ещё дополнительную историю влипал едва ли не каждый, кто на том или ином уровне принимал участие в этой истории.

Так, Птицына попросили за служебное несоответствие. Руководство Сахакредитбанка, как раз именно те, на период работы которых пришлось оформление этих самых векселей, (главбух Степан Аммосов, президент банка Афанасий Степанов и вице-президент Михайлов), в ходе комплексной проверки были уличены в целом ряде служебных шалостей, приведших к пропаже чужих денег.

Разбиравшийся с обстоятельствами дела начальник отдела кредитов и валютного регулирования Министерства финансов Республики Саха (Якутия) Сергей Михайлович Семёнов для консультаций с ним оказался недоступен по причине того, что сел в декабре прошлого года по ст. 159 (3) УК РФ (мошенничество, совершённое в крупных размерах).

Прямо как сговорились.

И уж совсем удивительной оказалась позиция руководителей правоохранительных структур республики, которых многочисленные чиновничьи послания (а кому охота отвечать), прямо как котят слепых, тыкали носом в творящиеся безобразия. Дело, заведённое по этому поводу в республиканском МВД, "не сумел" обнаружить даже один из его бывших руководителей Геннадий Корнилов.
Интересно, а не потому ли, что в период нахождения и расследования этого дела ещё в республиканских органах из некоторых его папок бесследно пропал ряд важнейших документов?

А нынешнего прокурора республики Николая Полятинского, который в силу своих обязанностей не обнаружить всего этого просто не имел возможности, хочется просто пожалеть. На кого он только, похоже, не пробовал сваливать ответственность за разборку в этом малоприятном деле! Например, на бывшего министра финансов России Михаила Задорнова, которого он, перечислив в письме от 03.02.99 за №16-678-98 все перипетии вексельной истории, прямо вопрошает: есть в этом состав преступления? Нанесён ли государству ущерб? Интересно, а зачем ты тогда прокурор?

Вот в таком духе - что это не в компетенции Минфина России решать такие вопросы - выдержан ответ прокурору заместителя министра Олега Вьюгина. Но один пассаж из этого довольно сдержанного послания выдаёт-таки истинные чувства руководства российского Минфина. "По нашему мнению, факт выпуска и обращения за границей векселей, авалированных Министерством финансов Республики Саха (Якутия) на общую сумму 7 (семь) миллиардов долларов США, создаёт угрозу экономике страны и государственным интересам".

Вот так.



powered by lun.ua