Как это происходит. Субъективные заметки участника избирательного процесса

Понедельник, 25 марта 2002, 12:50
Вячеслав Пиховшек известен тем, что даже сюжет о Викторе Ющенко превращает в пиар Демсоюза. Можно, конечно, расценивать и эту статью, как попытку рекламы собственного блока. Мы не всегда разделяем его точку зрения, однако, считаем возможным опубликовать его "дорожные заметки", хотя бы потому, что УП до этого детально не писала о блоке ДемПУ-Демсоюз.

В действительности все это еще хуже, чем можно было представить. Я не много ожидал от четвертой избирательной кампании, в которой в той или иной степени участвую, и первой, в которой являюсь собственно участником. Но количество "действительно настоящих новостей" оказалось "в новинку".

Этот текст является попыткой обобщения некоторых собственных наблюдений избирательного процесса в Центре и на Востоке Украины. Неполной, конечно, – поскольку это субъективные заметки участника избирательного процесса. Города указывать не буду – надеюсь, что, эту скромность (для "тормозов" указываю, что употребляю это слово в ироничном смысле) оценят губернаторы, которые за упоминание их недоработок получили бы лишний раз по голове из Киева.

Что такое административный ресурс

Понятно, что никто в регионах не расскажет вам о каком-то собрании с рекомендацией голосовать за определенного кандидата или партию. Промолчат и о давлении на избирателей. Более-менее разнообразной в массе своей, насколько об этом можно судить из однодневного пребывания, выглядит и пресса областных центров. Многообразие кандидатов большое, информации о них много, правдивой и не очень. В городах хватает биг-бордов – причем не видно, чтобы "За еду", "Наша Украина" и "зеленые" имели с этим какие-то проблемы.

Админресурс чувствуется, когда переезжаешь из одного областного центра в другой. Раздражение растет соизмеримо километражу: дороги, "забитые" биг-бордами одного-единственного избирательного блока. И не только по этой, переносимой, честно говоря, причине. Есть и другая. Наверное, каждый, кто попутешествовал по украинским дорогам, все еще помнит щиты - "территория такого-то лесничества". Так вот, сейчас эти щиты сверху закрыты рекламой этого же избирательного блока. Я в этом убедился лично, заметив регулярность появления этих щитов.

Остановился, и приподнял "верхний" плакат. Знаете, это в какой-то степени даже символично – надежно "збацаный" советский знак, надежные сталинские бетонные столбы, и такое вот новое содержание плаката. Простое воссоздание обстоятельств позволяет сделать вывод о кем-то спущенной разнарядке на количество плакатов, не подкрепленное реальными деньгами, что и заставило районное начальство выкручиваться самостоятельно. Не удивительно, что часть щитов выполнена в лучших традициях районных афиш, например, индийских мелодрам, которые так любил "советский народ".

Случаются и каламбуры – в одном месте видел "политически неправильную" надпись, выполненную, скорее всего, в протопериод создания властного избирательного блока - "За Единую и Богатую Украину". Учитывая все большие буквы, читается даже диковато.

Региональные дискуссии

Знаковыми фигурами для регионалов являются – по уровню заинтересованности – Кучма, Путин, Ющенко, Медведчук, Тимошенко, Мороз, все еще Лазаренко. В моем случае – Волков, Горбулин. Мне достается на орехи. Попытки парировать иногда удачны – по уровню саморекламы блок Демпартии-Демсоюза значительно уступает всем, включительно с "Нашей Украиной". Это дает мне основания со всем жаром юного сердца настаивать на несуразности слухов о "миллионах Волкова". И – кивать на тех, кто "вбросил" в рекламу намного больше. Впрочем, кое-где сталкиваешься с тем, что с легкостью можно найти и в Киеве – цитируют совсем не то, что ты говорил. Приходится сжимать зубы, еще не хватало судиться журналисту с коллегами!

Региональный журналист, наш региональный коллега – человек, жаждущий информации. У меня есть обоснованное подозрение, что вне Киева, Львова и, может, еще нескольких областных центров, Интернета, как фактора влияния, не существует (это – для "тормозов" – снова ирония). Поэтому информация, которой оперирует местный журналист, "грешит" чем угодно, кроме варианта так называемой "полноты", которой в состоянии оперировать журналист киевский. Впрочем, в одном из областных центров очень умная и интеллигентная девушка ставила вопрос, в частности и по проблеме "Литвина-Каротерса".

Другие оперируют более-менее стандартным набором штампов и стереотипов. Мне понравилось, что необычный, судя по всему, стиль общения "на равных", региональный журналист воспринимает нормально. Думаю, в таком стиле - перспектива украинской журналистики. В целом же, не в обиду моим региональным коллегам будет сказано, их уровень подготовки острых вопросов равен приблизительно четверти Алены Притулы (когда она меня корит в наших частно-политических разговорах).

Для меня это означает, что единственного информационного поля страны, - поля, которое бы состояло не из одного-двух-трех национальных каналов, каждый из которых по своему подбирает и интерпретирует (или – не интерпретирует) новости и аналитику - нет. В регионах, где я побывал, не существует как факта культуры "Нового канала", ICTV, "Тониса", СТБ – я, конечно, не хочу этим сказать, что моих уважаемых коллег не смотрят в тех регионах, где я не бывал. Следовательно, о каком-то сравнении информации на уровне местных журналистов, я уже не говорю избирателей, не может быть и речи.

Темы, которыйе с одинаковой заинтересованностью воспринимают и журналисты, и избиратели – персональные связи и персональные противостояния. Самым интересным является образ Юлии Тимошенко. У нее, кажется, нет "среднего" избирателя – ее либо ненавидят, и таких немало, либо – боготворят. Достаточно необычен Александр Мороз.

Он для многих – и после кассетного скандала – и по сей день является олицетворением гражданской позиции, кое в чем устаревшим, но все же олицетворением. И если Мороз действительно когда-то захочет претендовать на национальное лидерство – он должен, пусть извинит меня Сан Саныч, существенно осовремениться. Что сложно, и к чему у Мороза большого стремления нет. Но - иначе – сложновато избежать широкого восприятия его противостояния с Кучмой как "слишком личного". Впрочем, здесь я уже перешел от описания к анализу предвыборной кампании.

Про олигархов, "наших" и "ненаших"

Леонид Кучма. Я не первый раз наблюдаю, как вся масса критического отношения к нему странным образом сосуществует с равнением на него украинской интеллигенции. Мне сложно объяснить этот феномен одной лишь "провластностью", здесь есть что-то от личности украинского президента, во многом похожего на тех, кем он руководит.

Владимир Путин. С грустью констатирую, что это политик, которого большинство из тех, кого я встречал, готовы воспринимать как своего президента. С грустью, поскольку украинская земля, похоже, родить может.

Виктор Ющенко. Он – "пушистый", он "мессия", "оскорбленный", "несчастный", но "что-то сделал для людей".

С этим не поспоришь, соглашаешься, только спрашиваешь, откуда такое мнение, что другие не смогут сделать больше. И почему он тянет в парламент тех, с кем бы я в одном избирательном блоке – и в одной компании - находиться постеснялся. Это я – не о Борисе Тарасюке, Олесе Танюке, Викторе Мусияке, Владимире Филенко или моем друге, Славе Кириленко, а о, например, Василие Червоние, Юрие Криворучке и Владимире Бондаренко. Спорят со мной. Спрашивают, почему Демсоюз голосовал за отставку "мессии" с премьера. Спрашиваю в ответ – чего же Виктор Андреевич не взял в свое время вице-премьером того, кого предлагала фракция? И взял его же в свой список 44-м?

Виктор Медведчук. Интересуются их публично-заочной полемикой с Ющенко. Много говорят об их дебатах, которые не состоялись. Аргумент Ющенко об их несоизмеримых с Медведчуком рейтингах блокируется напоминанием, почему же Ющенко с такой настойчивостью "льет" на Медведчука. Не проще ли было бы сказать это не за его спиной, а перед всей страной, на телекамеры? Кажется, после этих слов начинают понимать, что не все в этом мире можно объяснить через "наше" и "ненаше".

Найпроще с Волковим и Горбулиним. Владимир Павлович вообще производит на людей теплое впечатление, а его неконфликтность выгодно контрастирует с грязью других. Пути решения проблем, вопрос о которых ему ставят, на непосвященных производят впечатление элегантностью и умением находить общий язык с антагонистами.

Еще проще с Волковым. Его дистанционирование от руководства партией, аргумент о "бельгийском деле", что демократия, между прочим, означает признание любого человека невиновным вплоть до решения суда, которое еще должно вступить в законную силу, а главное то, что у Волкова (вообще редкое качество для украинского политика) фактически нет личных врагов, блокирует крики злоумышленников и клеветников, которые никак не могут забыть ему дела, за которые его боялись критиковать. Когда Волков был при власти.

Свобода прессы и свобода звука

Мои слова о том, что для Славы Пиховшека имеют значение не только сугубо политические отношения, но и отношения сугубо человеческие с кем-то из руководства блока и партии, и что потому я не боюсь выборы проиграть, хоть и не хочу этого, производят впечатление.

Мои слова, что я пошел из "Эпицентра", чтобы не подвергаться обвинениям в использовании своего "фейса" в эфире, все еще работают, как и то, что свои нынешние немалые служебные полномочия я не использую для демонстрации "себя, любимого", в эфире.

В регионах известны и другие "детали" из жизни 1+1. Как мы в подвешенном до сих пор работаем без лицензии, например. Остальное умный человек додумает и сам. Я убедился в этом.

Самое тяжелое - отвечать на вопрос о реальной свободе прессы. Врать нельзя, сказать все тяжело. Работает аргумент – я руководствуюсь принципом, чтобы мне 10 лет подряд не было стыдно за то, что я говорю в Эпицентре.

Иногда ставят вопрос о компромате в политике. Пытаюсь растолковать, что компроматом является умышленно лживая очерняющая информация, и ее следует отличать от правдивых негативных фактов, которые есть в биографии каждого политика. Английская поговорка говорит, что у каждого есть свой скелет в шкафу. И заранее понимаю утопичность своего разъяснения – человек в регионе (и в Киеве также) имеет маловато информации, чтобы самостоятельно определить, что является правдой, а что – дозированной ложью.

"Типа выводы"

Основной урок этой избирательной кампании. Независимо от того, кто победит, и что будет означать эта победа. Я никогда не думал об украинских политиках как о дальновидных, которых интересует немногим больше, чем их личная политкаръера.

При том, что это их проблема. Но - ожидать, что их концентрация на этой кампании - насколько близорука, что ради выборов можно рисковать будущим? Не своим, а страны?

Начатое деление на "нашу" и на "ненашу" из удачного технологического приема в реальной избирательной кампании превратился в способ самоопределения избирателя. Деление подхватили и конкуренты тех, кто делит, быстро переделав его из карьериста в националиста. И только немногие из действительно интеллигентных людей понимают, что такое деление фактически, скажем так, не очень правильно, что сволочей, как и нормальных людей, хватает по обе стороны.

Что без демократов в парламенте, которые будут балансировать персональную конкуренцию, мы обречены на постоянное азиатское до непримиримости противостояния. Но оценивают ли так свои действия непосредственные участники противостояния? И не является ли конфликт их естественным способом поведения, который используют те, кто в очередной раз разыгрывает "украинскую карту"?

И еще один водораздел, с которым, к сожалению, приходилось столкнуться, к сожалению, на десятый год независимости Украины. На "украинское" и "антиукраинское". Ясно, что это, с одной стороны, все еще "отрыжка" империи, но с другой – какую же подлость делают стране те, которые в погоне за сегодняшними голосами снова делят людей.

Людей, которые только что начинают чувствовать свое достоинство не как представители определенной ("украинской" или "не-украинской") группы крови, а как граждане европейской страны. Боюсь, "гражданин" для нас все еще высшая математика. У меня нет иллюзий, что журналисты самостоятельно этот примитив не смогут остановить. И почти гарантировано, что простые объяснения, кто "украинец", а кто "анти-украинец" когда-то для нас обернутся сложными проблемами.


________________
NB. О том, что приходится выслушивать обычному избирателю, кто аплодировал Тимошенко, сколько харьковчан встречали Литвина, кто по соционическому типу Ющенко, за что сняли Кальченко, кто носит прозвище "избирательных" клоунов, обо всем этом читайте в новом разделе "Украинской правды" ВЫБОРЫ 2002



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!