Мельниченко – о новых интересных подробностях

Вторник, 17 сентября 2002, 04:04
В Вашингтоне нет единодушия не только в вопросе, что делать с записями Мельниченко, но и вообще, как вести себя с президентом Кучмой. Эти слова Романа Купчинского британскому ежедневнику Financial Times цитирует радио "Свобода".

Кроме статьи о записях в кабинете Кучмы, газета предлагает своим читателям ознакомиться и с текстом интервью с самим Николаем Мельниченко, которое размещено на специальной интернет-странице газеты по адресу ft.com/ukraine.

Соединенные Штаты стараются заполучить все записи Мельниченко, а спор вокруг его отказа передать записи Министерству юстиции США до сих пор не улажен - говорится в статье британского делового издания Financial Times. На упрямство Мельниченко обращают внимание даже некоторые оппозиционные политики, такие как Александр Жир, который назвал отношение Мельниченко к записям "трагедией".

Впрочем, интереснейшие подробности о том, как осуществлялись сами записи, можно прочитать в интервью с Николаем Мельниченко, которое провел в его бывшем Нью-Йоркском доме корреспондент газеты Том Ворнер.

Например, Мельниченко рассказывает, что все записи он хранит в Европе, так как иначе будет вынужден сразу передать их Министерству юстиции США. Как только в апреле 2001 года майор приземлился в Америке, ему сразу выдали судебный приказ от прокурора Сан-Франциско с требованием передать следователям копии записей. На протяжении последнего года ему приходилось летать в Европу, работать там с записями и возвращаться назад в США.

В интервью Financial Times Мельниченко так объясняет аргументы американцев: мол, мы предоставили тебе убежище, теперь Америка – твой дом, и тебе следует продемонстрировать свою признательность тем, что отдашь доказательства, которые имеешь. У Мельниченко сложилось впечатление, что американцев интересуют данные расследования; что с помощью "Кучминых разговоров" Вашингтон хочет также проверить, кто в Украине шпионит в пользу других государств, и кто шпионит в пользу Украины.

Он сообщил, что пока Министерство юстиции не соглашается с его условием передать лишь те записи, которые содержат доказательства нарушения американских законов. Майор говорит, что готов провести полгода в американской тюрьме, но никогда не будет предателем, он еще надеется вернуться домой.

В интервью Financial Times Мельниченко сообщил и о новых расшифровках записей. Например, в одном из разговоров с бывшим председателем СБУ Леонидом Деркачем, президент Кучма, по утверждению Мельниченко, назвал бывшего посла США в Украине Стивена Пайфера "мудилой". Мельниченко также говорит, что из записей видно, насколько Кучма боится свидетельств Лазаренко, который возможно в ноябре предстанет перед американским судом.

В разговоре с корреспондентом газеты Мельниченко проливает свет на то, как он записывал разговоры президента. Как оказалось, лишь несколько из записанных разговоров Мельниченко слышал лично, прослушивал записи ночью и сразу записывал, кто в этот день был в кабинете президента.

Разное качество звука на записях майор объясняет местонахождением президента в кабинете во время разговоров: если он сидел за письменным столом или на диване, под которым непосредственно находился диктофон - запись была хорошей; плохо было слышно президента, если он говорил из соседней комнаты, которая прилегает к кабинету. Но, были случаи, утверждает Мельниченко, когда Кучма вел разговоры шепотом.

Он дал послушать корреспонденту Financial Times разговор от 29 июня 2000 года с директором завода Южмаш, который начинается громко, а потом президент переходит на шепот. В шепоте четко слышны слова "ракеты" и "Ирак".

Мельниченко не хочет говорить, когда именно он начал писать президента Кучму, сообщил лишь, что у него есть записи 1999 и 2000 годов. Он также отказался назвать людей, которые помогали ему писать разговоры президента, указал лишь, что они - в Украине и кое-кого уже нет в живых.

По окончанию разговора Том Ворнер спросил Николая Мельниченко, планирует ли он подать судебный иск против президента Кучмы по примеру иска против бывшего нигерийского диктатора. Мельниченко ответил, что один из адвокатов над этим уже работает, но прессе придется подождать пока дело дойдет до суда.

PS От УП. Интервью с Мельниченко очень большое – 28 страниц, и сейчас мы его переводим. Продолжение следует.

powered by lun.ua