"За едУ!" - низкий старт под высокую планку. Часть ІІ

Среда, 27 марта 2002, 10:44
Читайте часть первую:

"За едУ!" - низкий старт под высокую планку


О самом главном

"Задача государственной власти – определение направлений и способов, путей и целей развития государства. Задача административной системы, административно-бюрократического аппарата – выполнение того, что решили политики, что определила власть. Может ли административная машина занять место государственной власти? Может. Но ничего хорошего из этого не получится".

Президент Украины Леонид Кучма, "О самом главном".


В результате штаб "За едУ!" превратился в очень сложную и многоступенчатую структуру. Его главой стал министр сельского хозяйства Иван Кириленко. Кириленко сделал себе имя опытного пиарщика на полях Днепропетровщины в 1998 году, когда был главой штаба пресловутой "Громады". Используя самые беспредельные методы агитации в условиях тотального противостояния с центральной властью, личный друг Лазаренко собрал для своей партии почти 5 процентов голосов.

Кампания велась нетехнологично, с огромными и неоправданными затратами, однако Кириленко максимально использовал наличный административный ресурс. Талант не пропал даром. Впрочем, Леонид Данилович умеет ценить противников, доказательством чему его воспоминания о "криминально-номенклатурном таланте" Пал Иваныча.

Кириленко - исполнитель. Он находится под преимущественным влиянием двух выдающихся политиков – первого номера партийного списка Литвина и второго номера – премьера Кинаха.

Проблема блока состоит в неоправданной персонификации менеджмента. Владимир Михайлович, конечно, человек талантливый, но кроме руководства администрацией он замкнул на себя и ведение всей кампании. Лидер со свойственной ему добросовестностью и педантичностью пытается влиять даже на чисто функциональные детали кампании. Причем некоторые решения Литвин принимает даже не уведомляя г-на Кириленко.

Отсутствие элементарной координации является вообще фирменным стилем всех штабов блока. И закономерно, что Литвин лично контролирует кампании мажоритарных кандидатов блока. Лидер блока исполняет свои обязанности в той же манере, что и обязанности главы администрации.

К чему это приводит, видно на примере хаотичной рекламной кампании блока. За телерекламу "еды" отвечает Савенко. И сейчас он не может запустить серию имиджевых роликов, потому что не имеет права самостоятельно принимать какие-либо решения. А собрать кворум лидеров, готовых взять на себя ответственность, Савенко не имеет полномочий. Поэтому симпатичные ролики лежат на полке. Видимо, их готовят к показу на День дураков…

Кинах также является одним из главных двигателей кампании блока. Ибо структурная база "За едУ!" - вертикаль исполнительной власти. Но имиджевые мероприятия и выступления оба лидера разрабатывают самостоятельно, в соответствии со своим пониманием публичной политики.

Вопреки советам, ни Владимир Михайлович, ни Анатолий Кириллович не стали заниматься даже изучением навыков выступлений перед аудиторией и по телевидению. Хотя навыками ведения избирательной кампании Литвин не владеет совершенно, а Кинах никогда не агитировал за пределами своего мажоритарного округа. Тем не менее, энтузиазм они проявляют неподдельный.

Старается оставаться близким к принятию решений и сам Пустовойтенко. О степени его полезности говорят парламентские выборы-98.

Вопреки ожиданиям, лидеры "Трудовой Украины" только номинально входят в руководящий состав блока. "Великолепная четверка" представила свои ресурсы на службу коалиции, но уже давно потеряла интерес к ходу кампании. Более того, если еще осенью эти люди пытались критиковать, предлагать, ходили с докладами к президенту, то теперь они фактически самоустранились от активной партийной работы. Причина – категорическое несогласие с методами работы первых двух номеров партийного списка.

Пинчук, например, с помощью московских пиарщиков Петра Щедровицкого раскручивает проект "Команды озимого поколения". Именно такой высокотехнологичной кампанией представлял себе Виктор Михайлович и проект "За едУ!". Там не сложилось. И теперь он, по словам недовольных "едунов", вкладывает в партию власти куда меньше, чем в игрушечный КОП.
Пинчука уже не волнуют эти выборы. Он просто желает поиграть мускулами в преддверии 2004 года, и показать свои возможности всем потенциальным кандидатам президентского марафона.

Со всем руководством "Трудовой Украины" у Литвина прекрасные личные отношения. Владимира Михайловича "технократы" очень уважают и ценят. Функционально он вполне отвечает их интересам. Но Литвина ценят именно как главу администрации, но в качестве публичного политика всерьез не воспринимают.

И для этой критики подает основания сам Литвин, который даже в разгар выборов высказывает в узком кругу пожелания сохранить удобное и привычное место в президентской тени.

Кинах "трудовиков" раздражает своими претензиями сохранить премьерское кресло за собой и после 1 апреля. Однако, бизнесменов он категорически не устраивает в качестве премьера (впрочем, бизнесу мешает любой сколько-нибудь претендующий на самостоятельность премьер, как ранее мешал Ющенко).

Эти противоречия далеко не единственные в блоке, где количество групп влияния вряд ли поддается точному учету. Основные сегменты – бюрократическое крыло, замкнутое на Литвина. Группа правительственных чиновников и бизнесменов, замкнутых на Кинахе. Маловлиятельные партийные объединения. Бизнес-крыло, к которому можно отнести группу крупных предпринимателей, имеющих самостоятельную политическую базу. А также значительное число региональных группировок.

Одной из основных блокообразующих групп влияния является "донбасская группа" Рината Ахметова, Виктора Януковича, Александра Ефремова. К ней можно условно отнести луганскую и донецкую элиты. Они обладают значительной автономией в принятии решений, поскольку обеспечивают ресурсную поддержку не только своим регионам, но и центру.

"Донецкие" настойчиво расширяют свои лоббистские полномочия. Если одним участникам коалиции блок дает шансы на политическое выживание, другим – возможность удовлетворить свои амбиции, то для донбасской элиты этот вопрос связан с расширением рычагов влияния на центральную власть.

Интересно, что представители всех групп влияния прекрасно осознают ненадежность конструкции блока. И делают ставку не столько на партийные кампании, сколько на проведение своих сторонников по мажоритарным округам.

Например, "Трудовая Украина" рассчитывает получить порядка 20-22 мандатов по отдельным округам. До 25 штыков рассчитывает собрать "донбасская группа". Все выдвиженцы – бизнесмены, а не партийные функционеры, и они надежно привязаны своим бизнесом к пропрезидентской элите.

Можно ли хоть как-то пригладить весь разношерстный клубок конфликтующих между собой политических и экономических интересов членов блока? Наши собеседники, которые принадлежат ко всем вышеуказанным сегментам, сходятся на мысли, что в будущем парламенте "За едУ!" все же не постигнет судьба скоропортящейся НДП.

Дисциплина и преданность президентскому слову не позволят быстро разбежаться серпентарию единомышленников. Но ожидать какой-то сплоченности, особенно ввиду 2004 года, от депутатов блока не стоит. Однако есть основания говорить, что фракция "За едУ!" в Верховной Раде может составить не менее 70 мандатов. И более того, эта команда способна демонстрировать единение по крайней мере в течение года. До начала президентской кампании.

Люди из футляра

Блок не имеет популярных и эффектных лидеров, а имиджевые мероприятия проводятся крайне непродуманно.

Литвин остается все тем же главой администрации, только часто мелькает по телевизору на торжественных церемониях, куда раньше ездил сам Леонид Данилович. Литвина уже успели уличить в плагиате научной статьи, и обвинить в гибели пенсионера-водителя.

Милицейские власти хотели сделать приятное Владимиру Михайловичу, возможно, действительно непричастному к автокатастрофе. Но руководство МВД, как и в случае с убийством Гонгадзе, не стесняется скрывать все обстоятельства дорожной аварии, и тем самым по-настоящему придает вес обвинениям. Заявления ГАИ о том, что джип Литвина двигался со скоростью менее 60 км/ч по загородной трассе подрывает всякое доверие к истории, которую можно было бы сразу объективно и достойно урегулировать.

Бизнесмены из "Трудовой Украины" предлагали в качестве главной рекламной идеи блока раскрутить несколько актуальных социальных проблем. Например, борьбу с наркоманией. Начиная с сентября, по всем газетам стали появляться статьи Тигипко, анализирующие проблему наркотиков, предлагающие средства решения. Пинчук и Деркач разработали в декабре серию телевизионных роликов.

Однако руководство блока отказало в немедленном размещении роликов в эфире, мол, мы это сделаем только в последнюю неделю марта. Объяснения о том, что рекламу надо давать заранее, чтобы она успела отложиться в сознании, эффекта не возымели. И только после разноса у президента, когда было принято решение бросать в бой все творческие силы, в начале марта ролики появились на экранах. Публикации Тигипко о борьбе с наркоманией прекратились еще в январе.

Отсутствие концепции "персональных марок" лидеров усугубляется отсутствием единой общенациональной рекламной стратегии. Организационная импотенция блока заложена в самой его природе. Большое число центров влияния не позволяет обеспечить эффективную координацию. Центральный штаб не обеспечивает жесткого контроля за деятельностью на местах. Поэтому финансовые ресурсы используются, мягко говоря, непрозрачно.

Губернаторы из избирательных фондов зачастую тратят средства на решение хозяйственных проблем как общественных, так и личных. По ряду областей зафиксированы случаи, когда деньги на кампанию доходят до районных штабов в объеме 2-3 % от запланированного. Очень опасна ситуация, зафиксированная в двух областях, когда структуры "За едУ!" вообще не оплачивают газетную и телевизионную рекламу. Что дает основания для судебных исков оппонентов.

Многие аналитики считают главной причиной неудачного выступления "За едУ!" то, что ведение кампании в регионах полностью возложено на губернаторов.

Во-первых, бюрократия неспособна творчески проводить избирательную кампанию, что необходимо в условиях жесткой конкуренции.

Во-вторых, местная власть сейчас больше озабочена проведением выборов в региональные органы власти и самоуправления.

В-третьих, местная власть не имеет требуемых организационных механизмов. Ведение кампании губернаторы перекладывают на своих заместителей (в списке блока замы глав 12 областных администраций), у которых нет соответствующей структуры, зато остается множество обязанностей.

В-четвертых, психология чиновника не позволяет реально оценивать ситуацию. Сверху ставятся нереальные планы по сбору голосов, снизу бодро рапортуется о превышении взятых на себя обязательств. В агитации участвуют сотрудники силовых структур. Включая милицию, СБУ, налоговую, пожарных, военных.

В большинстве областей чиновный аппарат обязали исполнять эти прожекты под угрозой увольнения. В результате чиновный люд вообще перестает обращать внимание на угрозы. И работает с конкурентами блока на коммерческой основе.

Не имея админресурса в Киеве, "За едУ!" демонстрирует здесь подлинную эффективность своих пиар-усилий. По всем соцопросам, партия власти может получить в столице порядка 2% голосов. В то время как рейтинг НДП, которая входит в блок, и отсутствует в списке, составляет не менее 3%!

Какой могла бы быть оптимально проведенная кампания, показывают события в Луганской и Донецкой областях. Там избирательной кампанией занимаются специально выделенные структуры на базе благотворительных фондов. Фонды имеют эффективный менеджмент. Главы районных администраций, являясь начальниками местных избирательных штабов, контролируются на нескольких уровнях, включая специальных представителей губернаторов.

Административный ресурс совмещает свое давление с денежными инструментами и системной работой средств массовой информации. Очень важно, что деньги не разворовываются. Конечно, оценивая эффективность этих действий, мы должны оговориться, что методы ведения агитации и борьбы с оппонентами выходят за рамки представлений о демократии и правах человека.

На востоке власти не останавливаются не только перед запугиванием "диссидентов", но и перед прямым применением силы. В Донецке принадлежность к враждебной "За едУ!" партии – аномальное явление. И как показывают политические убийства на востоке – оппозиционность опасна для жизни.

В Луганской области рейтинг уже составляет 13-15 %, и, учитывая "липовые бюллетени", на выборах вполне может дорасти до 18-20%. А в Донецкой области при нынешнем рейтинге 17-18 % партия власти рассчитывает взять до четверти голосов. Только эти два восточных региона уверенно гарантируют "едунам" преодоление избирательного барьера.

В остальных областях рейтинг партии колеблется в пределах 3-6 %, причем по ряду регионов он имеет тенденцию к снижению. Эти объективные данные не только известны в администрации президента, но докладывались по различным каналам непосредственно главе государства.

Поиски спасителя партии власти от 8%-ного фиаско, очевидно, закончатся безрезультатно. Конечно, уже сейчас в управлении внутренней политики администрации президента слышны утверждения, что и 8 % – "это достойный результат для молодой партии, это отличный старт"; "Единство" в России тоже не получило тотального большинства"; "правильный кандидат в президенты-2004 уже получил организационную базу, и тогда придет черед технологий, тогда мы начнем серьезно работать".

Насколько эффективна нынешняя правящая элита? Ответ на этот вопрос уже дала экономическая ситуация, дал "кассетный скандал", сейчас черед выборов. Равнодушие олигархов к проблемам партии власти – показатель их личного отношения к действующей системе, свидетельство непрочности социально-политической базы системы Кучмы.

"За едУ!" пройдет в парламент только благодаря частным политическим интересам ряда региональных элит, которые совпали чисто ситуативно, и только на период нынешних выборов. Это неприятный диагноз лично для Леонида Даниловича. И для всей власти, которая не отмечена стратегической прозорливостью. Зато имеет очень граблеустойчивый лоб. Хватит ли на всех пластырей 1 апреля?



powered by lun.ua