Партнерский сбор УП. Задонать на дроны и РЭБы

"У нас есть документы о причастности Кучмы к продаже оружия Ираку"…

Вторник, 12 марта 2002, 20:46
Глава комиссии по расследованию обстоятельств исчезновения Георгия Гонгадзе Александр Жир добивался проведения специального заседания парламента с участием президента. Он обещал обнародовать сенсационные пленки и доказать, что Кучма причастен к торговле оружием. Его коллеги Жира не поддержали.

Тем не менее, Жир не собирается скрывать сведения, которые представляют общественный интерес. Кучма виноват. Кучма должен понести ответственность. И, судя по всему, Жир готов довести до конца начатое дело. Чего бы это ему не стоило.

"Украинская правда": Александр Александрович, так что же такое сенсационное вы хотели рассказать депутатам?

Жир: Занимаясь вопросами, которые поставлены Верховным Советом, комиссия стала обладателем информации, которая касается не только исчезновения журналиста Гонгадзе, не только вопросов нападения на депутата Ельяшкевича, Подольского. Комиссия стала обладателем и информации, касающейся деятельности ближайшего окружения президента Украины, в частности министра внутренних дел Кравченко, Юрия Дагаева (бывшего начальника ГАИ Украины), Фере и других лиц из ближайшего окружения президента.

В том числе комиссия получила в свое распоряжение записи, сделанные в кабинете президента, касающиеся продажи оружия в Ирак на $100 миллионов, вопреки соответствующим решениям международных организаций, вопреки резолюции № 661 Совета безопасности ООН от 1990 года. Эта резолюция запрещает поставки Ираку любой военной техники.

Президент Кучма лично санкционировал эти поставки и это задокументировано в разговоре с Малевым. Я не буду дальше говорить о подробностях, но это факт. Тем более что через два месяца после поставки оружия в Ирак с помощью этого оружия был сбит американский самолет, и на сегодняшний день американцы проводят расследование и о причастности Украины к поставкам военной техники в эту страну.

Кстати, где-то за четыре дня до гибели Малева до президента была доведена информация о том, что комиссия, в частности, ее председатель, владеет документальными материалами о разговоре президента с Малевым о поставках оружия в Ирак, и президент знал, что скрывать эту информацию я не буду.

"Украинская правда": Была ли какая-то реакция президента?

Жир: Я рассчитывал на эту реакцию, я рассчитывал на то, что у президента все-таки будут доминировать интересы Украины, а не интересы личные. Я сделал все, чтобы президент реагировал, исходя из интересов Украины, однако этого не произошло. Более того, погибает Малев.

"Украинская правда": Какова была ваша первая реакция, когда вы узнали о его смерти?

Жир: Я не могу сегодня однозначно утверждать, но считаю, что наиболее вероятной, наиболее реальной версией, которая найдет свое подтверждение, версию неслучайной гибели Малева. Думаю, что это все звенья одной цепи. Поэтому, следующий момент, не только о пленках Мельниченко.

Сегодня никто не сомневается, что у нас есть доказательства, прошедшие экспертизу в фирме "ВЕК-ТЕК", что визуальное наблюдение за Гонгадзе, о чем он писал генеральному прокурору, проводил Кравченко, вернее, он давал команду, и были задействованы его подчиненные. Об этом четко говорится на записях, которые мы получили из фирмы "ВЕК-ТЕК".

"Украинская правда": Вы имеет в виду какие-то дополнительные записи?

Жир: Нет, это те записи, которые мы получили от Мельниченко, "очищенные" от шумов Брюсом Кенигом. Там четко слышно, что Кравченко рассказывает, как они провалились, осуществляя наблюдение за Георгием. Там же, на этих записях он говорит, что у него есть "орлы", способные на все. Там же есть моменты, где он четко отвечает на предложение президента вывести Георгия в Чечню, раздеть его, и т. д…

Именно здесь фигурировали фамилии небезызвестного Фере, который, по утверждению того же Омельченко, и по имеющимся у нас материалам, курировал эту спецгруппу (так ее назовем). Эта группа, которая, как утверждает сам Кравченко, "не имела морали", занималась преступлениями, в том числе убийствами. В общем-то, у меня нет сомнений, что именно это подразделение вывозило, избивало и издевалось над Подольским.

И вот параллельно комиссия становится обладателем достоверных материалов, с доказательствами, о том, что Кравченко, Фере, Дагаев получили взятку в общей сложности на 1 миллион 200 тысяч долларов, в виде машин, домов, от бывшего гражданина Украины Бориса Мостового. Я, находясь в США, связывался и разговаривал с Борисом Мостовым, неоднократно. Он подтверждает все эти факты. Он и его жена рассказали ужасные вещи, о том, как им угрожали названные лица.

Это деньги, которые были заплачены за то, чтобы в Украине внедрить так называемые наклейки на автомобили, отражающие свет, которые якобы повышают безопасность движения. Весь перечень оказанных услуг.

У меня есть копии других документов и целый ряд материалов, на которые, как я убежден, должен был дать ответ Верховный Совет Украины. Почему Верховный совет - потому что речь идет о поставках оружия в Ирак.

Сегодня это уже вопросы не только Украины, это вопросы международного авторитета страны. В этой ситуации президент делает Украину заложником. Когда весь мир поднялся на борьбу с терроризмом, появляются факты о причастности руководства страны к международному терроризму. Кто, как не Верховный Совет, должен давать оценку?

Если Верховный Совет не желает давать оценку – поскольку президент не хочет - то я на сегодняшний день сознательно обнародую эту информацию. Эту информацию должен знать народ Украины, и он должен принимать решение в правовой форме, в правовом виде.

Есть и еще целый ряд причин. Например, блок, который касается деятельности, связанной с женой президента, с его зятем. Те вопросы, которые на сегодняшний день не могут оставаться без оценки. Все-таки таким вещам оценку должен давать конституционный орган нашей страны, Верховный совет, и эти вещи не спрячешь.

Сегодня я считаю правильным и возможным обращаться в международные организации, в правовые структуры других государств. Поскольку мы находимся в той ситуации, когда страной правит просто "малина во главе с паханом".

В общем, на пленках есть все ответы на причины сегодняшних слез наших людей, бедности, нищеты. Но я прекрасно понимаю, что без участия мировой общественности, мы никаких сдвигов не сделаем, это нереально, это невозможно. Прокуратура карманная, милиция своя, суд – единственный, кто пытается противостоять этой системе.

Слава Богу, сегодня у нас СБУ, благодаря ее руководителю, не лезет в политику. Я удивляюсь как его (Радченко - УП) еще сегодня терпят на этой должности, видно только благодаря руководителю Службы она в политику и не втянута.

"Украинская правда": Кто, на Ваш взгляд, может быть инициатором общения в международные структуры?

Жир: Я, как председатель комиссий, как гражданин Украины, как депутат, я лично передам документы в международные организации. Есть ООН, есть Совет Европы, есть правительство России, есть правительство США, которые декларируют борьбу с терроризмом.

"Украинская правда": Когда это может произойти?

Жир: Это может произойти в любой момент, это уже происходит.

"Украинская правда": То есть, вы уже подготовили документы?

Жир: Это уже происходит, это уже делается.

"Украинская правда": Есть ли на пленках четкий и понятный механизм, кто продавал, что продавал, на чьи счета переведены деньги?

Жир: Есть, есть, есть. Там частично есть и ответ на вопрос о счетах.

"Украинская правда": Можно ли говорить об однозначной причастности Кучмы к торговле оружием?

Жир: Об однозначной причастности не только можно говорить, я утверждаю это. Есть прямые указания президента, как это делать, как поставлять, президент говорит о конкретном виде вооружения. Я достаточно много видел в жизни, что бы делать опрометчивые выводы из неоднозначных доказательств.

"Украинская правда": Сейчас одни СМИ обвиняют Марчука в продаже оружия, другие обвиняют в этом Рабиновича и Деркача. Есть ли на пленках еще какие-нибудь фамилии, кроме Кучмы и Малева? Можно ли говорить о причастности других должностных лиц к продаже оружия?

Жир: Сейчас происходит то, что мы видели раньше - устранение бывших друзей, которые были нужны Леониду Даниловичу на тот период. На сегодняшний день они становятся ненужными или опасными свидетелями. По моему убеждению, сейчас лицам, причастным к поставкам оружия, угрожает опасность. Я думаю, в первую очередь губернатору Одесской области Боделану.

Это мое предположение и убеждение. Думаю, что это интервью поможет его обезопасить.

"Украинская правда": А другие фамилии – Деркач, Марчук?

Жир: Я бы не хотел называть сейчас - Деркач, Марчук... Потому что, я все-таки думаю, что президент опомнится, одумается и сможет предпринять действия, которые минимизирует негативы, которые последовали в результате его деятельности.

"Украинская правда": Что, по-вашему, он должен сделать?

Жир: Президент, прежде всего, должен хотеть этого. Он этого не хочет. Если он будет желать, тогда есть смысл продолжать разговор.

"Украинская правда": Не кажется ли вам, что это похоже на шантаж? С целью, чтобы Кучма ушел в отставку? Что, на Ваш взгляд, должно произойти, каким образом он должен минимизировать скандал, если о нем уже знают?

Жир: Есть несколько путей. Сразу же после выступления на трибуне Верховного Совета у меня состоялся разговор с первым президентом. И он в присутствии журналистов говорит: в его понимании, президент должен пригласить в Украину всех экспертов, и сказать – если это я, то давайте проверим. Но как говорит Леонид Макарович (Кравчук), "Я знаю, что ты этого требовал с первого дня, а он этого не делает, – значит, ничего не будет". Это позиция Леонида Макаровича.

Это не шантаж, если бы это был шантаж, то я бы вышел на трибуну, и начал бы называть вещи своими именами - одно, второе, третье. Я хотел еще раз цивилизованным путем сделать процесс принятия решения выхода Украины из этой ситуации абсолютно корректным и правильным.

Президент уже понял давно, и это я достоверно знаю, что комиссия, и в том числе ее председатель, не остановятся на полумерах, на каких-то там подачках, которые могли бы остановить ее работу. Он об этом знает. Решение – это диалог с комиссией, которая на сегодняшний день является конституционным органом, уполномоченным принимать решения, вносить предложения. И я убежден, что это было бы полезно для государства. Вместе с тем кто-то его убедил в обратном, и президент оставляет за собой право принимать решения.

"Украинская правда": Не кажется ли вам, что он надеется на то, что вас не переизберут в парламент, и это дело с вашим депутатском закончится и, попросту, заглохнет?

Жир: Я категорически отвергаю эти разговоры - переизберут Жира или нет. Будут другие, я верю в то, что много нормальных мужиков, в хорошем понимании, приходит к власти. Поэтому я категорически это отрицаю.

И второе, уже не зависит от того, какой придет парламент. Я достаточно хорошо понимал ситуацию, что мы должны были создать основу, фундамент расследования, который обеспечит необратимость процесса поиска истины. Мы его создали. И независимо от того, какой придет парламент, это дело будет доведено до конца.

Ну а с другой стороны, я думаю, что такие надежды, мол, Жира уже не будет, у Леонида Даниловича все-таки есть. Что вот будет новый парламент, придет стройными рядами команда "едоков" – вот на что он надеется. Но он еще не понимает, что он глубоко ошибается.

"Украинская правда": Где-то месяц назад вы были достаточно оптимистичны по поводу возможного суда над Кучмой. Петр Лютый точно так же подробно расписал, каким образом это можно сделать. Тем не менее, тот же Мельниченко предостерегает быть столь оптимистичными, поскольку существуют определенные проблемы. Что вы сейчас скажите по поводу суда над Кучмой?

Жир: Я еще более оптимистичен. И не просто оптимистичен, а уверен, что сроки начала этого суда не отдаляются, а приближаются. И это строится не на какой-то браваде. Я опираюсь на правовые документы, которыми мы обладаем, поэтому я сейчас еще более оптимистичен.

Скоро все увидят первые правовые последствия работы комиссии, но, к сожалению, не в Украине.

А по поводу Мельниченко, я, кстати, не видел его комментариев. Я слышал до этого много разных интервью, в том числе и Николая Мельниченко – оптимистических и пессимистических.

"Украинская правда": Он говорит, что не все так просто и быстро…

Жир: Если кто-то думает, что это так просто и быстро, то он глубоко ошибается.

"Украинская правда": А вы общались с Мирославой Гонгадзе? Она собирается подавать в суд?

Жир: Она делала заявления на Радио "Свобода", что собирается подавать, после этого я ее не видел. Я думаю, что она будет подавать в суд. Почему она до сих пор этого не сделала, я не знаю, хотя думаю, что у нее есть все основания, есть правовая база.

"Украинская правда": Каковы ваши дальнейшие действия? Учитывая, что Верховная рада не захотела вас заслушать, вы решили просто обнародовать эту информацию?

Жир: Я делаю первый шаг на долгом пути. Я рассматривал несколько версий развития ситуации. В том числе, что делать, если мне не дадут выступить. Не дали.

У меня есть план. Я знаю, что буду делать. Но я ни одному СМИ не сказал, что я буду делать. Только для того, чтобы каждый видел, что мы делаем, а не говорим. И в том числе, чтобы минимизировать противодействие Леонида Даниловича. Я не боюсь этого противодействия, но оно может затянуть время.

"Украинская правда": На пленках, которые оказались в вашем распоряжении, говорится только об Ираке?

Жир: Мы пока называем только записи об Ираке. Дальше… Я хочу, что бы наш президент все-таки понял, что его действия сегодня не в интересах Украины, его действия направлены на самосохранение, но обречены на провал, потому что ему уже не удастся удержать все в своих руках. Ему за все придется отвечать. Рано или поздно.

Но я еще раз надеюсь, что он образумится, и начнет диалог, по крайней мере, с комиссией.

"Украинская правда": Ваш прогноз, когда Кучма уйдет в отставку, или он отсидит свой положенный срок до 2004 года?

Жир: В задачи комиссии не входит прогнозирование…

"Украинская правда": А ваше личное мнение?

Жир: Я пока не буду делать прогноз… Я как полковник, прекрасно понимаю, что если бы человек чувствовал ответственность за народ, он бы уже давно пустил себе пулю в лоб. Он этого не делает.

"Украинская правда": Он делает себе пластическую операцию…

Жир: Да, настоящие мужики пластические операции не делают. Я считаю, что нужно думать не о том, какой у тебя фейс, а думать за страну.

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Все новости...
Реклама: