Мама

Вторник, 21 мая 2002, 13:52
"Сегодня очень тяжелый для меня день. Страдания, которые я переживаю, не укладываются ни в какие человеческие рамки. Мне сложно представить, что такое количество мужчин на руководящих постах, рожденных женщинами, заставляют так мучится мать. Я устала уже обращаться и говорить – дайте мне похоронить его по-человечески, но я должна знать, кого хороню", - говорит мама Георгия, Леся Гонгадзе.

Несмотря на обещание Кучмы, последняя экспертиза, в которой должны были принимать участие эксперты из Германии, так и не началась. И никто не знает, когда она начнется. Тогда, в конце 2001 года после встречи с канцлером ФРГ Герхардом Шредером президент распорядился обратиться к германским специалистам за помощью в проведении дополнительного исследования тела. До сих пор никаких официальных сведений о согласии немецкой стороны и о возможных сроках проведения экспертизы не поступало.

Более того - мама Георгия уже больше года не видела никого из правоохранительных органов, кто мог бы внятно сообщить ей о том, как идет расследование, каковы его результаты.

Пани Леся уже не знает к кому обращаться с просьбой внести ясность в дело. Она все еще имеет сомнения по результатам предыдущих исследований и потому просит провести последнюю экспертизу, которая расставит все точки над "i". Она готова предоставить все, что у нее осталось от сына, чтобы результат был как можно точнее.

"У меня уже не осталось слов, чтобы уговаривать руководство страны и чиновников". "Неужели нельзя это сделать? Я уже много раз обращалась к Кучме - дайте мне его по-человечески похоронить! Ведь одно его слово - и все проблемы были бы решены!", со слезами в голосе говорит мама.

Уже почти год никто из правоохранительных органов с ней не связывался, она не знает, кто ведет дело ее сына.

Кстати, на 23 мая назначено очередное заседание суда по делу "Леся Гонгадзе против Генпрокуратуры". Она обвиняет Генпрокурора в бездеятельности и преступной халатности, которая привела к смерти ее сына в связи с тем, что прокуратура не приняла никаких мер в ответ на обращение Георгия о ведущейся за ним слежке.

Пока сын не похоронен, матери есть для чего жить. Для нее – это единственная цель в жизни и страшно подумать, что будет после.

powered by lun.ua