Кучма завел Украину в европейский кювет: взгляд пессимиста

Вторник, 27 мая 2003, 17:21
Один год и пять дней назад календарь зафиксировал дату отсчета, после которой Украина безумно захотела интегрироваться на Запад. 23 мая 2002 Совет нацбезопасности утвердил стратегическую цель – вступление в НАТО. После этого Кучма словно заколдованный скандирует о желании стать членом ЕС и Альянса.

Регулярным заявлениям не помешали скандалы с "Кольчугой", утверждение премьера с двумя судимостями, пражские унижения и московские договоренности с Путиным на праздник всех мужчин. Конечно, и до этого, все два президентских срока Кучмы можно было слышать подобную риторику... Но уже год она звучит как репродуктор в метро: спрятаться некуда, и не важно, что эскалатор пуст.

Может, хоть саммит президентов Центральной Европы этого года не пройдет для Кучмы зря. Но, возможно, он услышит только то, что хотел, и не увидит очевидных вещей.

Может, он будет наслаждаться заявлениями о поддержке Украины австрийского или итальянского президентов (людей, наделенных абсолютно символической властью). А, возможно, обратит внимание, что и следующая, сейчас еще очень далекая волна расширения ЕС проходит мимо Украины.

После вступления 10 новых членов в 2004 сдавать экзамены на кандидатство в ЕС должны Румыния, Болгария, и, вероятно, Турция. ЕС разрастется до 28 членов. После этого может наступить длительный период усваивания деградированных постсоветских организмов.

И когда-то, возможно, настанет время для принятия в ЕС балканских стран. Зальцбургский саммит как раз и был посвящен тому, чтобы Македония, Албания или Хорватия не теряли надежду, а европейские интеграторы не забывали об этих государствах.

Украина – сейчас страна без евробудущего.

В последнее время Кучма мог слышать положительные заявления еврокомиссара Ферхойгена, французского президента Ширака, глав правительств Германии и Италии Шредера и Берлускони. Их слова могут показаться просто праздником признания Украины в будущей Европе.

Но Кучме следует знать и другую перспективу. В январе 2003 тогдашний премьер, а сейчас глава МИД Турции Абдулла Гюль на вопрос украинских журналистов в Страсбурге ответил: "Мы начали евроинтеграцию 40 лет назад [именно тогда, в 1963, был заключен договор об ассоциации Турции с ЕС]. Мы - часть европейского таможенного союза, и у нас с ЕС длинные отношения. Если строится общая Европа, то Турция должна там быть. Все зависит от лидеров ЕС. Мы продолжаем давление, это наше право, так как в прошлом есть много договоренностей и обязательств, и нельзя сказать: давайте их забудем".

Эти слова помогут чуть больше понять Европу. Она не хочет связывать себя обещаниями с Украиной. Ей не нужна еще одна Турция – с таким же огромным населением и с такой же сложной экономической ситуацией.

Копенгагенские критерии, где перечислены требования для рассмотрения кандидатур в ЕС, очень просты: претендент на членство в Евросоюзе должен иметь прочную демократию, придерживаться прав человека, иметь рыночную экономику и ввести в национальное законодательство нормы ЕС. Может ли Украина похвалиться хоть одним из этих пунктов???

Конечно, в Турции есть свои проблемы с правами человека, однако общество там по крайней мере знает, почему судили действующего премьера Турции Эрдогана. За публичное чтение стихов поэта-националиста ("Минареты – наши штыки, купола – наши шлемы, мечети – наши казармы"). За что же предстали много лет назад перед судом премьер Украины Янукович и глава администрации президента Медведчук – не знает никто. Это темы, хранящиеся на информационном кладбище.

Вдобавок Турция является мостиком к стратегическому региону – Ближнему Востоку. В то время как Украина интереснейший для Европы объект – газотранспортную сеть – отдает России. На прошлой неделе руководитель "Рургаза" Бургхард Бергманн дважды высказал свое недовольство, что немцев так и не привлекли к процессу подготовки консорциума.

Конечно, Киев может радоваться, что следующие полгода председателем ЕС будет Италия, премьер которой Сильвио Берлускони имеет оригинальный взгляд на будущее Евросоюза: хочет включить в него не только Украину, но и Россию.

Однако эти шесть месяцев быстро пройдут. Потом председательствовать в ЕС будут Ирландия, Нидерланды, Люксембург... Слышал ли кто-нибудь об их позиции в отношении Украины? И вообще, существует ли посольство Украины в Ирландии? Не заглядывайте в справочник, нет такого. Ирландское посольство в Украине находится в Праге, а Люксембурга – в помещении МИД... в самом Люксембурге.

Но это так, между прочим.

Заветная мечта Украины – договор об ассоциации с ЕС – как таковая является очень туманной перспективой. Однако даже если он будет заключен, это имеет такое же сомнительное отношение ко вступлению Украины в ЕС. Турция 40 лет живет с таким соглашением.

"У нас есть ассоциированные соглашения с северо-африканскими странами, даже с Чили. Эти страны никогда не будут членами ЕС. И ассоциированные соглашения касаются торговли, но не имеют никаких институционных перспектив членства", - отметил в интервью "Украинской правде" глава представительства Еврокомиссии Норбер Жустен.

"Сейчас не время говорить об ассоциированном членстве Украины. Мы хотим работать по рамочному соглашению "Более широкая Европа" – соседских отношений, которые предлагают многое Украине. В концепции "Более широкой Европы" мы не говорим об ассоциированном членстве. Мы говорим: давайте работать вместе, чтобы больше сотрудничать для поддержки реформ в Украине, для привлечения Украины в политику ЕС, но мы не говорим об этих словах – ассоциированное членство", - добавил Жустен.

Кучма – это президент, который не смог ввести не то что европейские нормы жизни, а хотя бы правила поведения у себя в стране. Достаточно пройтись в выходной по Крещатику. Например, на День Европы – этот "праздник" еще больше показывает абсурдность нынешнего этапа в жизни государства. Там были молодые люди – новое поколение, постсоветское, которое выросло после 1991, но утраченное для Европы. Большинство из них не имеет никакого представления о жизни за Чопом. И это молодежь столицы. Об украинской провинции лучше молчать.

Кучма – это президент, который на много лет утратил перспективу для членства Украины в ЕС. На саммите в Зальцбурге можно было видеть альтернативу тому, что получил Леонид Данилович.

Александер Квасневский, президент Польши – это новый лидер Восточной Европы. Свободно общаясь на английском, он постоянно находился в окружении журналистов, и его пресс-брифинги заканчивались последними из всех президентов. После подарка от США в виде сектора в Ираке Квасневский перешел в высшую лигу международной политики.

Трансформация Квасневского в глобального игрока прослеживается и на таком примере: на июньский саммит "большой восьмерки" во Францию Ширак пригласил лидеров 13 других стран, которые не входят в этот элитный клуб. Но при этом он не пригласил Квасневского. Кажется, более красноречивого проявления усиления роли польского лидера сложно и представить. Сам президент Франции (!), которая с Польшей и Германией образует "Веймарский треугольник", как школьник демонстрирует показную ревность и пытается поставить на место молодого европейца.

Квасневский стал президентом на год позже, чем Кучма, в 1995. Но, в отличие от украинского "гаранта", в 2005 его не ждет политическое небытие и он не будет искать себе безопасной пенсии.

Пример Квасневского показывает, какая пропасть отделяет Украину от Европы. В таких случаях принято рассказывать, что у Киева и Варшавы были разные стартовые позиции. Однако "стартовые позиции" – это оправдание десятилетней давности, которому уже давно надо было поставить памятник – за неоценимую помощь в объяснении украинской катастрофы.

Но, вместо того, чтобы отказаться от внедренных антиевропейских правил, рожденных "стартовыми позициями", Украина продолжает их эксплуатировать. Поднимите глаза выше по тексту и снова прочитайте Копенгагенские критерии. По каждому пункту можно найти объяснение, почему он не выполнен – вместо того, чтобы действительно исправить хотя бы один из них.

У Украины уже даже есть оправдание, если нынешние долбания в двери ЕС закончатся поломкой клюва. Тогда можно стать… "Швейцарией двадцать первого столетия", объяснил не так давно заместитель министра иностранных дел Александр Чалый:

"Страной, которая обеспечивает баланс между этими двумя геополитическими центрами, которые очень быстро развиваются [ЕС и ЕврАзЭС]. Не случайно в международных документах Украина определяется как ключевое звено европейской безопасности: ведь мы находимся на пересечении интересов Евросоюза и России, НАТО и Договора коллективной безопасности", - сказал он недавно в интервью "Аргументам и Фактам".

Чалый молодец, он нашел красивое сравнение: "Швейцария 21 века". В этом хитрость его слов – богатейшей и самой нейтральной страной Европы он обозвал пустырь между континентами, в который превратится Украина.

На самом деле Украина может стать не Швейцарией, а европейским Гондурасом 21 века. Ведь, если бы она была Швейцарией, то в 2004 году Киев фигурировал бы среди 10 новых столиц ЕС.


powered by lun.ua