США vs Павел Лазаренко. Часть 2. Черномырдина хотят допросить

Вторник, 23 сентября 2003, 12:23
Первую часть читайте здесь:
США vs Лазаренко. Часть 1


29 сентября в Киеве начнется второй раунд допросов свидетелей по делу Лазаренко. Юристам из США предстоит опросить еще около 30 человек в Украине, и по 1 свидетелю в России и Израиле (Рэм Вяхирев и некто Дитятковский).

Перед поездкой американцев в Киев судья Дженкинс утвердил дополнительный список интересующих адвокатов Лазаренко людей. Это 6 свидетелей, имена большинства из них неизвестны широкой общественности и свидетельствовать они будут главным образом по делу о совхозе "Науковий".

К сожалению, пока ничего не могу сообщить об основном перечне свидетелей, поскольку последние 2 тома досудебных слушаний сейчас находятся у судьи и пока не доступны для изучения.

Главная сенсация нового списка защиты – наличие имени посла России и Украине Виктора Черномырдина. Черномырдин допрашивается, как бывший премьер-министр России в качестве "российского" свидетеля. Обвинение не стало оспаривать предложение адвокатов Лазаренко, но называет "спорной" процедуру обеспечения его появления на допрос.

Прокурор считает, что следовало бы написать официальный запрос Российским властям. Защита предлагает допросить Черномырдина через Генпрокуратуру, поскольку в настоящее время он проживает в Украине.

Адвокат Лазаренко Гарольд Розенталь в комментарии для УП напомнил, что за ложные ответы украинские свидетели несут уголовную ответственность по американскому закону. Розенталь утверждает, что защита не беспокоится по поводу того, что российский гражданин будет допрошен в другой стране. Он все равно несет ответственность согласно американскому законодательству.

Если Черномырдин допустит неправду под присягой, и об этом станет известно, то двери в цивилизованные страны ему будут закрыты.

Скорее всего, Черномырдин попытается воспользоваться дипломатическим иммунитетом. Тем более, что рядом с его именем стоит маленькая пометочка – "по согласию". Однако для адвокатов Лазаренко это станет еще одним случаем, когда им не удалось получить показания важного свидетеля. А значит, обеспечить равенство условий для защиты и обвинения.

Кроме Черномырдина в списке фигурируют Александр Демидов, Владимир Лопатин, Валентин Шевченко, Алексей Сташенко (или Борис Голенко – один из них) и Владимир Тахтай.

Последний, кстати, бывший "казначей" партии "Громада", должен помочь адвокатам экс-премьера доказать, что "денежные переводы на счета Лазаренко были политической поддержкой его партии, а деньги переводились для того, чтобы защитить деньги от Кучмы, его политического оппонента, а не для отмывания".

Лазаренко не повезло – кроме Черномырдина в новом утвержденном списке свидетелей нет известных имен. Судье не понравилась идея адвокатов допросить спикера парламента Владимира Литвина, экс-генпрокурора Михаила Потебенько и нынешнего генпрокурора Святослава Пискуна.

Литвин, по идее защиты, мог рассказать о том, как вообще принимаются решения в Украине – кого судят, а кого не судят. Он должен был подтвердить факт разговора с Кучмой "о попытках дискредитировать Лазаренко и практике преследования политических оппонентов".

Но обвинению показались неубедительными доводы защиты: "Ставшие известными попытки Кучмы расправится с Лазаренко и его сторонниками после совершенных Лазаренко действий, никак не влияют на степень его вины в совершении преступлений, в которых он обвиняется", - говорится в материалах суда.

Потебенько. "Защита запрашивает его показания не для того, чтобы он опроверг обвинения, а для того, чтобы он подтвердил, что действия Лазаренко на посту премьер-министра, ничем не отличались от действий других публичных деятелей Украины, которые считались легальными. Поскольку, если бы эти действия были противозаконными, прокуратура должна была бы предпринять соответствующие действия".

От экс-прокурора ожидали информации о коррумпированности украинской власти, о том, как прокуратура "заставляет свидетелей давать ложные показания, руководствуясь политическими соображениями".

Защита собиралась получить от Потебенько подтверждение факта "нелегального финансирования избирательной кампании Кучмы в 1999", а также причастности Кучмы "к расправам над политической оппозицией и журналистами".

Здесь Лазаренко и его защитники не постеснялись присовокупить дело Гонгадзе. "Согласно мнению защиты, убийство Гонгадзе демонстрирует, что большинство украинцев будет бояться свидетельствовать в пользу Лазаренко".

"Защита полагает, что получение свидетельства о коррупции власти является существенным, поскольку подтверждает, что Лазаренко преследовался по политическим мотивам". Однако, как считает прокуратура, "углубление в политические события, которые произошли после деяний Лазаренко, не существенно".

Пискун. Как и Потебенько, его показания должны были не столько опровергнуть обвинения, сколько подтвердить, что украинские власти "избирательно скрывали показания от команды защитников Лазаренко". Американский судья и не надеялся на то, что Пискун в этом признается.

Тем не менее, обвинения защиты в том, что украинские власти скрывают оправдывающую информацию, являются основанием для серьезного беспокойства. Но назначение допроса действующего Генерального прокурора, чьи показания не существенны и который, скорее всего, не пойдет на встречу, - не самый лучший путь для решения этой проблемы", говорится в выводах судьи.

Литвину, Пискуну и Потебенько повезло чуть больше, чем Кучме и Черномырдину – по крайней мере, не надо думать о том, на какую статью какого закона сослаться, чтобы не ходить на допрос в Генпрокуратуру.

В продолжении читайте о том, как, где и с кем живет Лазаренко, как ему жилось в тюрьме и почему его выпустили.




powered by lun.ua