Польский журналист о впечатлениях бывшего украинского учителя

Суббота, 12 июля 2003, 17:59
Полуправда хуже лжи

Дискуссия на тему статьи Польские впечателения бывшего учителя географии

С большим интересом, хоть и некоторым ужасом, я прочёл передовую статью Петра Левского "Польские впечатления бывшего учителя географии". Во-первых, я считаю себя большим другом Украины и украинцев (таким видят меня и мои украинские друзья, часть которых считает меня даже "зарубежным членом семьи").

Во-вторых, я стараюсь больше узнать о вашей стране (в чём помогает и "Украинская Правда"), а также о вашей истории, нашем совместном прошлом и взаимоотношениях.

И, в-третьих, мне было особенно интересно, как на мою страну смотрит украинец, который имел возможность познакомиться с Польшей и поляками поближе. То, что он увидел и представил украинским читателям (видимо, только для них был предназначен этот текст, поскольку не появилось его русского и английского переводов) во многих местах меня потрясло.

Я не оспариваю тот факт, что у каждого есть право на самую критическую оценку других, вплоть до нелюбви к соседям. Но ненависть к целой нации и особенно её элитам – а так я оцениваю общие выводы из высказываний и оценок автора – на основании пусть частично и правдивых фактов, но подобранных и сгущенных таким образом, что искажают действительность, поразила меня.

Вдобавок накануне 60-й годовщины трагических волынских событий, которая может и должна стать импульсом как для украинцев, так и поляков. С одной стороны - хорошим моментом для критической переоценки собственной истории, с другой - шансом конечного выхода из проклятого круга наших взаимных претензий, во имя будущего: дружеских взаимоотношений, равноправных и хорошо знающих друг друга ближайших соседей – я желаю этого как вам, так и нам – в рамках объединённой Европы.

Потому и я решил выразить своё не согласие во многом с Петром Левским. У меня также есть львовские корни – по матери. Я родился не во Львове, а в центральной Польше потому, что мама, получив в дипломе об окончании львовского Учительского Семинара единственную оценку "удовлетворительно" - по "русинскому" языку, как тогда назывался там украинский, не имела шансов получить работу учителя на месте.

Ей пришлось "эмигрировать" за хлебом из родного города. Но во Львове остались дедушка с бабушкой, их потом сталинские палачи сослали в Сибирь, откуда они не вернулись, и три брата мамы – участники боев за Львов в 1918-19 годах. Впрочем, одного из них, пропавшего вез вести после ареста ГПУ, мы несколько десятков лет спустя нашли в списках польских офицеров, убитых НКВД в Катыни.

Я бывал во Львове до войны и неплохо помню этот город, кладбище "орлят", Стрыйский парк, где мы с двоюродной сестрой кормили белок, и другие места. Саму Украину посещаю уже 45 лет. С последних месяцев существования советской империи до половины 1997 года я работал корреспондентом (я журналист с 50-летним трудовым стажем) польской прессы в Киеве. Считаю, что неплохо знаю не только процесс возрождения Самостийной Украины, но и вашу историю, культуру, и вообще страну, а также оба языка.

Люблю Украину, с гордостью иногда говорю "мы, кияне", так как нет другого города, кроме Варшавы, который я знал бы так хорошо, как чудесный Киев.

Думаю, что у меня есть все основания, чтобы поспорить с "бывшим учителем" на тему отношения современных поляков к украинцам и Украине. К сожалению, он прав, что у нас есть не только националисты, но и шовинисты – что для меня означает противоположность патриотизма. Но это только сотни, быть может, тысячи людей в 38-миллионной стране. Хотя можно сказать, что даже это слишком много. Но такова демократия.

Впрочем, Украина также не без этого греха. Я помню, каким шоком для меня был 1-й Конгресс Украинских Националистов во Дворце "Украина" в Киеве, на котором я побывал в качестве польского корреспондента. Особо бурные аплодисменты зала вызвали "овеянные славой, боевые знамёна" не только частей УПА, но и "Камераденшавфтов" СС "Галичина".

Между прочим, нюрнбергский трибунал признал СС преступной организацией, а вы собираетесь (или это, быть может, уже факт, я за последнее время много путешествовал) бойцов этой дивизии приравнять в правах к настоящим ветеранам Великой Отечественной... Помню, как я на эту тему остро поспорил с покойной Славой Стецько, когда брал у неё интервью. Эта запись до сих пор хранится в моём архиве.

Это не единственная разница в наших оценках прошлого. А стоило бы просто придерживаться фактов, чтобы разногласий было меньше. Левский пишет, например, что поляки считают Львов, Дрогобыч, Станислав, Косов, Галычину и Волынь польскими местами и землями, захваченными украинцами. Может, он встретил таких людей, так же как и я встречал россиян, утверждающих, что нет никакой Украины, есть только российская Малороссия с хохлами по деревням и с чисто русской Одессой, Севастополем – названия могу продолжать.

Но в Польше умных людей, которые бы оспаривали послевоенные польско-украинские границы, я не встречаю уже свыше полувека. Другое дело - это оценка прошлого. "В моем сознании, пишет Левский, Львов никогда не был польским, он всегда был нашим, русинско- украинским, только под разной оккупацией". Странные слова, как для бывшего учителя, даже географии. Быть может, незнание им истории собственной страны и родного города можно объяснить тем, что он учился в советских школах?

Ведь Львов – англичане говорят, что джентльмены о фактах не спорят – с XV века по 1939 год был п о л ь с к и м городом не только формально. Даже считался таким под властью Австрии. Украинскими были галицийские деревни, еврейско-русинско-польские городки. Но Львов, в котором жило также много украинцев, евреев, немцев, потом австрийцев, армян и представителей других национальностей, был в принципе не только польским городом, но и одним из важнейших центров польской культуры и науки.

Львовский университет Яна Казимира принадлежал, наряду с Ягельёнским в Кракове и Стефана Батория в Вильнюсе, к трём лучшим польским. Львовская Политехника, насколько помню, считалась самой лучшей. Ведь во Львове была создана самая лучшая в мире польская школа математики. Польский характер города подтверждают и другие факты и документы.

Во время переписи населения в 1931 году в городах (не только во Львове, но и других Львовского воеводства) из 775,7 тыс. всех жителей польский язык как родной записало 492,1 тыс., еврейский и иврит – 183,9 тыс., украинский – 57,4 тыс., русинский – 36,5 тыс., немецкий – 3,4 тыс. (см. Малый статистический ежегодник 1939 г. стр. 22). Национальность жителей самого Львова можно оценить приблизительно на основании вероисповедания населения, по данным той же переписи. Римских католиков было в нём 157,5 тыс., мойсеевцев (евреев) – 99,6 тыс., греко-католиков – 49,8 тыс., протестантов – 3,6 тыс., и православных 1,1 тыс. (см. стр. 38 того же ежегодника). Вот факты вместо комментария к словам Левского: "в моём сознании Львов никогда не был польским". А только со времён II мировой войны это действительно украинский город. Но украинские шовинисты не хотят признать невыгодных для них фактов.

До такой степени, что даже в путеводителе ("Украина" О. Зенкевича и В. Гула, изд. 1993 г. Киев – Балтимор), образцовом примере украинского шовинизма, история Львова завершается в 1387 г. когда город перешёл во власть польских королей и начинается снова в ...30-е годы XIX века! За 5 веков бурного развития города для авторов важной показалась только его осада войсками Хмельницкого и включение Львова в состав австрийской империи после раздела Польши в конце XVIII века между Австрией, Пруссией и Россией.

Кстати, с 1848 года в университете наряду с латынью, немецким и польским языками стали частично преподавать и на украинском. На славном Лычаковском кладбище, если верить авторам, похоронены только знаменитые (о многих из них никто кроме Львова не слышал) украинцы, но совсем нет могил и памятников поляков, даже с европейскими именами. А ведь это одна из важнейших усыпальниц для польской истории и культуры!

Как в свете таких, а могу привести и много других, фактов, можно писать о национализме и шовинизме членов польских обществ, например "Любителей Львова", которые вспоминают свою молодость и своих предков? Разве можно делать из того вывод, что эти люди собираются (?) "отнимать" у украинцев бывшие польские земли? Ведь это чистейший бред!

Из многих вопросов, затронутых автором, остановлюсь ещё на нескольких.

Во-первых – оценке ОУН и УПА. Вряд ли нам удастся добиться общего мнения. Пусть этим занимаются в будущем только историки. Мы помним из фактов, что ОУН (не углубляясь, какая именно ее часть) была не только организацией националистической, но и шовинистической и террористической.

Нужны доказательства? Пожалуйста: убийство (не единственное) в 1934 году польского министра внутренних дел Бронислава Перацкого, попытки введения террора на юго-восточных окраинах довоенной Польши и др. Одной из целей УПА, в свете известных уже, неоспоримых документов, были этнические чистки, особенно на Волыни.

Были, к сожалению, также ответные репрессии со стороны поляков – отрядов местной самообороны и АК. О количестве жертв продолжаются споры, но нет сомнений, что у польской стороны невинных жертв было намного больше. Автор не захотел написать, а его глубокое знание современной Польши позволяет исключить, что он об этом не знал, что в Польше ведется следствие, чтобы найти (и наказать, если они ещё живы) преступников того времени, как украинских, так и польских.

Впрочем, резня на Волыни началась не в 1943 году, а раньше, уже в сентябре 1939 года. Я был их свидетелем. В потоке беженцев из-под гитлеровских бомб, я с родителями и маленькой сестрой находился в чешском посёлке Липляны возле Луцка. Там мой отец, освобождённый от военной службы по болезни глаз, лечил раны ног.

17 сентября, после известной речи Молотова, украинские молодцы стали ходить по деревне с ножами и угрозами: будем резать ляхив и чехив. Мы быстренько собрали вещи, переправились через речку Стыр и попали на шоссе, по которому двигалась как раз "освободительная" РККА. Там нашли себе место в каком-то возе, и в их колонне мы тронулись на запад, направляясь обратно домой в центральную Польшу.

Это была кошмарная дорога: в кустах у дороги лежали "украинские патриоты" и стреляли в польских беженцев. На моих глазах, в нескольких шагах от нашего воза, был убит польский сержант. Только потому, что не хотел отдать украинскому парню лошадь, на которой ехал.

К нашему возу приставали вооружённые винтовками украинцы. Приставляя оружие к головам сидящих впереди воза, один кричал: едьте быстрее, другой: выпрягайте лошадей! Обошлось на этот раз кражей одной из двух лошадей. Сцен убийства я видел несколько. Дошло до того, что по приказу какого-то командира Красной Армии была создана плотная колонна возов с беженцами под охраной 2 танков и красноармейцев, открывающих по лежащим в кустах бандитам огонь.

Эти зверства были, как я понял намного позже, также результатом вредной и глупой политики польских довоенных властей и чиновников по отношению к местному, непольскому населению на восточных окраинах тогдашней Речи Посполитой. И эта политика оценивается у нас сейчас очень критически.

А то, что не все современные высказывания наших политиков и журналистов, которые приводит автор, могли ему понравится, я понимаю – мне они также не нравятся. Но это еще не доказательство, что ВСЕ поляки плохо и пренебрежительно относятся к украинцам.

И что "единственно справедливый" в Польше – это Яцек Куронь. Его трудно не уважать, но могу назвать много других фамилий людей, может не таких известных, которые - также в печати - не только хорошо и доброжелательно относятся к Украине и украинцам, но что ещё важнее: пишут правду.

Стоит почитать хотя бы "Трибуну". Но быть может социал-демократическая газета не по вкусу автору? С другой стороны, не надо обижаться на правду только потому, что она бывает неприятной или невыгодной – пенсии в Украине в 25-30 долларов, нищета больших слоев населения и богатство немногочисленных в масштабах, неизвестных в Польше, и т. д. - уже не вина СМИ.

Далеко несправедливыми считаю оценки Левского, что ВСЯ польская элита болеет "манией величия", хотя такие факты, к сожалению, имеют иногда место. И глубоко ошибочно его утверждение, что эта элита собирается в подходящее время выставить Украине и украинцам "рахунок за адвокатьски послуги" - поддержку стремлений украинцев вступить в НАТО и ЕС.

Это просто ерунда! Я советовал бы автору и читателям подумать: кто сейчас больше поляков пытается помочь вам найти себе достойное место в Европе? И можно ли упрёкать за то, что это совпадает с польскими национальными интересами?

Да совпадает! Так как мы хотим иметь на востоке хорошего соседа: хорошо организованное, зажиточное, демократическое и дружеское к нам государство и его население – большую Самостийную Украину. Надёжного партнёра в политике, экономике, культуре. А вам – извините, что осмеливаюсь советовать, стоит подумать: что нам, украинцам, надо ещё сделать (как ваш друг знаю хорошо, насколько еще много) чтобы вас не только в Польше выше ценили, уважали, лучше знали украинскую культуру, достижения во многих областях и т. д.?

Нам, полякам, тоже есть о чём подумать и что сделать, чтобы наши взаимоотношения с вами стали действительно хорошими не только в верхушках власти, но и среди простых людей. Благодаря массовым контактам последних 12-15 лет, сначала "челночников", потом работающих у нас нелегально - хотя они, к сожалению, чаще всего видят и чувствуют на собственной коже "дикий оскал капитализма" – сотни тысяч украинцев стали лучше знать и понимать Польшу и поляков.

Несмотря на иногда личные обиды, не все так плохо оценивают нас, как Левский. Зарабатывают на горький, но всё-таки хлеб, потому что не могут этого найти в Украине. Приезжают не потому, что такая жизнь им нравится, но из-за безвыходного положения. Нередко – правду пишет Левский – грязные, вонючие, бедно одетые, до смерти усталые. Готовы работать в условиях и за деньги, которых не возьмут даже безработные поляки. Самые мобильные из них ищут уже много лет такого же "счастья" на настоящем западе, где только немногие из них пробились в элиту.

Разве это не влияет на оценку и их и страны? Можно ли на это обижаться? И вам и нам надо это менять.

Довести до такого положения и уровня жизни (у нас, к сожалению, уровень жизни не на много выше, чем в Украине), чтобы ваши граждане приезжали к нам и ездили в другие страны, на собственные средства, заработанные на родине, из любопытства, а не как сейчас - из-за нужды.

Тогда будет создана база для действительно равноправных взаимоотношений. Я глубоко уверен, что время, когда мы вместе станем лучше жить и понимать друг друга, забудем об исторических конфликтах и претензиях, и станем смотреть вперёд, всё-таки ближе, чем дальше.

Быть может, для пенсионеров из некоторых наших клубов и обществ и их немногочисленных воспитанников – параноидально националистической молодёжи с одной стороны, и ветеранов УПА, не говоря уже о "героях" из дивизии СС "Галичина", а также поклонниках УНА-УНСО и им подобных шовинистов с другой стороны, это слишком высокая планка.

Но для огромной части наших народов, особенно молодёжи, это вполне реально, хоть и требует больших усилий и еще немало времени. К сожалению, такие публикации как "Польские впечатления бывшего учителя географии" не служат взаимному сближению и пониманию. А может, такова и была цель, и я только пытаюсь бороться с мельницами?



powered by lun.ua