Ловушка для власти

Вторник, 22 июня 2004, 19:25
По мере приближения официального начала президентской кампании, основные действующие лица украинской политики становятся все более изобретательными. Сценарии выстраиваются, изменяются, отменяются и возрождаются с калейдоскопической скоростью. Некоторые вещи остаются традиционно неизменными: например, власть так и не имеет единого кандидата.

Некоторые можно было бы прогнозировать, но материализуются во времени и пространстве они неожиданно: так появляются союзники в избирательной гонке, и бывший эсдэк Зинченко отвечает за кампанию Ющенко, а днепропетровец Тигипко получает предложение занять подобное место в кампании донеччанина Януковича.

В целом украинская политика остается соревнованием тактиков, (стратегические разработки существуют, однако их воплощения в жизнь корректируется таким количеством непросчитанных событий, что результат часто далек от желаний авторов; впрочем, это не всегда самим авторам во вред).

Поэтому из сложного переплетения интересов, альянсов, инициатив, стратегических разработок, симпатий и антипатий рождаются неожиданные политические хода и неожидаемые результаты. В особенности богатой на такие неожиданности обещает быть президентская кампания этого года, которая официально стартует уже через две недели.

На прошлой неделе внимание обозревателей было приковано большей частью к событиям в предвыборном лагере Виктора Ющенко. Как и в вопросе о возвращении, правительством в бюджет "излишков возрастания", ющенковцам удалось удержать инициативу.

Ее развитие может быть продемонстрировано уже в ближайшем времени: наступает время для реализации домашних заготовок, в ходе кампании избиратели будут ждать не столько критики оппонентов, а, прежде всего представления о том, какой будет страна в случае победы того ли иного кандидата, и какой будет его команда (кто его будет окружать). На эти вопросы будет дан ответ уже в скором времени, после 4 июля.

Однако накануне официального начала кампании немало интересных сюжетов подбрасывает лагерь нынешней власти. Представителям истеблишмента остается немного больше месяца (до 28 июля), что бы окончательно определиться со стратегией и тактикой, персоной кандидата и форматом кампании.

При этом им придется найти очень непростой баланс между победой любой ценой и пусть видимостью победы честной, которая не закрыла бы перспективы сотрудничества с США и ЕС (а там – свыше 40% экспорта, главные интересы украинских ФПГ, мощный рынок, стабильные банки для размещения счетов и престижные круги общения).

Учитывая общую закрытость украинской политики, привычку к кулуарному принятию решений и уже упоминавшуюся "тактичность" в расчетах, которые делают возможными любые парадоксальные варианты, эксперты в последнее время будто соревнуются в выдвижении версий – одна интереснее другой. И при том они выглядят правдоподобно – по принципу, что от свободной от общественного контроля власти, в самом деле, можно ждать чего угодно.

Но, как говорил когда-то Конрад Аденауэр, вещи кажутся сложными лишь при поверхностном взгляде; суть же всегда проста.

Итак, как и кто во власти будет искать компромисс между "хочу" и "могу"? И будет искать ли?

Притчей во языцех стало ослабление шансов Януковича как единственного кандидата.

То президент резко подвергнет критике (и не всегда заслуженно: за безопасность, например, у нас традиционно глава государства отвечает, поэтому упрекать за проблемы, связанные с ликвидацией последствий взрыва составов под Мариуполем он мог бы как премьера, так и себя).

То каналы заклятых друзей из СДПУ(о), вместо осанны, ехидные комментарии отпускают. То статус его единокандидатний под сомнение ставят: кто (как Кинах) сам в президентство идти собрался, а кто (как Пустовойтенко) названия перебирает, вместо "единственного" "общим" (это в каком, интересно, смысле?) советует наречь.

Но, как говорил один современный классик, "яка розумная цьому альтернатыва"? В смысле, если не Янукович, то кто поведет партию власти в бой? Традиционный ответ относительно политреформи (или, точнее, конституционной реформы) звучит все менее убедительно.

Во-первых, относительно перспектив ее реализации. По крайней мере, здесь и сейчас (с тем, что ее надо будет проводить, согласится большинство политиков и экспертов – но проводить уже, наверное, придется после выборов, на свежую голову).

Сейчас процесс сбора голосов вновь набирает обороты - но 8 апреля еще свежо в памяти, и давлением едва ли можно достичь успеха. Разве что будет, достигнут компромисс – но его, кажется, не очень-то желают сами адвокаты реформы.

Проблема ли это? Очень интересно выглядит тезис адептов реформы "здесь и сейчас": мол, новый президент ее не проведет.

То есть, парламентарии сами расписываются в своей недееспособности? В зависимости от того, кто занимает должность главного чиновника страны? Ведь процедура внесения изменений в Конституцию не предусматривает вмешательства Президента. Вносите проект, голосуйте...

Разве что на последнем этапе может сработать Кучмой же созданный прецедент: президентское вето. Но если есть так мощна государственная воля, то одолейте его – и независимо от того, кто будет сидеть на Банковой, реформа будет проведена.

Или вдохновители ее сегодняшнего варианта верят в только руководящее и направляющее влияние Гаранта? А как тогда конституционные положения о разделении власти?

В конце концов, целиком реформа все равно сможет заработать только с 2006 года, когда будут избраны депутаты парламента по пропорциональному закону – депутаты, которые будут бороться не за право создать маленькую фракцию-лоббиста, а за право создать правительство или хотя бы принять участие в его создании.

Здесь, кстати, кроется второй момент, который позволяет сомневаться в перспективах реформы – и в искренности намерений ее вдохновителей. Если реформа превыше всего, то почему не принять требования "Нашей Украины" и не принять изменения в Конституцию сейчас – но с отсрочкой вступления их в силу? Тогда и новый Президент (кем бы он ни был) не сможет дать реформе задний ход – а избиратели будут иметь возможность оценить, насколько на самом деле эффективного Президента избрали, и следует ли поддерживать его политическую силу на парламентских выборах.

Однако такой вариант до сих пор отбрасывался. Очевидно, Администрации Президента важнее продемонстрировать, что "кто-то не хочет реформы", чем провести ее – не под себя, а для страны.

Вот и значит, что тактика снова преобладает над стратегией, и еще одну правильную идею украинские политики исказят. Если, конечно, вдруг не придут к приемлемому компромиссу.

А если не договорятся – возникает во всей красе дилемма: кто из Викторов для Кучмыного окружения лучше? А кризисные менеджеры спрашивают себя: возможен ли третий путь?

Здесь фантазия политиков и обозревателей вовсе разгулялась. Причем большей частью в угрюмых сценариях – от спровоцированного общественного конфликта и чрезвычайного положения до откровенного Кучми-ііі.

Однако рискнем предположить, что эти прогнозы в Украине уже невыполнимы. И, надеемся, благодаря человеческому фактору (не Беларусь мы все-таки и не Россия, при всем уважении к соседям) – и, для скептиков, по вполне прагматичным причинам. Вообще-то они укладываются в описанную выше дилемму между результатом и пусть видимой законностью процесса, а конкретно – или упираются в процедурную невозможность реализовать тот или другой сценарий, или нежелание ключевых игроков этот сценарий разыгрывать.

Начнем из простого – игры "сними кандидата". Мол, снимут или Ющенко, или и Януковича, и Ющенко, и выставят некоммуниста и Симоненка. Выбирайте, скажут.

В эту игру играно-переиграно. Так усердно, что законодателям это надоело. Новый Закон о выборах президента... перекрывает эту возможность. Его статьи 52 ("Отказ в регистрации кандидата на пост президента Украины") и статья 56 ("Отмена решения о регистрации кандидата на пост президента Украины") предъявляют для снятия с регистрации или не регистрирования кандидата практически фантастические требования: признание его недееспособным... или признания Верховным Судом наличия в его программе призывов к свержению конституционного порядка.

За нарушение действующего законодательства (статья 105 Закона) виновные лица "привлекаются к уголовной, административной или другой ответственности в порядке, установленном законом".

А такая ответственность предусмотрена, прежде всего, тремя статьями Уголовного кодекса и парой параграфов в Кодексе об административных правонарушениях – и там также ни одного слова о снятии с регистрации.

Сам закон о выборах президента имеет фактически единственную реальную санкцию – предупреждение, которое может быть опубликовано в СМИ. Конечно, это на руку нечистым на нее технологам – но, по крайней мере, просто избавиться кандидатов не разрешает. А на каждую технологию обнаружится своя контртехнология.

Кроме законодательных преград, реализации этого сценария препятствует немаловажный факт: кто станет победившим некоммунистом? Кирпа? А нужен ли, скажем, Медведчуку сильный и абсолютно не предсказуемый кандидат в президенты масштаба Кирпы? Здесь работает та же логика, что и с "единственным" ("общим"?) Януковичем.

Кстати, сам Янукович отнюдь не является просто объектом политических игр. Он, судя по мощной административной подготовке и подтягиванию медиа-ресурсов, надумал сражаться всерьез.

Его сценарии Банковой, брошенные вслед за главным сюжетом "соревнования Викторов", интересуют мало: для него появился единственный шанс в ближайшем будущем сразиться за должность президента. И едва ли он упустит этот шанс в угоду Медведчуку – или даже партнеру по покупке Криворожстали Пинчуку. Последний, кажется, это понимает. Вот и Тигипко (председателя Нацбанка, кстати! Как же с внеполитичностью?) будто приписывают к штабу "общего".

Правда, у Банковой остается последний козырь. По коридорам власти настойчиво ходят слухи, что о решении Кучмы баллотироваться на третий срок может быть объявлено уже 27 июня, на встрече с русским и белорусским коллегами.

Впрочем, слухов по тем коридорам гуляло немало (только Януковича уже должны были отставить раза четыре), и на их достоверность полагаться не стоит.

Если Кучма все-таки решит сделать этот шаг, он вынужден будет переступить через целую гору собственных обещаний; даст оппозиции общего врага; сделает весьма напряженными свои (и своего окружения) отношения с Западом – и, наконец, может спровоцировать пресловутый "грузинский" (румынский, болгарский, сербский) вариант: как говорят в народе," слишком хорошо, тоже не хорошо".

Похоже, с альтернативными сценариями избирательного процесса получается, как в старом анекдоте об экзамене на юрфаке: или законно, но нелогично, или логично, но незаконно, или и незаконно, и не логично...

Так что готовьтесь, уважаемые кандидаты и их команды, к избирательной борьбе без финтов и фолов. И пускай, в самом деле, победит лучший.

Автор: Ростислав Павленко, директор программ Школы политической аналитики при Наукма

powered by lun.ua