Попытка ликвидировать УПЦ КП: власть "перестраховывается" относительно итогов выборов?

Четверг, 14 марта 2002, 13:37
На фоне реляций о предвыборных баталиях не замеченным осталось сообщение о том, что Генпрокуратура в лице О.Баганца опротестовала решение Госкомрелигий (еще от 1992 года) о регистрации Украинской православной церкви Киевского патриархата. Протест внесен на основании запроса 65 депутатов (преимущественно от левых и "пропрезидентских" фракций). Формальное основание протеста - июньский Всеукраинский православный собор 1992 года, на котором было объявлено об объединении УАПЦ и УПЦ в единую УПЦ КП, произошел не в соответствии с уставами УАПЦ и УПЦ.

Следовательно, фактически поставлено под сомнение легитимность существования православной церкви, которая, хотя и существенно уступает УПЦ Московского патриархата по количеству парафий (3 тысячи против 9 тысяч), однако существенно перевешивает ее по количеству верующих, которые себя с нею идентифицируют (34% взрослых граждан Украины против 18%, причем эти цифры являются стабильными уже на протяжении нескольких лет). И сделано это на основании процедурных нарушений, которые якобы были допущены еще 10 лет назад.

Напомню немного истории. До 1989 года на территории УССР легально действовала единая православная церковь - РПЦ в лице ее Украинского экзархата. Однако под влиянием общего демократического подъема возник вопрос о возрождении двух национальных церквей, - УГКЦ, ликвидированной Сталиным в 1946 году, и УАПЦ, практически весь епископат и священники которой были уничтожены еще в 30-тые годы.

В течение первых месяцев 1990-х около тысячи православных парафий (преимущественно в Галичине) откололись от РПЦ и их представители на соборе в Киеве объявили о возрождении УАПЦ во главе с главой УПЦ в США митрополитом Мстиславом, возвышенным к патриаршему чину. В то же время экзарх Украины митрополит Филарет домогался повышения статуса своего экзархата до уровня "самостоятельной в управлении" УПЦ.

После провозглашения независимости Украины собор УПЦ почти единогласно решил хлопотать перед Москвой о предоставлении этой церкви "канонической автокефалии" (в православной традиции появление независимого государства всегда значило и независимость церкви, - так было в Болгарии, Сербии, Греции, Румынии, в конечном счете, в самой России).

Однако Московская патриархия к такому развитию событий оказалась готовой. Вместо предоставления украинской церкви автокефалии участники архиерейского собора в Москве потребовали отстранения Филарета от церковного руководства. Это и было сделано на архиерейском соборе УПЦ, созванном в мае 1992 года митрополитом Никодимом в Харькове (несмотря на откровенное нарушение устава УПЦ, за которым право созывать такой собор имел только сам Филарет). Но большинство промосковски настроенных епископов УПЦ с такой формальностью не посчитались и избрали себе новым предстоятелем управляющего делами Московской патриархии митрополита Владимира (Сабодана).

Вместо этого Филарет со своими сторонниками пошел на объединение с УАПЦ в единую УПЦ КП под омофором патриарха Мстислава. Судьба этого объединения оказалась сложной. С одной стороны, его так и не признала часть епископата УАПЦ, которая в 1993 объявила о "возрождении" этой церкви. С другой, - выразительно национально ориентированная УПЦ КП подвергалась откровенным гонениям со стороны администрации новоизбранного президента Л.Кучмы. "Венцом" всего стало жестокое избивание участников похорон патриарха Владимира (Романюка) киевским "Беркутом" в июле 1995 года (эти события были названы "черным вторником").

Но под омофором патриарха Филарета (был избран на соборе в октябре 1995 года), церковь постепенно преодолела внутренние кризисы, организационно окрепла, и стала медленно, но уверенно выигрывать соревнование у "канонической" УПЦ (МП) за симпатии большинства православных верующих. Более того, появился реальный шанс объединения ее с УАПЦ и получения этой объединенной церковью "канонического" признания, - однако не со стороны Московской, а Константинопольской патриархии, в состав которой Киевская митрополия входила до 1686 года.

"Политически" УПЦ КП вела и ведет себя достаточно осторожно. С одной стороны, Филарет традиционно благословлял все значимые национально-демократические мероприятия, начиная с яхтенной экспедиции УНП "СОБОР" с Киева в Севастополь, заканчивая съездом блока "Наша Украина". С другой стороны, он никогда не позволял себе резких оппозиционных выпадов против первых лиц государства, а по сему присутствие Л.Кучмы на пасхальных богослужениях в кафедральном Владимирском соборе (хотя, конечно же, непродолжительное, и только после посещения аналогичной службы УПЦ (МП) в Лавре) перестало восприниматься как сенсация.

Однако Киевский патриархат поневоле становился мощным фактором не так текущей внутренней политики (здесь его роль остается сравнительно незначительной, - в первую очередь в силу осторожности патриарха Филарет), сколько большой геополитики. Каноническое признание УПЦ КП окончательно выводило бы Украину из евразийской орбиты. Поэтому программным тезисом всех пророссийских политиков в Украине - от "центриста" А.Деркача до коммуниста П.Симоненко, - стало отстаивание "православного единства Киева и Москвы".

А после того появился уже упомянутый протест Генпрокуратуры на решение Госкомрелигий относительно регистрации решений собора десятилетней давности. Госкомрелигий, хоть, этот протест и отклонил, - но Генпрокуратура уже объявила, что будет обжаловать это решение в суде.

Причем следует откровенно признать, - основания выиграть такое судебное дело у Генпрокуратуры будут по одной простой причине. Правовая база для регулирования межконфесийных отношений в начале 1990-х только формировалась. В то же время действовал и новый закон о свободе совести, и ведомственные инструкции еще со времен бывшего СССР. Следовательно, обжаловать любое решение того времени трудности не представляет (и в первую очередь это касается УПЦ (МП), предстоятель которой митрополит Владимир был избран с явным нарушением действующего церковного устава).

Так почему же протест прокуратуры появился именно относительно УПЦ КП? И именно накануне выборов?

Едва можно ли считать случайным то, что этот протест совпал во времени с печально известным заявлением Б.Бойка о том, что оппозиция параллельным подсчетом голосов планирует совершить чуть ли не государственный переворот. Учитывая полную подконтрольность Б.Бойка Банковой и настойчивость, с которой общественность приучают к мнению о фантастических рейтингах блока "За ЕдУ" (что не подтверждается теперь ни одной социологией), вполне очевидно - систематичные фальсификации результатов выборов в общенациональном масштабе таки готовятся.

А после того нужен мощный информационный повод, способный отвлечь внимание от возможных протестов оппозиции. Запрещение же церкви, которую поддерживают 34% взрослых граждан (причем преимущественно именно "национально сознательных", тех кто против коммунистов и кучмистов) - является идеальным поводом. "Рухи" с "РиПками" и "Просвитами" выходят на демонстрации уже не с протестом против сфальсифицированных выборов, а под лозунгами защиты родной церкви. В конечном итоге, церковь таки "разрешают" (тяжело вообразить, как сегодня даже в условиях нашего правового беспредела будут опечатывать и передавать московским священникам тысячи украинских храмов). Но разрешают в обмен на признание "легитимности" парламента, где безраздельно будет доминировать "За ЕдУ" вместе с "Женщинами за будущее". Принципиальная же оппозиция опять оказывается "локализованной" и преданной вождями "умеренных", как это произошло уже год назад.

Конечно, здесь описан наиболее мрачный сценарий, - возможные и определенные его более "мягкие" модификации. Но наша жизнь в течение последних лет слишком макабрично для того, чтобы считать такой вариант развития событий совсем невероятным.



powered by lun.ua