Дело Александрова: порочный круг или призрак надежды?

Четверг, 25 июля 2002, 20:29
За последнюю неделю дело об убийстве словянского журналиста Игоря Александрова снова получило новое развитие: в прошлую пятницу от сердечной недостаточности внезапно умер бывший подозреваемый Юрий Вередюк, а в этот четверг Верховный суд частично удовлетворил кассационное представление Донецкой прокуратуры, отменив оправдательный приговор Вередюка и отправив дело на новое расследование.

На первый взгляд кажется, что все возвращается на круги своя - "решение Верховного суда еще раз подтвердило: так как должно было быть, так и произошло, и та надежда, которая у нас теплилась, она осталась похороненной", говорит жена журналиста Людмила. Однако больше оптимизма можно услышать в словах адвоката семьи Александровых Богдана Ференца. "Полностью ли оправдан Вередюк или будет доследование – все равно нужно расследовать обстоятельства гибели Александрова", считает он. И в этом смысле заинтересованная сторона ничего не теряет.

Людмила Александрова с детьми и Богдан Ференц встретились с киевскими журналистами во второй половине дня в четверг, чтобы поделится своими впечатлениями о следствии, о судебных заседаниях, и о том, что ждет дело Александрова завтра.

Напомним, что рано утром 3 июля у входа в офис словянской телекомпании "ТОР" был избит ее генеральный директор Игорь Александров. Через несколько дней, 7 июля так и не приходя в сознание он умирает. Дело обрело большой резонанс, однако, судя по всему, без особого результата. "Каждый из приезжающих чиновников хотел отметить ту работу, которую он сам проводил", вспоминает Людмила Александрова. Семья встречалась и с министром внутренних дел, и с Генпрокурором, и, по словам вдовы, они называли различные версии, и в качестве основной причины упоминали журналистскую деятельность Александрова.

До 13 августа расследование велось именно в таком ключе, однако когда президент раскритиковал правоохранительные органы и дал ЦУ в десятиневный срок раскрыть дело, политическая версия была отброшена. Ровно через десять дней выпивающий и больной туберкулезом Юрий Вередюк признался в совершении "ошибочного убийства".

"Мы с первых дней не верили в эту ошибочную версию", говорит Людмила Александрова. Тогда же в интернете появилось открытое письмо сына журналиста Алексея, который, указывая на явные несообразности следствия, просил о помощи и защите для свой семьи.

С осени благодаря содействию Института массовой информации интересы семьи журналиста представляет адвокат Богдан Ференц. "Первым заданием было добиться судебного рассмотрения, поскольку досудебное расследование могло продолжаться бесконечно", - говорит он. - "Слава Богу, нам это удалось". Удалось даже большее – вместо обещанного сентября 2002 года, первые заседания суда стали проходить уже в январе этого года.

"Мы приходили, заседание открывалось, была какая-то причина, и заседание закрывалось", - так Людмила Александрова описывает первые месяцы судебного следствия. -"Практически заседания начали происходить после второго апреля". После выборов семья журналиста в течение полутора месяцев выслушивала "эту ошибочную версию". Людмила говорит, что после знакомства с делом даже "непрофессиональным взглядом" было видно, что оно "шито белыми нитками", такая в нем была масса ошибок.

Не менее резок в своих оценках и Богдан Ференц: "Меня поразило отсутствие профессионализма, ответственности и даже солидности, в том числе и внутренней, у людей, которые были причастны к установлению обстоятельств по этому делу". Нельзя было, по его словам, увидеть в деле и следов деятельности 800 сотрудников правоохранительных органов, которые, как утверждалось, принимали участие в оперативно-следственных мероприятиях, не говоря уже о других всесторонне отработанных версиях.

17 мая Донецкий апелляционный суд неожиданно – в первую очередь для семьи Александровых – принимает решение, что Вередюк не виновен. И его освобождают прямо в зале суда. Как вспоминает Людмила, после того, как накануне было зачитано обвинительное заключение прокуратуры, "надежда была похоронена". Сын журналиста даже не пришел на заключительное заседание суда. Однако после того, как был оправдан Вередюк, Александровы воспряли духом.

По словам адвоката семьи, не в последнюю очередь это стало возможным, поскольку "в суде первой инстанции присутствовал Вередюк". "Когда суд увидел Вередюка, поговорил с ним – это в конце концов вылилось в оправдательный приговор", говорит Ференц, для которого решение суда также стало неожиданностью. "Я не допускал, что такое мужество проявит суд в целом и председательствующий Корчистый в частности", - вспоминает он. - "Не хватило мужества у кассационной инстанции (Верховного суда – УП)".

Что же до самого Вередюка, умершего подозрительно вовремя, то Людмила Александрова считает, что он – "слабый человек, его, конечно, подставили, сломили". "Его тоже трудно винить, а главные виновники преступления нам неизвестны", говорит она. "Он был очень говорящим свидетелем", считает вдова журналиста.

Что дальше? В принципе, конечно же, в результате нового расследования Вередюка опять могут признать виновным, и по причине его смерти закрыть дело. И, похоже, что к этому и идет. По словам Ференца, в таком случае им придется активно протестовать, но в рамках уголовного кодекса.

Однако, в целом, он считает, что нынешнее решение Верховного суда "для семьи Александрова поправок не вносит". Почему? Потому что в любом случае (Вередюк оправдан или его дело пересматривается) должно быть проведено "полное и всестороннее следствие". Конечно, есть "минус" – работать над делом будут те же чиновники из правоохранительных органов. Однако опыт адвоката показывает, что "как бы человек не ошибался, если есть самокритика, с этим человеком можно работать". Однако, многое будет зависеть от "воли и позиции" Генпрокурора, считает Ференц.

Людмила Александрова говорит так: "мы конечно же не жаждем крови, но кто-то должен защитить других журналистов, потому что никто не застрахован от такой ситуации, в которой оказались мы и пострадал мой муж".

Итак, продолжение следует? И дай Бог, чтобы лейтмотивом нового следствия не стало: хороший "убийца" – мертвый "убийца".

powered by lun.ua