Сбор на покупку комплекса тяжелого дрона для 48 ОШБ

Портрет Индустриального союза Донбасса в интерьере трагедии

Пятница, 18 апреля 2003, 13:51
8 апреля в Ворошиловском суде Донецка началось слушание дела о возмещении корпорацией "Индустриальный союз Донбасса" морального ущерба матери пятилетней Маши Микитиной, погибшей в результате наезда на нее машины, принадлежащей ИСД.

Трагедия случилась 17 мая 2000 года, когда мать с ребенком возвращались из детского сада. В этот момент, принадлежащий ИСД джип, выехал на тротуар. Когда мать очнулась, она все еще держала в своей руке уже остывающую ручку ребенка. Голова ее дочери была буквально раздавлена колесом джипа. Мать долго не могла прийти в себя. Кроме, говоря юридическим языком, "телесных повреждений средней тяжести", она получила психологическую травму, от которой не оправилась до сих пор.

К уголовной ответственности был привлечен шофер ИСД Михаил Юрко. Следствие установило, что преступление, предусмотренное ст. 215.ч 2 – "Нарушение правил дорожного движения" - было совершено во время рабочего дня. Вина водителя была доказана полностью, но… его амнистировали в зале суда. Дело закрыли, "поскольку Юрко не совершил тяжкое преступление и имеет несовершеннолетнего ребенка".

Естественно, по Донецку поползли слухи о могуществе богатых. В том числе и о том, кого возил "Лексус" Михаила Юрко. В пояснении обвиняемого Юрко следствию говорится: "Во время движения позади автомобиля, примерно в 5 метрах от арки, находились два охранника, которые работают вместе со мной. Эти охранники охраняли безопасный въезд автомобиля, т.к. в этом автомобиле совершает поездки охраняемое лицо". Какое именно "лицо" водитель не указывает, хотя родственники погибшей девочки утверждают, это был генеральный директор ИСД Олег Мкртчан.

Мама и бабушка (бывший юрист Донецкой обладминистрации) не смирились с приговором, ведь у шофера, который пусть случайно, но убившего их ребенка, даже не отобрали водительские права. Закон "Об амнистии", выданный президентом Кучмой буквально за пять дней до трагедии, оставил смерть Маши Микитиной абсолютно безнаказанной.

Поскольку Микитины живут одни, Людмила Микитина – бабушка погибшей девочки – обратилась к руководству ИСД, чтоб встретиться и определиться с лечением матери, которая в результате аварии попала в больницу. Руководство корпорации с потерпевшей не встретилось, но деньги – 4 тысячи 600 грн. – передали с условием обязательной расписки.

К тому же ИСД три раза предоставлял транспорт для поездок на кладбище, а на суде о возмещении материального ущерба потерпевшие насобирали чеков более чем на 16 222 грн. То есть расходы Индустриального Союза Донбасса, связанные со смертью ребенка, составили 20 тысяч 822 грн.

В деле, которое рассматривает сейчас суд, истцом выступила мать погибшего ребенка Наталья Микитина. Ее интересы в суде представляют бабушка - Людмила Григорьевна и адвокат Сергей Салов. Потерпевшая сторона просит суд взыскать с ИСД в качестве возмещения морального ущерба, 20 миллионов гривен. Кроме реабилитации матери ребенка, потратить их намерены на содержание благотворительного фонда и приюта для обездоленных детей, строительство часовни.

Параллельно с иском о возмещении морального ущерба, Наталья Микитина обратилась в суд с заявлением о возмещении "Индустриальным союзом Донбасса" материального ущерба. Его она оценила в 33 тысячи гривен.

Однако в пояснениях на исковые заявления ИСД полностью отверг обе претензии.

В частности, в отказе юристов корпорации отмечено, что исковое заявление подано "без подтверждения и обоснования размера морального вреда и не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям:
…в исковом заявлении о возмещении морального (неимущественного) вреда должно быть указано, в чем состоит этот вред, какими неправомерными действиями или бездействием он причинен истцу, из каких соображений он исходил, определяя размер вреда, и какими доказательствами это подтверждается. Однако в исковом заявлении истец не представляет никаких доказательств в обоснование размера исковых требований".

Ответчик также указывает на следующие противоречия и необоснованность доказательств, "описанных истцом в исковом заявлении".

"1. В исковом заявлении истец указывает, что физические и моральные страдания вследствие потери неимущественного характера выражаются в нарушении нормальных жизненных связей в связи с невозможностью вести дальше активную жизнь. Он, истец создал и зарегистрировал в областном управлении юстиции Благотворительный фонд "Мария" и для удовлетворения духовных потребностей планирует построить часовню.

2. Истец утверждает, что правонарушением, то есть нарушением правил дорожного движения, она лишилась главного, неотъемлемого блага матери - иметь ребенка, но в доказательство такого утверждения медицинского заключения о невозможности иметь детей в суд не представила.

3. По мнению истца, уход за могилой ребенка вызывает у нее стрессовое расстройство, и в связи с осознанием невосполнимой потери выполнять такую работу самостоятельно она не может. Тем не менее, истец указывает, что находит смысл жизни только в постоянном посещении могилы дочери, где может с ней пообщаться. Кроме того, истец чувствует необходимость в соблюдении христианских обычаев и ритуалов, и душа зовет ее на могилу дочери.

4. В исковом заявлении указано, что наступившие отрицательные последствия, связанные с потерей ребенка, повлекли за собой изменения во всех сферах жизни истца, и было нарушено ее психологическое состояние, стало невыносимым оставаться дома ночью в темноте. Поэтому она испытывает невыносимую боль - физическую и моральную. По дороге на работу истец проходит место трагедии, и осознание потери вызывает у нее боли во всем организме, головные боли, онемение ног и позвоночника. Однако доказательств обращения к психиатру с целью восстановления нормального психического состояния и другие медицинские учреждения с целью снятия физических болей, а также стоимость лечения истец также суду не представил.

5. Произошедшее, по мнению истца, сделало невозможным устройство личной жизни в связи с тем, что ни один человек не в состоянии понять причину и глубину ее страданий и переживаний. Семья у истца ассоциируется с детьми и мысль о детях причиняет ей боль. Тем не менее, в планы истца входит постройка часовни, в которую она могла бы приводить детей и реализовывать материнские чувства.

6. Кроме того, произошедшее, по мнению истца, сделало невозможным продолжение служебной карьеры в связи с тем, что трагедия произошла в результате задержки на работе, и ежедневная явка на работу вызывают у нее неприятные воспоминания. Описание обстоятельств, препятствующих продолжению служебной карьеры и их наличие, истцом суду представлены не были.

7. В исковом заявлении указано, что истцу морально трудно жить в Донецке, где все напоминает о произошедшей трагедии, а переехать в другое место нет возможности. В то же время истец находит смысл жизни в постоянном посещении могилы дочери, что в случае переезда на другое место жительства становится невозможным".

Кроме этого юристы ИСД отметили, что "в связи с тем, что в постановлении суда от 13.09.указано, что Юрко М.И. управляя автомобилем, допустил нарушение Правил дорожного движения, в результате чего пешеход Микитина М.А. получила тяжкие телесные повреждения, повлекшие ее смерть, то указание истца на убийство Микитиной М.А. считаю некорректным".

"В исковом заявлении истец указывает, что на соблюдение всех ритуалов и праздников за указанный период им было израсходовано 22 429,21 гривен. Однако, период, за который истец израсходовал такую сумму, в тексте искового заявления не указал. Кроме того, транспортные расходы в размере 3 470 гривен, расходы по заказу заупокойных молебнов, приобретению свечей в размере 11 852 гривен, оформлению могилы, облагораживанию территории вокруг нее, установке новогодних елок и скамейки в размере 3 890 гривен документально истцом не подтверждены…

По мнению истца, расходы на обучение в Донецком Национальном Университете являются частью реабилитационных мероприятий, и получение образования является для нее особенно необходимым в настоящее время. Однако, в поданном 10.12.02 исковом заявлении о возмещении морального вреда истец указывает, что совершенным преступлением ей причинены физические и моральные страдания, выразившиеся в нарушении нормальных жизненных связей и отсутствии интереса к жизни. Тем не менее, доказательств существования связи необходимости получения образования с совершенным преступлением и отсутствием интереса к жизни истец суду не представил".

В переводе на понятные слова - все отклонить и уплату госпошлины возложить на истца.

На первом же судебном заседании выступающая от имени дочери Людмила Микитина заявила отвод судье Александру Мусиенко. Мотивировала она это тем, что он, по ее мнению, затягивал начало слушания дела. Однако отвод не был удовлетворен.

Кроме того, истица заявила суду об угрозах в ее адрес и адрес ее дочери, которые поступают по телефону и непосредственно от неизвестных им людей. Угрозы, по ее словам, связаны с рассматриваемым судебным делом, поэтому Людмила Никитина попросила суд предоставить ей и Наталье Микитиной защиту. Судья согласился рассмотреть этот вопрос после предоставления доказательств угроз.

В суде был объявлен перерыв после того, как адвокат Сергей Салов ходатайствовал о предоставлении истцу возможности ознакомится с учредительными документами и отчетами о финансовом положении корпорации ИСД. По мнению адвоката, эти сведения являются определяющими в обосновании суммы иска.

Однако Александр Мусиенко отказался затребовать эти документы, поскольку "материальное положение ответчика суд не интересует". Лишь после согласия представителя ИСД Иванова предоставить "выписку" из учредительных документов, подтверждающих то, что ИСД является юридическим лицом, судья "частично" удовлетворил ходатайство истца.

По данным "Инвестиционной газеты" ежегодно совокупный оборот "Индустриального союза Донбасса" вместе с дочерними структурами составляет более $1,7 млрд. Корпорация уже несколько лет занимает лидирующие позиции среди украинских компаний по объемам валового дохода. В частности, в 1999 г. валовой доход "ИСД" составил 3,8 млрд. грн., в 2000 - 6 млрд. а в 2001 г. - около 7 млрд. грн. Только в один Алчевский меткомбинат ИСД, по словам его генерального директора Олега Мкртчана, намерен инвестировать в 2003-2007 года 350 млн. долларов.

Понятно, почему Индустриальный союз Донбасса может выделить не больше 20 тысяч гривен семье ребенка, который погиб под колесами его бронированного джипа.

PS "Украинская Правда" пыталась связаться с руководством ИСД через их партнеров, чтобы выяснить их позицию, однако никто на связь от корпорации не вышел.

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Все новости...
Реклама: