О политической культуре. "Нашей" и "Ихней"

Пятница, 11 июня 2004, 18:25
Еще давно слышал, что чехи – самый современный славянский народ, – мол несколько сотен лет пребывания под австро-германским культурным и политическим влиянием отразились на их общественной самоорганизации, и на способе мышления.

После нескольких первых дней феерического восторга от культурных памятников "жемчужины европейской короны" – Праги, начинаешь наблюдать за мелочами, которые, собственно, и определяют национальный характер того или иного общества.

Первое, что бросается в глаза – это четкость и пунктуальность: весь общественный транспорт ездит с точностью до минуты. На каждой остановке написано расписание. Отсутствие маршруток и других транспортных эстетичных уродов заставляет облегченно вздохнуть. Плюс то, что план как добраться из точки "А" в точку "Б" с легкостью можно найти в Интернете.

Этим пользуются буквально все. Отправляясь из одного конца Праги в другой, можно не только изучить "где", "когда" и на "что" надо сесть, "как" и "куда" пересесть, но и поминутно спланировать себе самый быстрый маршрут именно на необходимое вам время.

Для жителей небольших городов Украины этот "пустяк" покажется не стоящим внимания. Но киевляне, уверен, хорошо знают в каком расположении духа и тонусе они приезжают на работу где-то из района Троещины, намяв бока, сгорбившись в маршрутках и наслушавшись криминальных песен известного киевского радио, и вдобавок помня, что вечером придется преодолеть этот маршрут снова.

Пунктуальность и ответственность чехов ощущается и на рабочем месте. Первое время очень бесило и раздражало, что для того, чтобы подать какую-то бумажку в университет, каждый должен ждать когда секретарша (!) или нужное вам лицо имеет так называемые "приемные часы".

Это, как правило, один-два часа в день. Вдобавок, если в понедельник они являются где-то утром, то будьте уверены, что во вторник – где-то пополудни, в среду их не будет вообще, а в четверг – очевидно почти вечером, да еще и с перерывом минут на 25. Этот элемент бюрократии очень бесил наши привыкшие к свободе казацкие души, но пришлось привыкнуть.

Добавьте к этому, что вся Чехия имеет парные и непарные недели. Первая неделя года является непарной. Вторая – парной. Если вы не играете в спортлото, где перед каждым недельным розыгрышем сообщают его номер по порядку, который совпадает, собственно, с номером недели, вы никогда не назовете какая сейчас неделя: парная или непарная.

Однако каждый чех это с легкостью сделает даже, проснувшись среди ночи. Очевидно, вы уже догадались, что расписание секретарши в парные и непарные недели абсолютно разное.

Поэтому каждый раз вам придется еще и считать недели перед входом в кабинет. В январе это было просто. В мае это было еще терпимо. В ноябре – хватаешься за голову!

В том же таки ноябре страну охватывает всенародная предрождественская феерия, или даже мистерия – чтобы не сказать "истерия". Тольки на дворе появилась желтая листва – смотри, уже все витрины украшены новогодними гирляндами, елками, игрушками, всюду ярмарки рождественских сувениров, концерты, народные брожения (в смысле, бездумное обхождение всех больших площадей Праги с позами бестолковых снайперов, у которых вместо оружия – цифровые фотоаппараты).

Эта тотальная подготовка к Рождеству в большинстве своем если не атеистических, то точно уж арелигиозных чехов, длительное время вызывала у меня удивление. Но этот летаргический сон выгоден для общества и для государства, ведь именно в этот период наблюдается значительное повышение уровня продаж в супермаркетах, ресторанах, отелях. Кто-то отдыхает – кто-то на отдыхе зарабатывает. Бюджет пополняется. Все довольны.

Если учесть, что что-то подобное начинается перед февральским Днем Влюбленных, а дальше – перед Пасхой, то ловишь себя на мысли, что чешские будни – это только незначительные промежутки между всенародными праздниками. Отпраздновав Пасху, не стройте иллюзии "взяться, в конце концов, за работу", ведь скоро ЛЕТО - пора отпусков!

К какому морю-океану поехать в этом году с друзьями или семьей, вы должны знать заранее, иначе вас просто сметет разнообразными предложениями дешевых комфортабельных курортов в самых экзотических уголках мира со "специальными скидками именно для вас".

Возникает вопрос: "А откуда же все это благосостояние в обществе со сплошными праздниками?" Не нужно быть экономистом, ни философом, чтобы ответить: все дело в надлежащей самоорганизации, как общества, так и себя самого.

Для примера, представьте себе бабушку в селе, которая от зари до зари не разгибает спины, но еле-еле может прокормить себя, а потом – обычного жителя города, который, вопреки всем экономическим неурядицам, прокормить может себя свободно, работая "если не языком, то пером". Такая приблизительно пропорция и при корреляции "Украина – Чехия".

Здесь и политическая культура. Депутаты в Чехии не меняют фракций, в зависимости от расположения духа или политической обстановки. Это не поймут избиратели. А избиратели в Чехии – это самые жесткие контролеры, так как общественное мнение развивается органически и беспрерывно.

На чешском телевидении существует несколько политических ток-шоу, "крещение" которыми должен пройти каждый публичный политик. Он стоит на открытой арене, а в зале, вокруг него, сидят обычные люди, которые задают ему разные вопросы.

Атаки идут со всех сторон. Смотря на несчастный вид новой "жертвы", понимаешь, что он подотчетен народу. Выглядит он, как школьник, который принес домой "двойку". Представить хотя бы на минуту одного украинского политика с таким выражением лица не могу, хоть очень старался!

Еще один свежий пример. Зимой этого года Министр иностранных дел Чехии Цирил Свобода попал в автокатастрофу. Получил многочисленные травмы позвоночника. Только что прооперированный, он лежит в кровати. Но вот поступает новость, что президент Чехии наложил вето на новую редакцию закона о НДС.

Поскольку специфика чешской политической модели такова, что подавляющее большинство депутатов от правительственной коалиции ("большинства" по-нашему) также занимают министерские должности, а сама эта правительственная коалиция насчитывает 101 голос против 99 голосов оппозиции, судьба закона оказалась под угрозой.

Я с любопытством начал наблюдать как выйдут из патовой ситуации чехи, вспоминая и проводя аналогии с соответствующим голосованием об изменениях в Конституцию в Верховной Раде Украины. То, что голосовать карточками отсутствующего депутата считается моветоном, кажется, поняли уже и наши избранники, но то, до чего додумалось чешское Правительство, чтобы проголосовать накануне вступления в ЕС крайне необходимый закон о НДС, поверьте мне, не додумался бы ни один наш чиновник.

 
 
Для успеха в голосовании понадобился... геликоптер, на котором привезли беднягу-министра. Вид, поверьте, у него был очень неважный: еще недавно стройный и уверенный в себе, теперь он выглядел не лучше папы Ивана Павла ІІ.

Пробыв несколько минут в инвалидной коляске в Парламенте, и хило подняв руку "За" закон – собственно 101-ый, решающий, голос – он сразу был транспортирован назад в больницу.

Я меньше всего склонен к сарказму в этой ситуации. Определенная ее комичность включает в себя наилучшую иллюстрацию уважения чехов к установленным ими же правилам. Они руководствуются еще древнеримским: "Чтобы не признавать над собою воли никого другого, мы сознательно признаем над собою волю Закона".

Упомянутый случай еще больше заставил меня уважать эту страну, где каждое движение политического деятеля находится под общественным контролем. Недавно только утих скандал, который чуть не стоил места выборному старосте одной из чешских областей.

Все началось с того, что один журналист заметил, как на служебной машине этого губернатора перевозили другого человека. Общество взорвалось: "Мы платим налоги, а деньги идут на ветер!". И как потом несчастный губернатор не объяснял, что он должен был перевезти на служебной машине "жену в больницу", а "сына в школу", и что было это "только один раз", ему этого так и не смогли простить и политический рейтинг его катастрофически упал.

Отдельный разговор – автомобили, на которых ездят чешские политики. Это преимущественно шкоды. Один мой знакомый, заметив количество шестисотых мерседесов на улицах Киева, сказал, что если бы в его стране политика заметили в такой машине, на его политической карьере можно уверенно было бы поставить крест – откуда деньги!

А недавно лично столкнулся в метро с самым настоящим чешским сенатором, который куда-то очень спешил – то ли на заседание парламента, то ли в свой избирательный штаб, – так как он еще и баллотируется в Европарламент.

Если у вас возникла реплика: "Ага! Если в Европарламент, тогда ясно, почему он ездит именно в метро". Вы, как и я, и до сих пор на тринадцатом году независимости Украины, остаетесь "хомо советикус". Искренне сознаюсь, первая мысль у меня самого была такая же: "Что, сенатор, пошел в народ? Зарабатываешь предвыборные баллы?"

Но, поверьте мне, что такая оценка является нашей наибольшей постсоветской патологией. Нельзя всюду видеть лжецов и воров, нельзя всюду глазеть "что не так". Недавно, стоя с приятелем на остановке, заметили как на столбе рабочий наклеивает рекламу какого-то журнала. Наклеив, он фотографировал крупным планом этот столб, и переходил к другому. Я лениво поинтересовался, чего это он фотографирует каждую наклеенную рекламу. И получил не менее ленивый ответ: "Для отчета".

Это "для отчета" меня сразу разбудило: "Так он же фотографирует крупным планом! Фото же будут одинаковые! Можно с одного негатива сделать несколько фото, и не морочить себе голову"... Мой приятель меня не понял. А я задумался: у меня же и в мысли не было "одурачить" работодателя этого работника! Почему же тогда в голову полезла именно эта мысль? Потом я понял: так как в нашем разговоре было употреблено слово "отчет", то есть, "ответственность".

В советской жизни нас, украинцев, приучили к тому, что "работа – не волк", "не свое – не жалко", крестьян научили воровать в колхозах то, что они сами же заработали своим трудом, рабочих – тянуть все с заводов. Каждый ощущал, что он "не без греха". Вот, где наша наибольшая проблема: мы не верим в партнерство!

Это же происходит и на политической арене, так как украинская политика – не хуже и не лучше украинского общества. Конечно, скорее наше общество надо называть не "украинским", а "постсоветским" или "передукраинским", но это тема для отдельных соображений.

Слушая недавно лекцию известного чешского профессора-конституционалиста о системе власти в Чехии, я поинтересовался: "Вот вы сказали, что для преодоления президентского вето нужен 101 голос депутатов? А если президент все равно не подпишет закон?" Профессор, очевидно, списав бестолковость вопроса на мой плохой чешский, спокойно объяснил: "Вы не поняли, коллега. У нас президент действительно может наложить вето на закон, но парламент может его преодолеть 101-им голосом. Это записано в Конституции".

Передо мною открылись два возможных ответа:
1. Вежливо поблагодарить.
2. Объяснить профессору, что ситуации, когда вето преодолено, а закон все равно не подписывается, существовать может, и привести пример Украины.

Я решил не позорить свою Родину в глазах коллег и не подвергать испытанию прочность здоровья старенького профессора, скромно поблагодарил и сел на свое место.

Еще одна интересная деталь – все чехи преданно уважают свою культуру и историю. Они умело создают общественные мифы из реальных и полуреальных событий и персоналий, так как сознают важность культурных стереотипов в процессе становления и существования народа. Каждый чех знает, что "впервые идея евроинтеграции родилась в Чехии" и "первым евроинтегратором был не Черчилль с Шуманом, а именно король Иржи Подебрадский".

Кстати, спросите, у кого-то в Украине, знает ли он о том, что в средневековом Луцке состоялся первый съезд всех больших монархов Европы. Уверен, что это событие известно лишь историкам.

Не стоит даже говорить, с каким пиететом здесь относятся к королю Карлу ІV, Яну Гусу, Яну Амосу Коменскому и другим светочам европейской культуры, которые "пусть одной ногой, но побывали в Праге"!

Конечно, чехи, как каждый "маленький" народ, немного перегибают палку, воспевая своих, действительно великих, предков. Но главное здесь – роль, которую выполняют эти фигуры в общенациональном единении.

Временами, однако доходит до смешного. Например, впервые услышав фразу "это было еще перед революцией", я представил себе революцию 1917 года. Вы, бесспорно, засмеетесь, ведь, действительно, революция в России 1917 года имела для Чехии весьма косвенное значение.

Тогда я предлагаю Вам самим ответить "какую" именно революцию имеют в виду чехи под этим своим "до революции". Так вот, "революций" в ХХ столетии у Чехии было три. Первая – 1945 год, когда советские войска выбивали немцев из Праги. Вторая – это, конечно, 1968 год – оккупация советскими войсками Праги, и третья – 1989 – вывод советских войск из Праги.

Жертв всех этих трех "революций" было меньше, чем жителей любого сожженного немцами или изморенного голодом советской властью украинского села, но дивиденды страна получает: таки народ-революционер!

Но в конце концов, это я от зависти. Ну уважают люди свою историю, ну умеют получать на ней определенный политический и культурный капитал – это же хорошо! И тотальная забывчивость украинцев к жертвам своих трагедий – это исключительно наша проблема. Вдобавок, по христианским взглядам "миллион жертв – это одна жертва, умноженная на миллион". Мы же часто думаем наоборот: "одна жертва – это миллионная часть всех жертв".

В этих философских соображениях, заглядываю в пражскую пивнушку, чтобы выпить кружку свежего чешского пива – сколько новых мыслей породит этот национальный напиток! Но останавливаюсь на одной: соблюдай меру – как в пиве, так и в соображениях.

Поэтому заканчивая на этом свои размышления, призываю всех, кто желает их прокомментировать, написать мне на o-andriychuk@operamail.com

Автор: Олесь Андрийчук, главный редактор просветительского альманаха "Джерело", координатор акции памяти жертв Голодомора "Прочитай! Знай!"



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!