Прощай, король, прощай!

Вторник, 14 мая 2002, 16:52
Перед началом матча "Металлург" (Запорожье) - "Динамо" (Киев) с юга заходил свинцовой тучей грозовой фронт. Резкий перепад атмосферного давления стал убийцей одного из самых великих тренеров в истории мирового футбола. Но дело не только в перепаде давления.

О том, что Валерий Лобановский болен, знали все. Даже тупые фанаты, громившие киевскую синагогу. Он давно уже перестал привычно покачиваться во время матчей и производил впечатление смертельно уставшего от жизни человека. Лобановский давно отказался от послематчевых пресс-конференций, предоставив право комментировать очередное поражение киевского "Динамо" в очередном ключевом матче своим преемникам. Он доживал.

С тех пор, как новым владельцам легендарной команды удалось вернуть из арабских странствий в Киев Лобановского, "Динамо" пошло на поправку. До этого в Европе о киевском "Динамо" знали только одно: некогда великая команда, сейчас пытается возродить свою славу путем раздачи норковых шуб судьям. Мастер смог изменить ситуацию быстрее всех нуворишей. Его команда начала выигрывать. Лобановскому удалось создать новое "Динамо", свою третью, и последнюю, "Команду Мечты". Пока не продали Шевченко и Реброва.

Никто не задумывался о том, что именно Лобановский стоял у основ нынешней украинской независимости. Триумфальный (по игре, но - не результату) чемпионат мира в Мексике-86 - Виктория в первую очередь украинского футбола. Валерий Лобановский сделал тогда то, о чем в страшном сне не мог подумать секретарь ЦК по идеологии Леонид Кравчук и тем более, директор Южного машиностроительного завода Леонид Кучма.

Главная команда Советского Союза (футбольная) - чуть ли не вся с Украины. Для республики, где борьба с "Империей" была сведена к соревнованию на спортивной арене, это - мотивация. Лобановский подтвердил это на чемпионате Европе. Проигранном, по устоявшемуся мнению, отнюдь не из-за великолепного гола Ван Бастена, а из-за ошибки "москаля" Рината Дасаева (он никогда не умел играть на выходах). О том, как в том матче сыграл одессит Игорь Беланов, помнят только на его родине.

Именно успехи футбольной Украины сыграли немаловажную роль в том, как местная общественность восприняла свалившуюся с неба независимость. Это на Западной Украине она была веками выстрадана. На востоке и в центре страны люди голосовали животом ("Мы - бывшая житница Европы") и эмоциями ("На нас весь советский футбол держится").

В наступившие новые времена Валерий Лобановский уже учил играть в футбол арабских спортсменов. И когда он вернулся в Украину, оказалось, что все изменилось с тех времен, когда он был вторым человеком в стране после 1-го секретаря ЦК КПУ Щербицкого.

Вряд ли это его удивило - в 1989-м (в разгар Перестройки, спустя всего год после Евро-88) Лобановский пытался играть в политику, участвуя в парламентских выборах. Он проиграл и больше не желал выйти за рамки привычной зеленой лужайки. Лобановский стал в Украине таким же легионером, как и Невио Скала, призванный сегодня донецким "Шахтером". Он просто положил на алтарь политико-экономических игр в Украине свое имя.

На футбольном подъеме хозяева "Динамо", объединенные социал-демократы, прошли в 1998-м в Верховную Раду, уверяя всех в том, что они недобрали голосов из-за поражения от "Ювентуса". В этот момент Лобановский, казалось-бы, получил то, о чем мечтал - невиданный административный ресурс. Он и раньше мог призвать в милицию Протасова и Литовченко и обескровить днепропетровский "Днепр". Но тогда днепропетровцы напряглись и все равно выиграли чемпионат СССР назло Мастеру.

Лобановский никогда не смог бы придумать того, что сделали нынешние украинские бизнесмены "от спорта" - купить весь "Днепр" оптом и продать его в розницу (и заграницу). Убрав соперника и заработав, при этом, хорошие деньги. Но он не стал играть в чужие игры. Он - устал. В Киеве из него сделали не Знамя, а Жупел.

Его болезнь скрывали от всех, как хворобы Леонида Ильича Брежнева. И даже в тот момент, когда он находился в запорожской реанимации, его верный ученик и один из любимцев, Анатолий Демьяненко, уверял журналистов, что Лобановский с командой возвращается в Киев. И вся информация о здоровье сраженного инсультом тренера проходила такой фильтр, что зарубежные корреспонденты заговорили о "Синдроме Чернобыля".

Можно не сомневаться, что похороны Валерия Лобановского в Киеве, на Байковом кладбище, побьют все рекорды посещаемости этих скорбных мероприятий. Он и при жизни был рекордсменом. После его ухода с поля голы с угловых (специально, а не "на шару"!) забивали считанные игроки. Он стал гением угловых и штрафных. Легендой. К сожалению, уже - не живой.

И теперь, для того, чтобы отдать последнюю почесть Футболисту, в очередь выстроится не меньше людей, чем при похоронах великого украинского тенора Анатолия Соловьяненко. А тогда, к удивлению украинских властей, череда людей, желавших почтить память певца, растянулась на километры. Расстояние, на которое не может расчитывать ни один из пока еще живых украинских властителей.

powered by lun.ua