Нефтепродукты подорожают еще на 30%

Вторник, 11 июня 2002, 17:12
Нефтегазовая отрасль Украины, пережившая бурный передел собственности, похоже, не перестанет быть одним из ведущих ньюс-мейкеров экономики Украины. Острая ценовая конкуренция, которая набдюдается в отрасли, требует от компаний-операторов минимальных затрат и максимального контроля за сетью сбыта. При таком раскладе эффект от изменения внутренних объемов производства, спроса и экспортно-импортных потоков является доминирующим. Об этом свидетельствует недавний всплеск цен на рынке жидкого топлива, который, впрочем, не должен продлиться долго.

Игроки

Коротко то, что происходило до недавнего времени в отрасли, можно охарактеризовать так: "Вертикальная интеграция по-русски". После приватизационных процессов 1998-2000 годов большинство крупнейших НПЗ перешли под управление российских компаний. Необходимый россиянам контроль над нефтеперерабатывающими заводами достигался двумя способами. Их либо приватизировали, что снижало риски проведения собственной политики развития производства и обеспечивало долгосрочные преимущества при входе на рынок, либо контролировали большую часть поставок нефтеперабатывающих предприятий (см. диаграмму1).

 
 
Диаграмма №1

Такие российские гиганты, как Тюменская нефтяная компания и "Лукойл" получили контроль над Лисичанским и Одесским НПЗ, соответственно. Их доля в капитале украинских производителей превысила 78% ("ЛиНОС") и 96% ("Лукойл-Одесский НПЗ") в 2001 году. Кроме того, эти компании обеспечивали поставки сырья и для других производителей, в частности "Укртатнафты", НПК "Галичина", "Нефтехимика Прикарпатья".

Российские "Славнефть" и "Башнефть" контролировали большую часть поставок для СП "Укртатнафта" - арендатора мощностей Кременчугского НПЗ. Компания НПЗ Галичина (Дрогобыч) находилась в 2001 под управлением компании "Шелтон", затем Львовской областной администрации (что не способствовало активному развитию производства компании).

Для расширения своего присутствия на рынке, владельцы НПЗ активно развивали франчайзинговые сети бензозаправок. С помощью данных схем, с небольшими затратами, существующие автозаправочные станции обеспечивают распространение продукции НПЗ под единой торговой маркой, повышают доверие потребителей к качеству продукции, обеспечивают дополнительные услуги в соответствии с требованиями компании.

Например, компания ЛиНОС (ТНК) впечатляющими темпами развивала сеть - с 2 заправок под маркой ТНК в начале 2001 года до более 350 в конце года.
После укрепления своих позиций крупные российские производители занялись вытеснением импортеров готовых нефтепродуктов. Операция блестяще завершилась в середине прошлого года, при этом импорт готовых продуктов снизился более чем в 2 раза в 2001 году по сравнению с предыдущим. Увеличение поставок сырья, ремонт и частичная модернизация производства позволили отечественным НПЗ активно конкурировать с импортерами готовых нефтепродуктов по цене.

Ценовые войны

В 2001 году падение цен на бензин и дизтопливо составило около 50-70%. Существенные ценовые колебания возникли из-за наличия олигополистической конкуренции среди украинских производителей нефтепродуктов и отмены льгот для импортеров готовой продукции.

Активная работа на рынке АО "Укртатнафта" близкими к демпингу методами долила масла в огонь. Главные игроки пытались во что бы то ни стало занять задекларированные доли рынка (ТНК - 40-45% при имеющихся 33% , ЛукОЙЛ – 30% при доле рынка около 17%), снижая свои цены чуть ниже текущей рыночной цены. (см. диаграмму №2)

 
 
Диаграмма №2

Такое соперничество, согласно экономической теории, могло продолжаться до того момента, пока цена превышала издержки производства, сохраняя, таким образом, уровень безубыточности производства. Данная стратегия приводила к тому, что, с одной стороны, компании теряли краткосрочные прибыли в погоне за долей рынка, с другой стороны - выиграли конечные потребители. Погоня за долей рынка за счет прибыльности заводов не могла продолжаться долго.

Аналитики прогнозировали, что в долгосрочном периоде снижение цен до границы рентабельности производства неизбежно повлекло бы потери НПЗ. И действительно, средняя рентабельность НПЗ резко снизилась с 15-20% в начале 2001 года до 5-7% в начале 2002 года, а порой достигала отрицательных значений. Кроме того, законопроекты, принятые с конца 2000 по начало 2002 гг., обеспечили обложение стоимости сырой нефти НДС с украинской стороны, и перекрыли возможности льготного импорта.

Так, вследствие принятия поправок к законам, усложнилось уклонение российских владельцев НПЗ от акцизного сбора. Ранее многие НПЗ не уплачивали акциз, ссылаясь на решение арбитражного суда о незаконности таких операций. После законодательных изменений необходимость уплаты акцизов привела к увеличению стоимости сырья и, соответственно, снижению рентабельности.

Таким образом, в начале 2002 году сложились предпосылки для повышения цен на ГСМ. Производители возлагали большие надежды на сезонный спрос со стороны сельского хозяйства, чтоб выйти из полосы низкой рентабельности. Однако в первом квартале текущего года цены не увеличились в связи с равномерными закупками сырья с/х производителями и сокращением непродуктивных расходов ГСМ. Вялый спрос, перепроизводство и существование запасов в оптовом сегменте, отстранение в марте ТНК и ЛукОЙЛа от аукционов по продаже украинского сырья обеспечили стабилизацию и даже некоторое снижение цен в первом квартале текущего года. В частности, стоимость сырья, как минимум, на 20% отставала от роста мировых цен.

Кстати, ситуацию с недопуском ТНК и ЛукОЙЛ на аукцион многие эксперты считают искусственным занижением спроса, с целью поддержки некоторых переработчиков (прежде всего, компаний, производящих на Кременчугском НПЗ и западноукраинских производителей, "Галичину" и "Нефтехимик Прикарпатья"). Эти действия, похоже, укладываются в общую тенденцию повышения роли государства на рынке.

Государство против россиян?

Вмешательство государства в 2002 году на рынок нефтепродуктов существенно усилилось. Регулирование налогообложения импорта стало первой ласточкой. Затем в феврале Кабмин и шесть субъектов рынка (ЗАО "Укртатнафта", ООО "Укртатнафта-Центр", ПИИ "ТНК-Украина", ЗАО "Казахойл-Украина", ПИИ "ЛУКойл-Украина", ОАО НПК "Галичина") подписали Меморандум о сотрудничестве, сделав очередной шаг к повышению концентрации на рынке. Государство попыталось оптимизировать условия нефтепоставок для производителей и совместно реагировать на рыночные изменения, что может положить начало негласного картельного соглашения между украинскими производителями нефтепродуктов. Но разные интересы ключевых игроков позволят, по мнению экспертов, избежать согласованных действий, оставляя декларации на бумаге.

На самом рынке ожидается появление крупного игрока — государственная (за вычетом миноритарных акционеров) компания "Укрнафта" может быть интегрирована с СП "Укртатнафта", "Нефтехимиком Прикарпатья" и НПК "Галичина". Появление серьезного конкурента - компании "Укрнафта" - для нынешних хозяев рынка россиян чревато снижением их рыночной доли. Правительство, при наличии достаточной политической воли, получит больший контроль и снизит риски от неожиданных скачков цен. Что, возможно, повлечет удешевление нефтепродуктов для потребителей.

Долго ли продержатся высокие цены

Что касается последнего ценового скачка, то он, по мнению экспертов, обусловлен стечением ряда обстоятельств. Во-первых, объективно повышались цены на нефть на мировом рынке, что стимулировало российские компании наращивать экспорт в дальнее зарубежье. Расширение квот на поставки нефтепродуктов во втором квартале уже привело к повышению их стоимости в России на 15-30%. Такая конъюнктура постепенно начала сказываться и на Украине.

Во-вторых, перед парламентскими выборами компании хеджировали риски, сбывая крупные партии быстрее, а не дороже. В апреле, после выборов, необходимость проведения подобной "кризисной" политики отпала.

В-третьих, основные игроки страдали от негативной рентабельности, и пытались восполнить потери, увеличивая экспорт, и таким образом создавали несколько искусственный дефицит на внутреннем рынке.

В-четвертых, Россия приняла решение о двукратном повышении экспортной пошлины на нефть с 1 июня до $20,4 за тонну. Это подогревало ожидания производителей, которые начали ориентироваться на новую себестоимость продукции.

Несмотря на то, что рынок уже отреагировал на смену некоторых тенденций и субъективных факторов, перспективы для дальнейшего роста цен объективно существуют. Вместе с тем, существуют и объективные обстоятельства, которые будут противодействовать значительному повышению цен на нефтепродукты.

Так, поставки в Украину могут расширить "ЮКОС", "Тюменская нефтяная компания", "ЛУКойл", "Славнефть" и "Башкнефть". Однако может повыситься реэкспорт как нефти через Украину, так и экспорт готовых нефтепродуктов, продажа за рубежом которых становится все более выгодной. Это создает риски для возможного дефицита сырья, особенно накануне повышения спроса к осени, после сезона отпусков и сезонного спроса со стороны сельского хозяйства.

С другой стороны, увеличение квот может расширить производство, и небольшие колебания рынка в сторону перепроизводства могут существенно сбивать цены. Существующие инвестобязательства собственников НПЗ также будут сдерживать возможность создания дефицита сырья. До осени, накануне традиционного сезонного снижения бизнес-активности, и отсутствия спроса со стороны сельского хозяйства, цены вряд ли смогут интенсивно двигаться в сторону повышения.

Эксперты предполагают, что оптовый рынок топлива постепенно стабилизируется, что остановит повышение цен в рознице в летние месяцы. Цены увеличатся до августа не более чем на 10-15%. Однако, до конца года, вследствие высокого спроса на экспорт мазута и дизтоплива, а также внутреннего спроса аграриев возникнет дефицит, что, скорее всего, приведет к росту цен по сравнению с нынешним уровнем на 25-30%.

powered by lun.ua