Третий срок Кучмы. Как это должно было быть. Часть 2

Среда, 30 июня 2004, 16:55
"Украинская правда" продолжает публикацию докладной записки о технологии избрания Кучмы на третий срок, которая была предложена администрации президента российскими политтехнологами. В документе описаны искусственные конфликты для создания ситуации, при которой народ должен выступить за сохранение Кучмы на его посту еще пять лет.

Этот проект писался у ноябре прошлого года, и сейчас очевидно, что от него было решено отказаться. Однако в тексте есть очень много наработок, которые могут быть использованы в ходе выборов даже при условии неучастия в них Кучмы.

Первую часть докладной читайте здесь: Третий термин Кучмы. Как это должно было быть

Конфликты вокруг собственности, клановый передел и забастовки трудовых коллективов.

Одно из ожиданий, связанных с приходом нового президента, это возможность передела собственности, это такое общее место в рассуждениях политологов, вполне себе предмет для договоренностей между политиками и бизнесменами – только одни договариваются как её за собой сохранить и что для этого сделать, а другие – как её отнять.

Пока эта страшилка – страшилка для элиты. Рабочие, которые трудятся на этих предприятиях, члены их семей к этому не относятся никак или относятся как к чему–то не влияющему на их жизнь, типа поменяют Иванова на Петрова, но директор останется прежний или придет такой же, предприятие будет работать, а зарплату будут платить. Да и среди крупного бизнеса бытует мнение, что ничего не случится. Договорились с сегодняшним режимом, частью которого и являются, договоримся и со следующим, и будем являться и его частью. Либо более жесткая позиция – а пусть попробуют, мы им на других фронтах такое устроим, что не решатся.

История с судьбой части крупного российского бизнеса хоть и является наглядной иллюстрацией, что закон можно использовать "по понятиям", на свою собственную судьбу прямо не проецируется. Типа Ющенко – не Путин, Россия – не Украина, я – не Ходорковский либо Гусинский и т.д и т.п.

Необходимо смоделировать следующую ситуацию: Президент "ушел", начался передел кланами собственности. В этот конфликт необходимо втянуть рабочих и через центральные медиа транслировать на всю страну. То есть то, что возможно в Никополе или Кривом Роге или, допустим, в Запорожье, возможно будет и у вас, допустим, в Харькове либо Луганске.

При чем приход нового собственника может приводить не только к развитию предприятия, но и кряду других действий. В пределе предприятие – прямой конкурент уже имеющегося у собственника производства и ему выгоднее его просто закрыть, либо в менее жестком сценарии – необходима его техническая модернизация и смена номенклатуры продукции, которая приведет к неминуемому сокращению численности работающих. И из 12 тысяч рабочих, к примеру, должно быть оставлено 4.

Необходимо взять какое–то градообразующее предприятие (к примеру, в прошлом году таким образом можно было разыграть ситуацию вокруг Никопольского ферросплавного и "Интерпайпа" с "Приватбанком"). Ситуация должна быть предельной для города: если предприятие закрывается либо резко сокращается численность работающих, то это жизненная трагедия не только для заводчан, но и для всех жителей города, которому грозит опустевший бюджет и тотальная безработица.

В таких конфликтах всегда есть несколько ролей:

– старые собственники и/или старые менеджеры предприятия – их роль в том, что они отказываются передавать предприятие новым собственникам, баррикадируются внутри предприятия, с помощью охраны и рабочих, которым объяснено, что они с ними в одной лодке и если выгонят сегодняшний менеджмент, то новый менеджмент выгонит половину рабочих, отстаивают завод и не пускают новых собственников на его территорию.

Так же они апеллируют к политикам, парламенту, Кабмину, шантажируя социальным взрывом и забрасывают суды исками о неправомочности прав на собственность новых владельцев.

– новые собственники – пытаются с помощью охраны, а крайне желательно добавить к ним штрейкбрехеров, захватить предприятие, так как прекрасно понимают, что время деньги как, в прямом смысле, каждый день простоя приводит к новым убыткам, так и в переносном, так как ежедневная трансляция этого триллера по общенациональным каналам может привести к тому, что Кабмин испугается, и результаты, допустим, аукциона или покупки будут пересмотрены.

– Коммунистическая партия и профсоюзы – с удовольствием втягиваются в подобные конфликты, дабы использовать его в популистских целях, декларируют, что защищают права трудящихся. Обычно организовывают митинги и депутатские запросы. В предельном варианте (в России были такие прецеденты в конце 90–х) – пытаются вместе с рабочими выгнать как старых так и новых владельцев и объявить предприятие собственностью трудящихся.

– рабочие завода и их семьи – являются заложниками ситуации. На самом деле действительно хотят работать и получать зарплату, находятся в измененном состоянии сознания, так как от этого на прямую зависит их дальнейшая жизнь и никому не верят, поэтому крайне легко манипулируемы.

– Госкомимущество – детонатор сюжета, объявляет такие условия конкурса либо тендера, что у проигравшей стороны есть уйма поводов обратиться в суд, и большая вероятность этот суд выиграть.

– городские власти – почти всегда являются ставленниками одной из сторон, которые борются за собственность, а значит, олицетворяют собой коррупцию.

– Кабмин – вынужден на себя брать роль арбитра в юридически запутанной ситуации, которая грозит социальным взрывом, и находится под постоянным прессингом политиков, которые делают на этом пиар и медиа, которые выдают предреволюционные сюжеты.

Задача – спровоцировать подобный конфликт, оптимально чтобы в роли собственников участвовал бизнес, близкий к Ющенко (Порошенко, Жвания, Мартыненко), а с другой стороны – бизнес донецкой, днепропетровской либо харьковской групп.

Задача медиа – втянуть в конфликт Симоненко на стороне рабочих, Ющенко – на защиту бизнес–интересов своих партнеров, а с пропрезидентской стороны – политиков, лоббирующих интересы противостоящей Ющенко промышленной группы. И превратить все это шоу в долго играющий сериал, в котором есть элементы "Маски–шоу" (попытка охраны захватить предприятие для новых собственников), митинговая активность под разными флагами политиков, парламентские расследования и запросы, размышления и лайфовые сюжеты о жизни и дальнейшей судьбе рабочих и города. Мораль простая – не прошло и месяца как ушел Кучма, а в Н–ске уже началось. Спрашивается, что же будет дальше?

Политическая реформа.

Для сценария, политическая реформа – это одна из основных промежуточных целей и все же средство, а не самоцель.

Если рассматривать политреформу как основную цель проекта, то тогда надо сказать себе, что нам по большому счету безразлично, кто в 2004 году станет Президентом, и наша цель сейчас – это изменение Конституции, наша следующая цель – выборы 2006 года. В подобном залоге мы должны быть действительно уверены в том, что удастся вести выборы Президента парламентом уже в 2004 году (что на данный момент выглядит крайне маловероятно и не понятно, как эту вероятность сделать достаточной для того, чтобы делать на нее ставку), или мы должны быть готовы к тому, что Президентом станет Ющенко.

Тогда это иной сценарий, в котором нужно проектировать контур защиты своих ресурсов, готовиться к переходу в оппозицию и разрабатывать проект "Проигрыш Ющенко и "Нашей Украины" к 2005 г."

Понятно, что если страна не разочаруется в Ющенко как Президенте, то у нас есть все шансы в 2006 г. проиграть Парламент. Основная проблема этого сценария в том, что Ющенко будет, хотя бы на первых порах, любимым народом Президентом, а значит, он, его окружение и его партнеры за рубежом будут иметь возможность совершать действия, опираясь не на шаткий компромисс внутри элит, как мы, а на прямую и активную поддержку народа.

Да и вообще, надо помнить, что любимый народом Президент и кандидат в Президенты – это уже два совершенно разных человека. Поэтому, сегодняшняя личностная слабость Виктора Андреевича, как человека, в случае его избрания может и исчезнуть. А то, что любовь и поддержка Президента населением – вещь опасная, можно убедиться на опыте Российской Федерации.

Поэтому, мы склоны рассматривать политическую реформу, как очень значимую, но все же промежуточную цель, как сюжетную линию и инструмент проекта, но не как результат и самоцель проекта.

Позиционирование Президента

Политическая реформа – это проект Президента. В ее реализации и в реализации вопросов, вынесенных на референдум, он видит свою миссию в последний год своего второго президентского срока (мотивация, им движущая, описана в сюжетной линии "Уход" Кучмы"), это зона его ответственности и зона его компетенции.

Президент де–юре сохраняет управленческий фокус по отношению ко всем процессам в стране, а значит, и по вопросу управления парламентским большинством. Это первый тип его деятельности в этой сюжетной линии: встречи, консультации с лидерами фракций, если понадобится, откровенный нажим на депутатов большинства. Второй тип его деятельности – публичный: поездки по регионам, встречи с населением, объяснение сути происходящего; по своем типу, эта деятельность – деятельность кандидата, т.е. не обозначая это прямо, Президент начинает свою избирательную кампанию, как кандидат.

Ситуация в Парламенте

У нас есть 292 подписи, но нет трехсот голосов. Это принципиальное для сюжета суждение.

В ситуации, если бы у нас были голоса и уверенность в их достаточности, можно было бы делать политическую реформу основным вопросом повестки и проводить в медиа кампанию ее необратимости, неоспариваемой верности, а политикум включать в игру, кто быстрее подпишется под этим историческим событием и чья подпись более значима. Такой себе прямой аналог с Голливудом: чья фамилия в титрах стоит первой, чья выше другой и кто из звезд сделал большую кассу фильма.

Но у нас принципиально иная ситуация. На сегодня у нас нет трехсот голосов, а есть протокол о намерениях, говорящий о возможности этих голосов. При этом мы до конца не уверены ни в голосах коммунистов, ни в голосах большинства, ни уж тем более в голосах социалистов.

Нельзя со стопроцентной гарантией утверждать, что удастся перекупить голоса "Нашей Украины". У политреформы есть прямой противник, это Виктор Ющенко, скорее всего, к нему в этом присоединится Юлия Тимошенко. Определенные сомнения и искушение должны быть и у "донецких": если Янукович может выиграть все, может быть, стоит рискнуть, тем более в случае провала голосования в Парламенте, это можно будет списать на Ющенко и Литвина, а в прямую проигравшими окажутся Президент и Медведчук. В этом раскладе у Януковича всегда есть искушение маневром.

Сторонники реформы – это большинство (фокус управления которым – Президент) и коммунисты, с которыми можно договорится и сторговаться. Потенциальный сторонник реформы – Мороз, и его нужно поймать и максимально "упаковать" в эту сюжетную линию.

Лидер социалистов понимает, что никогда не станет Президентом на всенародных выборах, и навряд ли сможет стать Президентом, как фигура компромисса, если Президента выбирают в Парламенте, хотя тут уже появляется хоть минимальная, но вероятность. Но Мороз прекрасно понимает, что пропорциональная система выборов – это практически спасение для СПУ, а изменение системы власти и переход к парламентско–президентской республике, а в дальнейшем, возможно, и в парламентскую, для него это не просто лозунг, а жизненная цель, как политика, начиная с года 1997.

Судя по его выступлениям, поступкам и по тому, как он об этом говорит, он действительно использует это не как предвыборный ход, а кажется, по настоящему видит в этом свою миссию.

Исходя из вышесказанного, политреформа должна стать не основным вопросом повестки, а одним из вопросов повестки. Основной вопрос – "уход" Кучмы: напряженность между востоком и западом, Янукович как преемник, кризис, связанный с дестабилизацией, борьба Ющенко и Януковича как олицетворение конфликта, реальные угрозы социальному, этническому, религиозному согласию в стране, где все вышеперечисленное – это уже реальность.

В качестве страшилок – потеря территориальной целостности и окончательное выхождение кризисных ситуаций из под контроля.

На этом фоне нам нужна дестабилизация Парламента, который:

во–первых, сам уже начал этот процесс и будет и дальше неминуемо втягиваться в избирательную кампанию (это принцип, общий для всех стран с сильной парламентской властью); чем ближе выборы, тем больше в Парламенте пиара и деструктива, чем конструктивной работы;

во–вторых, благодаря ходу с введением новой системы и принципа назначения губернаторов, мы "упаковываем" Парламент в зону торгов и интриг. Для большинства депутатского корпуса, посты губернаторов – это их максимум политических притязаний, а для парламентского большинства – это прямая гарантия защиты либо преференций их бизнес–интересов.

Опять возникнут квоты и вполне безумные бальные системы, типа, губернатор Полтавщины – 2 балла, Днепропетровщины – 5 баллов и т.д. и т.п. Для подогрева ситуации можно в очередной раз поставить на кон парламентские комитеты. Вообще–то это достаточно забавно, потому что звучать это будет следующим образом: "Меняю 2 комитета и портфель министра на кресло губернатора".

Для получения трехсот голосов не жалко отдать им губернаторские посты, тем более, что весной мы все это преспокойно переиграем и назначим тех, кто нам нужен, ведь система и принцип назначения губернаторов, введены в игровой, а не юридической действительности, а Реформа уже проголосована, но не имплементирована.

К тому же сегодняшние губернаторы "переселятся в Киев" и положат немало денег и усилий, для того, чтобы пролоббировать свои кандидатуры в Кабмине и Парламенте. Оппозиция, а именно Ющенко, не смогут остаться в стороне, так как выборы все же через девять–десять месяцев, а в регионах уже конфликтные ситуации, в которые Ющенко втянут на западе Украины, а значит, остаться в стороне ему не позволят его сторонники, как из числа региональной элиты, так и партийные активисты, да и просто политизированное население запада Украины.

Ситуация максимально разогревается медиа. Итого: Парламент выглядит откровенно безумным, реформа голосуется путем интриг и торгов, в этот процесс "упаковывается" не только большинство, но и, насколько это возможно, Мороз и Симоненко, Кабмин вынужден отвечать не только за зону своей прямой компетенции, но и за ситуацию в регионах, которая становится все хуже и хуже, так как губернаторы больше заняты политикой, а не своими прямыми обязанностями.

На этом фоне Президент просто выглядит олицетворением здравого смысла и гениальным управленцем, ведь при нем этого бардака не было, а значит, Кучма как политик и как лидер сильнее всех сегодняшних кандидатов.

Голосование по реформе – это прямое и зафиксированное, как в политикуме, так и в общественном сознании, поражение Ющенко. Задача медиа – четко задать интерпретацию: "Ющенко начал свою избирательную кампанию с крупнейшего политического проигрыша Президенту и это стратегическое поражение".

Содержательно он проиграл Медведчуку, который на сегодня позиционирован, как конструктор реформ; идеологически он проиграл "левым", которые всегда были сторонниками парламентско–президентской республики, а тактически – Януковичу, который является "преемником" и кандидатом от власти.

Сюжетная линия, впрямую работающая на президентские выборы 2004 г. и значимая, как бекграунд для парламентских выборов 2006 года. На референдум выносятся вопросы, связанные с ЕЭП, статусом русского языка. Желательно, чтобы вопросы юридически были сформулированы таким образом, чтобы их имплементация не требовала изменений в Конституции. А это означает, что имплементация его результатов возможна без участия Парламента.

Инициирование референдума происходит в декабре, а его проведение – 31 октября 2004 г., т.е. в день первого тура выборов.

Политическая повестка референдума такова, что он по своей идеологической направленности – референдум объединенных "левых", от СДПУ(О) до коммунистов. Поэтому одна из основных задач – по–максимуму "поймать" и с помощью медиа принудить и зафиксировать, в первую очередь, Симоненко, а в какой–то степени Мороза, в агитации за положительное голосование на референдуме. Тогда мы получаем совместную агиткампанию с как минимум одним из кандидатов от оппозиции.

Это принципиально, так как одна из основных задач сценария – сделать онтологически и принципиально невозможным поддержку сторонниками коммунистов и частью сторонников социалистов Ющенко во втором туре президентских выборов. Принцип самоопределения "за власть" или "за оппозицию" по отношению к ним должен быть переформатирован в принцип "за отношения с Россией и русский язык, против пещерного национализма и самоизоляции".

Понятны враги положительного результата референдума – это Ющенко, националисты и, скорее всего, Тимошенко. Т.е. эта сюжетная линия так же является инструментом "упаковки" Ющенко в конфликт "восток–запад" и работает на линию дестабилизации. Понятно, что референдум поддерживает Россия, а значит для противников референдума, т.е. в первую очередь Ющенко, он затруднит переговоры в Москве, а при определенной истерии процесса, сделает вообще невозможным публичную поддержку Ющенко Кремлем и российскими политиками.

Референдум инициируется населением, а не властью, и становится проектом Президента. Президент обещал на своих первых выборах статус русского языка, а так же, как опытный политик, он понимает и отдает себе отчет, что сегодняшние кандидаты в Президенты ради политических амбиций своих сторонников и своей сиюминутной выгоды могут поставить под удар или вообще разрушить стратегически значимые для Украины отношения с Россией, тем более что другие сюжетные линии наглядно демонстрируют верность этой позиции населению.

Вопросы, выносимые на референдум, это вопросы, которые поддерживает большинство населения, поэтому объяснение его сути и необходимости – это действительно начало избирательной кампании, т.е. деятельность Президента превращается в агитационный тур.

Причем, так как до конца весны Президент не является кандидатом, а другие сюжетные линии фокусируют конфликт "Ющенко–Янукович", получается следующая конструкция: Ющенко конкурирует с Януковичем, поверх этого Президент общается с народом.

Положительное голосование по референдуму – это наглядная демонстрация неприемлемости Ющенко на востоке Украины по принципу: да, сам он получил какой–то процент на востоке, но его идеология и политические убеждения не приемлемы для 70% населения. Эта конструкция используется медиа и политиками как иллюстрация поражения Виктора Ющенко и националистов в первом туре в большей части страны.

Агитация за референдум очевидно имеет организационную рамку – это повод для начала строительства штабов избирательной кампании. Строятся штабы по агитации за референдум. Это приемлемо для всех политических сил большинства, у них не возникает формальных оснований для саботирования этого процесса.

Если сейчас мы не можем приступить к строительству штабов, потому что натыкаемся на вопрос, кто кандидат, и нежелание основных политических игроков и партий ресурсно и организационно встраиваться в этот процесс до ответа на вопрос "кто?", то при условии реализации сюжета референдума, этот вопрос снимается, и возникает вопрос "что?", но который есть очень простой ответ: "ЕЭП и русский язык", что полностью совпадает как с идеологией, так и с лоббистскими интересами "Партии регионов", "Трудовой Украины" и СДПУ(О).

Так как формально договоренности мая 2002 года, а именно "Медведчук – не кандидат, а начальник штаба", "Администрация Президента – это часть штаба", не отменены, хотя неоднократно нарушены, то Медведчук автоматически становится руководителем штаба по агитации за вопросы референдума. Тем более, это просто логично: референдум – это проект Президента, поэтому начальник штаба по агитации за вопросы референдума – это Глава Администрации Президента.

Эта роль нам крайне выгодна, так как содержание референдума – это часть политического содержания и идеологии Медведчука и СДПУ(О).

Итого: агитация за референдум для нас – это практически начало избирательной кампании, где Президент ведет себя как кандидат, таковым не называясь; Медведчук вполне легально создает систему штабов; коммунисты и социалисты являются хоть и не организационными, но идеологическими союзниками, а большую часть избирательной кампании Симоненко посредством медиа можно "упаковать" в эту сюжетную линию; Ющенко демонстрирует свою неприемлемость для России, очевидно проигрывает референдум, тем самым дает нам возможность интерпретировать это как проигрыш первого тура выборов, несмотря на более, чем вероятное его прохождение во второй, и позиционируем его как национала–радикала, неприемлемого для большей части населения Украины.

Первую часть докладной читайте здесь: Третий термин Кучмы. Как это должно было быть


powered by lun.ua