Еще одна историческая ночь: с 16 на 17 сентября

Вторник, 17 сентября 2002, 18:50
Версия оппозиции

После событий дня и ночи 16 сентября 2002 года "тройка" оппозиционеров еще раз переоценила текущую ситуацию в государстве. "Если раньше мы говорили о режиме Кучмы, то теперь – о хунте Кучмы и Медведчука", - понял Мороз. "Они [спецотряды милиции] выстроились перед палатками как на войну, они имели при себе бронежилеты, автоматы, газовые баллоны, шлемы", - говорит Тимошенко. "Это фашизм. Это было как в 1941 году", - утверждает Симоненко. На пресс-конференции во вторник лидеры КПУ, СПУ и БЮТ делились пережитым за последние сутки.

По словам Тимошенко, офис "Батькивщины" после разгона палаточного городка "напоминает лазарет". Однако ни ее приверженцы, ни коммунисты и социалисты не хотят ехать домой в регионы и собираются ждать следующего массового митинга 24 сентября.

Милиция говорит, что за после событий 16 сентября задержано 55 человек. Сейчас БЮТ не может выяснить местопребывания 126 своих активистов. У социалистов 15 людей находятся в милиции, еще 7-х освободили. Коммунисты свои потери пока не сосчитали. Их депутатам начальник райотдела милиции не разрешил встретиться с задержанными. "Как они, нужна ли им помощь – мы не знаем", - говорит лидер КПУ.

Симоненко рассказал, что правоохранители сразу после появления в оппозиционном лагере начали сносить палатки. Ни одного судебного исполнителя депутатам увидеть не удалось (вопреки уверениям представителей власти, что они все же там были).

Главный коммунист негодовал на милицию, которая не выпускала людей из окружения правоохранителей. "Если бы они хотели придерживаться закона, они бы не заблокировали нас как в мешке. И надо было видеть глаза тех, кто шел на народ. И позор руководства правоохранительных органов, которое пряталось по углам, когда народные депутаты требовали от них рассказать, что происходит, или хотя бы представиться". О том, как на рассвете офицеры начали прятать свое лицо от телекамер и фотоаппаратов, рассказал также Александр Мороз.

Тимошенко говорит, что палатки в лагере СПУ и КПУ начали сносить, когда там "мирно спали люди". Однако милиция была слепой и глухой. "Рядом со мной стояла бабушка, ну, лет, минимум 70. Она обратилась к ним, говорит: я же вам как мать... И один из солдат так ее ударил, что она не смогла устоять на ногах".

Штурм палаточного городка, по словам Тимошенко, начинался так: "Они начали агрессивно двигаться. И все, кто стоял в шеренгах, были побиты щитами и дубинками. Они перебрасывали тяжелые палатки. Когда человек падал, били сапогами. Молодежь они сразу обрабатывали дубинками и заталкивали в машины".

По оценкам лидера БЮТ, на жителя палаток приходилось по пять вооруженных силовиков. Коллега Тимошенко Анатолий Матвиенко составил другую пропорцию: "Если нас была тысяча, то их – десять тысяч".

Еще Матвиенко не мог успокоиться, как министр внутренних дел Смирнов обманул оппозиционеров. На протяжении буйных дня и ночи депутат два раза связывался с ним, однако тот не давал четкого ответа, зачем такое сосредоточение силовиков в центре и будут ли они сносить палатки. "Мы только договорились [со Смирновым], что когда будет приезжать президент Румынии, чтобы не мешать ему".

По мнению Матвиенко, судебные исполнители, если они и были на уничтожении палаточного городка, не имели права трогать палатки членов партии "Собор" – поскольку вердикт Шевченковского суда касался лишь заявлений КПУ, СПУ и "Батькивщины".

Вообще оппозиция серьезно обиделась на силовиков и собирается требовать от Кучмы отставки министра Смирнова. Лидер коммунистов Симоненко рассказал, что собственными глазами видел, как милиция бросила на землю фракционного коллегу Юрия Соломатина. Тимошенко также негодовала, что в ходе операции очистки улиц от палаток даже с депутатами вели себя "как с самими отпетыми преступниками". "Народные депутаты выстроились, чтобы защитить людей", однако это не сдерживало милицию. Тогда Тимошенко пошла искать, кто же руководит этой операцией. Оказалось, заместитель госсекретаря МВД Александр Савченко, который стоял в арке по Институтской. "Тогда я, пользуясь депутатским иммунитетом, надавала ему, извините, по морде". По словам Тимошенко, милицейский начальник ответил ей: "Вы пьяны".

 
Петр Опанасенко
 
Версию силовых структур обо всем, что происходило ночью в палаточном городке, приходилось озвучить Петру Опанасенко, заместителю Государственного секретаря МВД, начальнику Главного управления МВД в городе Киеве, Василию Присяжнюку, прокурору Киева и ответственному представителю Службы Безопасности Украины в Киеве.

Так, Опанасенко сообщил, что на данный момент возбуждены уголовные дела по фактам незаконного перекрытия транспортного движения во всех четырех местах, где собирались участники акции. А также по факту перекрытия движения транспорта из-за установления на ул. Банковой палаточного городка.

На вопрос, почему работники милиции, которые двигались рядом с колонной, не помешали перекрытию движения транспорта, и таким образом не предотвратили преступление, Опанасенко сказал, что "на каждом месте" были стенды, где была четкая информация юридическая о том, какие последствия за собой тянут действия участников". "Кроме того, милиция предупреждала, что все действия, которые происходят (в центре города - УП) являются незаконными", - сказал Опанасенко.

Он объяснил, что с того момента, когда люди вышли на проезжую часть, и стали мешать движению транспорта, "наступает уголовная ответственность, об этом все предупреждали". Опанасенко также сообщил, что "рядом с каждым руководителем шел работник милиции и объяснял: "Уважаемый руководитель, вы нарушаете статьи уголовного кодекса такие и такие, вы нарушаете статьи административного кодекса такие и такие". И руководитель, зная об этом, должен был сказать всей громаде, которая принимала участие". "С лидером колонны шел представитель милиции, который предупреждал непосредственно. Эти работники (милиции - УП) допрошены, есть протоколы допроса этих лиц, которые предупреждали о том, что этого делать нельзя", - сказал Опанасенко.

На вопрос журналистов, почему работники милиции не препятствовали установлению палаток, если это уголовное преступление, Опанасенко не пошевелив бровью, ответил: "Установление палаток было мгновенным", сорвав аплодисменты журналистов.

Что же касается палаток, то Опанасенко заявил, что их "демонтировали" как "изъятие вещественных доказательств", а "во время изъятия вещественных доказательств решение суда здесь не обязательно". "Хотя осуществление исполнительной службы было открыто еще 13 числа, когда был вынесен запрет о манифестациях, запрет палаток в том числе", - напомнил Опанасенко.

По его словам, исполнительная служба пришла, предупредила участников акции, чтобы они мирно сняли эти палатки и дали возможность людям работать". Главный милиционер города Киева, правда, не нашел имен и фамилий мифических судебных исполнителей, но вспомнил это были "две женщины". На вопрос, почему они пришли ночью (может рабочий день затянулся?), он ответить не смог.

Во время "изъятия вещественных доказательств" было задержано, по сообщению Опанасенко, 64 человека, и "никому из них никаких телесных повреждений нанесено не было". В действиях этих лиц "прослеживаются признаки преступления, уголовного преступления, которые предусмотрены статьей 279 Уголовного кодекса". На данный момент в судах города Киева рассматривается вопрос об их ответственности. Опанасенко высказал надежду, что "большинство из них будет отпущено".

От главного милиционера Киева, "относительно эмоций и реплик, что милиция превысила свои полномочия" прозвучало авторитетное - "что никакого превышения своих прав и полномочий сотрудниками милиции, которые принимали участие в демонтировании палаток, осуществлено не было". А мысль Опанасенко, проверить это можно очень просто: "Это подтверждено тем, что на сегодняшнее утро нет ни одного обращения в медицинские заведения и в органы милиции о том, что где-то какие-то там повреждения или другое", сказал он.

"Заявляю вам со всей ответственностью о том, что какой-то бойни, применения физической силы в данном случае не было", - сказал он. Информации относительно окровавленного молодого человека, которого сняли телевизионщики, у Опанасенко не было.

Он сообщил присутствующим, что между министерством внутренних дел и министерством здравоохранения "существует общий приказ - если какой-то человек доставляется в "Скорую помощь", врач обязан немедленно сообщить в дежурную часть районного управления". "В данном случае такого обращения не было", - сказал Опанасенко.

И еще одна важная деталь, когда работа по демонтажу палаток была закончена "на земле (!) была найдена граната боевая РГД-5 на улице Лютеранской и Шелковичной, а дальше на улице Шелковичной были найдены два охотничьих обреза". На уточняющие вопросы журналистов, где же все-таки было найдено оружие - в палатке или на земле, Опанасенко несколько раз повторил: "На земле".

"Ответственность за действия столичной милиции несет, в первую очередь, руководитель этой милиции. Поэтому все вопросы ко мне", - сказал Опанасенко. - "Перед вами главный распорядитель ночных действий".

На вопрос, что столичная милиция собирается делать 24 сентября, во время более масштабной акции протеста, Опанасенко сказал, что "будет работать в обычном режиме".

powered by lun.ua