Сбор на покупку комплекса тяжелого дрона для 48 ОШБ

"Противопоставлять меня Тимошенко, все равно, что сравнивать, что лучше – первое блюдо или десерт"...

Четверг, 24 апреля 2003, 14:11
"НАША УКРАИНА" И БЮТ – РАЗНЫЕ БЛЮДА, НО ОДИН ОБЕД

- Виктор Андреевич, Вас, как образец толерантного, интеллигентного политика, часто противопоставляют политику радикальному - Юлии Тимошенко. Что Вы думаете о таком противопоставлении?

- Каждый является личностью, у каждого есть свой взгляд на то, как строить Украину. Посмотрите на украинское общество – почему все оно не оппозиционно? Или почему все общество не левое? Почему у "Нашей Украины" один рейтинг доверия, у другого объединения – другой? Все просто: политик – это отражение общественных настроений.

Если вы понимаете людей и выражаете их точку зрения, у вас будет столько же симпатиков. Если вы понимаете только одну часть общества... У меня вызывает уважение каждая часть – правая она или левая, поскольку и те, и те – украинцы.

Мы говорим сейчас о том, как выйти на системное политическое поведение. Я убежден, что его может сформировать только политическая сила, которая является носителем довольно широкого политического спектра. Мы хотим изменить нынешнюю власть. И единственным союзником в этом являются наши избиратели. Единственный источник, который дает власть – это избиратели, это народ. Если мы хотим получить поддержку каждого украинца, мы должны его понимать и отстаивать его идеи.

Есть много ответов на вопрос, почему украинцы разные. Но ответ для политика такой – если хочешь получить поддержку людей, пойми их философию.

- И все таки – почему сегодня противопоставляют Ющенко и Тимошенко?

- Это не является противопоставлением. Это все равно, что сравнивать, что лучше – первое блюдо или десерт. Но если вы садитесь за обед – когда съели борщ, заказываете второе. Меня удивляет такой подход – что мы должны быть одинаковы, как зерна китайского риса.

Но нет, мы разные, разное общество. Знаете, что написано на государственном гербе Индонезии? 150 миллионов, кажется, 14 ли 13 тысяч островов. Представители власти, которые находятся на этих разных островах, наверное, в жизни никогда не собирались вместе. И это одна страна.

Что написано на символе страны, территорию которой вряд ли объехал кто-либо из императоров или глав государства? "Мы – разные, но едины".

- Когда же реально объединятся "Наша Украина" и БЮТ?

- Если говорить о том секторе, с которым работает Юлия Владимировна, я глубоко понимаю его. Но я хочу к тому сектору, который составляет 6 или 7 %, добавить еще 30 ли 40%. Тех, кто стоит на антивластных позициях, но не заявил о своей радикальной оппозиционности к власти. Это та Украина, в руках которой может быть судьба будущего. Это ключевое.

Что касается формализации отношений, я не хотел бы вести дискуссию в одном направлении. Так как, думая об объединении, надо учитывать ошибки прошлого.

Давайте обратимся к истории – вы никогда не задавали себе вопрос, почему власть, которая имеет всего 6% доверия, так долго властвует в этой стране?

- Потому, что она – власть.

- Это не ответ. Если я скажу, что согласно Конституции "народ является единственным источником власти", то хотел бы перевести дискуссию в другую плоскость: не потому, что власть – это власть, а как она стала такой властью. Которая не имеет доверия, так как ее поддержали всего 11,2 % . И то, я думаю, что это был преимущественно контингент психбольниц, или специальных учреждений, плюс грубая фальсификация результатов выборов.

Даже в украинских реалиях – почему же так затянулся период существования этой власти, непопулярной, нелюбимой? Она властвует не потому, что сильна, а потому, что создала такую модель раздора среди политических и общественных сил, что мы из толпы еще не успели сделаться нацией. Влада боится, что народ сформируется, а потому ей лучше держать отару.

Возьмите политическую тему – в стране официально зарегистрированы 125 партий. А теперь посмотрите на польскую модель – почему власть всегда заботится, чтобы существовала реальная, а не виртуальная карманная политическая сила, которая имплементирует позицию власти?

Почему у нас проходят годы и нет тех сил, которые без указания сверху формируют провластное большинство и политически поддерживают власть? Так как держать раздробленную политическую систему с мелкими политическими силами – это единственная форма ручного управления страной. Если ты не допустишь политической консолидации, можно проводить любую приватизацию – никто и не мурлыкнет. Можно делать любое распределение национальных ресурсов – ни одна сила не выступит и не скажет, что это – не национальная, а нечеловеческая политика.

- Виктор Ющенко может преодолеть политическую разрозненность?

- Я столкнулся с этим полтора года назад, накануне выборов, когда за стол переговоров надо было пригласить 10 разных политических сил, полностью различных. Я обратился к ним: все надо забыть – либералы вы или христиане, или национал-патриоты. Если кто-то будет говорить, что лишь у него правда, а кому-то надо меняться, это будет повторением нашей десятилетней истории.

Надо искать не расхождения, а то общее, что нас объединяет. Единственная формула консолидации – когда каждый откажется от части своего эго.

ЕСЛИ СОБИРАЮТСЯ БОЛЬШЕ ТРЕХ, ЭТО ОПАСНО ДЛЯ ВЛАСТИ

- А от чего не откажется "Наша Украина"?

- Мы не откажемся от протестных форм поведения, хотя проблем Украины майдан не решает. Не майдан дает ответ на эту клинику – чем сейчас болеет Украина. На это отвечает интеллект нации, элита – деловая, журналистская, политическая – разная. Не эмоции решают, а интеллект. Мы не будем идти путем, что "Наша Украина" просит к ней присоединиться, а мы ни к кому не будем присоединяться. Мы говорим: давайте вместе сделаем проект, который является консолидирующим.

Такая инициатива запущена – на недавнем форуме "Нашей Украины". Мы хотим, чтобы заговорили регионы, чтобы предложили свое видение о создании общественно-политического объединения.

Надо отказаться от этой плебейской политики – сильный центр и слабая периферия, вечное правило украинской политики последних 12 лет. Такой формат мы предложили.

- Он уже воплощается?

- В этом кабинете очень часто бывает Юлия Владимировна. Вон там напротив – место Матвиенко, а это – место Мороза. Там зеленые сидят, были социал-демократы, но не те, о которых вы думаете (речь идет о социал-демократической партии Юрия Буздугана).

Над попыткой консолидироваться постоянно висит большая дубина – так как в этом не заинтересована Банковая, администрация президента. Она пристально следит – где собираются больше трех – это опасно для действующей власти.

Что у нас любят? Дай четкий ответ - "я - свой, ты – чужой", деление политического мира на черное и белое. Тогда ты наш парень, и мы это понимаем. А вы приедьте на мою Сумщину и попробуйте поделить на две масти – потерпите фиаско. Так же, как в Крыму или где-то еще. Если будем водить одну и ту же козу, как и три или десять лет назад, тогда мы – безграмотные политики.

- Во время голосования по программе правительства в парламенте "Наша Украина" проявила грамотность?

- С одной стороны состоялась дискуссия по программе правительства. Я никогда не комментировал ее как экономический документ, и могу сказать, что руки экономиста, руки министра экономики там нет.

Если мы хотели иметь эффективную политическую модель, она должна выписываться в других координатах и с большим мониторинговым механизмом. Так как говорить о том, удалась программа, или нет, можно, если через полгода украинцы хоть на столько станут жить лучше.

Тем временем в нынешней программе правительства нет критерия эффективности, нет политической оценки. Я это говорил и премьеру, и правительству – если мы хотим оказать услугу Украине, давайте выпишем финансовую политику с точки зрения трех задач. Первое - социальная сфера и рабочие места, заработная плата, пенсия. Второе – пенсионная реформа, третье – коммунальная. Или бюджетная, или фискальная. Такой макрологики нет.

Если говорить о политической составляющей, наша сила не была той, которая всецело поддерживала программу. Мы знаем, что правительство №1 находится не на улице Грушевского, а на Банковой. Вопрос формирования политических союзников – очень деликатный, но мне хотелось бы видеть правительство самодостаточным.

Мне было интересно, актуален ли для премьера закон о пропорциональной избирательной системы? И еще ряд законов, которые могли бы легко модернизировать действующую политическую систему.

Было сформировано наше отношение к программе. Это был жест протянутой навстречу руки, думаю, что фракция поступила уникально правильно. Стопроцентно поддержать программу невозможно, отклонить – политически близоруко.

- Но эту протянутую руку отвергли.

- То, что произошло дальше, безусловно, досадно. Пошатнулось доверие. Когда результаты диалога зависят от того, что пожали руки и никакой бумажки не напишешь, так как знаешь, где ты живешь и что можно писать. То, что мы сейчас говорим, я убежден, уже в трех кабинетах становится известно.

А в политике, сколько бы мы ни говорили о прозрачности, есть определенная конфиденциальная сторона. То, что не случилось, и попытки коллег, с которыми велись переговоры, - меня уже это не интересует.

- Вас еще интересует то, кто написал "письма от Ющенко"?

- Я показался бы наивным, если сказал бы, что рассчитываю здесь на помощь правоохранительных органов. Эта власть не сориентирована на то, чтобы защитить честь и достоинство кого-либо в государстве.

Если вы непровластно сориентированы, независимо от того, какой деятельностью занимаетесь, вас могут на следующий же день избить, как избили главного врача Мукачевской больницы – так как там ступала нога Ющенко. Если вы ректор вуза и разрешили собрание "Нашей Украине", у вас будет большая проблема, чтобы сохранить свою должность – как это произошло с ректором Запорожского университета.

Если вы не социал-демократ нулевой, - у вас будут сложные отношения с пожарниками, санстанцией и вы закончите, возможно, в местах лишения свободы. "Письмо" – это лишь один из эпизодов.

- Петр Порошенко недавно говорил об ошибках блока во время выборов. Какой была ваша ошибка?

- Я понимаю, что это выглядело бы привлекательно, если бы я сейчас себя отхлестал кнутом по спине – и то ошибка, и то ошибка. Но давайте подумаем – если за полгода до выборов появляется политическая сила, которая побеждает всех левых и правых, то наверное, ответ надо начать с того, что это блестящая сила, которая нашла правильные точки – чего хотят люди. Это главное.

Я ставил цель создать такую политическую систему, чтобы каждый гражданин мог не только написать на бампере автомобиля "я люблю Украину", а сердцем и умом ощутил, что это самая лучшая в мире земля. А то, что могло быть лучше, что хуже... кто-то говорит, что была ошибка в выборе людей.

Можно провести сравнение – если от нас ушло процентов 12, а от Юлии Владимировны – 25 – это ошибка или нет?

Многие из тех людей, кто ушли, вот здесь у меня стояли на одном колене, клялись в том, кем станут в 2004 году. А потом они три дня пьяные, не могут глаз поднять. Это люди, которым я давал первые возможности в их карьере.

И когда над тобой стоит власть, которая завтра может забрать судьбу у 2000-3000 людей на твоем предприятии... Когда одним поручением ломается то, что совершалось годами, когда власть говорит: ты хочешь или не хочешь быть председателем Федерации профсоюзов? - но есть одно условие.

Я не понимаю и не принимаю это условие, но не имею права сказать, что так же должен думать человек, к которому с этим обратились. Убежден, что Стоян не выиграл от этого – должность ничего не стоит.

Я ему доверял... Если бы сказал, что имел право недоверять, это было бы неискренне. У него был выбор, он его сделал.

Или Щербань, председатель либеральной партии... Каждое заседание, которое проводим, начинается так: Виктор Андреевич, примите во внимание то, что либеральная партия и Щербань – это не одно и то же. Она поддерживает блок в 24 областях. Мы брали к себе в блок не Щербаня, а Либеральную партию.

- Когда избиратели увидят разгневанного Ющенко, которого уже "довела" власть?

- Это вы меня хотите слабым увидеть?

- Разве разгневанный – это слабый?

- Если начнут говорить мои эмоции... Они у меня часто проявляются, поверьте. Недавно прочитал интересный афоризм – сильна не та власть, которой боятся, а которую любят.

Гнев, бранное слово в устах политиков, то, к чему привыкло украинское общество – это патология. Вы когда-нибудь видели разгневанного Гавела, Клауса или Квасневского? А это классические европейские политики, одна из их главных черт – терпеливость. И это не потому, что у них эмоций нет.

- Политологи весьма часто упрекают Вас в нерешительности…

- В себе я решительный, эта решительность – только моя. Формой решительного окрика или неуважением к чьим-то позициям ничего не достигнешь.

Интервью перепечатано с сайта блока "Наша Украина"

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования