"Хорошковский запиликает на Скрипке"… С кем вы, работники культуры? - Да с тобой, с долларом

Вторник, 26 марта 2002, 21:49
Его любили. Потому что красивых рок-певцов в классных красных штанах у нас мало. Красивых рок-певцов с двумя парами классных красных штанов - еще меньше. А красивый рок-певец с двумя парами красных штанов и с принципами - вообще один - Олег Скрипка. Был. Ведь за последнюю неделю Скрипка несколько обеднел. Нет, гармошка осталась, и любовь, и "Весна. Весна. Весна", и штаны (две пары, красные), и остальной реквизит, - все, кроме принципов.

Потеря ли это для Олега Скрипки?

Вчера я бы подумала, что да. А завтра, может, более нужными станут штаны. Будет куда выплеснуть эмоции, когда присмотрится пристальней, за кого же он на самом деле пел перед пацанами на Крещатике в тот мрачный уикенд перед выборами.

На нашей эстраде, где мало света и мало кумиров, он был последним, кому хотелось верить. Эту фразу можно заодно считать и некрологом доверию.

Политика у нас - не церковный хор, где поют преимущественно те, кто верит в Бога.

Можно было бы еще поверить с горем пополам, что "ВВ", как и "Океан Ельзы", - искренние апологеты политиков, которые имеют все признаки озимщины - молодость, пробивную силу и зелень. Можно было бы считать, что музыки не досмотрели, как те въехали в политику на удобных мерксовских диванах, подталкиваемых Банковой, и от радости стремительного полета так растерялись, что забыли предложить избирателю еще что-то более ценное, кроме блеска мастерски отшлифованных настоящих зубов, которые подтверждают главную и единственную идеологему КОПов - молодость. Можно было бы, в конечном счете, подумать, что крутые рок-мужики стали жертвами какого-то недоразумения или крючкотворства нехороших гоблинов из имиджмейкерских контор.

Можно - если бы мы услышали за дни, что прошли с субботнего концерта в поддержку "Озимых", хотя бы одно слово опровержения от Скрипки или Вакарчука, и если бы мы не знали, что незадолго до этого в львовском клубе "Лялька" всегда чистый от политики лидер "Воплей" заявлял, что свой голос отдаст за блок Тимошенко.

Так же можно было бы допустить, что у Жанны Боднарук с Владимиром Литвином единая Украина, ради которой она в агитпоездке по Закарпатью так терзала сердце акапелло, что чуть не прослезился единственный глаз телекамеры УТ-1. Можно было бы. Если бы Жанна не то что носила в косметичке освященный образок с портретом гаранта, а даже не клялась на дружеских вечеринках в электоральной верности совсем не "еде", а "Нашей Украине".

Вот такая предвыборная певчая янусовщина. Поют одно, в избирательную урну несут другое, сальдо и кукиш - в кармане.

Один мой знакомый журналист, пошутив о предвыборной грошве: "Лосось пошел на нерест", направился и себе зарабатывать на икру вместе с "Демсоюзом", хотя свой скромный бюллетень побожился отдать другим. А еще одна журналистка - вместе с женщинами, которые за будущее. Несмотря на то, что этой оригинальной целью "ЖЗМ" выгодно выделяются разве что от невнесенных в списки Центризбиркома археологов (те - всегда за прошлое), избирательные симпатии моя знакомая лелеет к мужчинам из другого политического объединения, далекому, во всяком случае, от женщин, сплоченных Валентиной Довженко.

"Лосось пошел"... Да, несомненно, рассуждают все пассажиры агитпоезда, - и писака, и орфей, и куплетисты. Все приближенные к творческой интеллигенции воспринимает выборы как сезонную черновую работу, косовицу, например, или вахтенные поездки во времена Союза на Север - махнул, напрягся, хекнул, вытер пот с чела рукавом, бахнул рюмку "смирновки", аккуратно подгреб выручку - ну, молодец!

Весело, бодро, с азартными чертиками начинающего картежника в глазах - выборы как чудной перформенс, чужая игра, в которой тебе подфартило взять взятку, а второго круга не будет. Моралист назвал бы такую игру безответственностью или цинизмом, преферансист - наивностью. Ведь на самом деле это серьезная игра, и она продолжится. При нашем участии. Или прямо на наших спинах.

Отечественные "звезды" и творческие "белые воротнички" уже шокировали нас в 1999 году. Могилевская, Пономарев, Матвиенко, даже Чубай с "Плачем", даже Цибулько, Подольчак и Дюрич...

Что же касается "Скрябина", то его теперь вообще переведем в отдельное делопроизводство, потому что для группы, которая с тех пор сменила трех зажиточных патронов сомнительного идейно-художественного качества (команду президента, зеленых и команду озимого поколения), уже не найдется другого резюме, кроме того, которым один из моих литературных любимчиков Макс Фриш посочувствовал героине своего романа "Штиллер": "В то утро она с печалью постигла, что путь от порядочной женщины до шлюхи чрезвычайно краток".

А кое-кто из других названных в нашей агитистории быстро осознал, что их призыв "Голосуй по уму, голосуй за Кучму" жестоко конфликтует с действительностью. Замаливать, может, в Лавру и не ходили, но пиво пили с искренним покаянием. И совесть скреблась, неудобно так, как кот в песочнице.

Не исключаю, что и через полгода "цвет нации" будет тужить за свободой слова, за порядочной властью с честными правилами игры, за европейским выбором, за потерянной верой в Отчизну, которая тогда еще не была настолько похожа на Беларусь. И будет ему жаль Отчизну, как "Шурику птичку". И слезы эти будут искренними - ведь мартини, купленное на скошенные перед выборами деньги, на то время уже закончится.

Елена Зварич, "Украина молодая" для УП



powered by lun.ua