Трибунал над Кучмой – осталось два месяца?

Пятница, 17 сентября 2004, 00:07
16 сентября 2000 года стало поворотным пунктом в президентской карьере Кучмы. Моральную ответственность за убийство Георгия он давно несет в глазах людей. Четвертый год Кучма встречает эту дату на своей должности, хотя давно должен был бы стать одним из подозреваемых в уголовном деле.

Более того, к четвертой годовщине убийства основателя "Украинской правды" донецкий (что во время выборов принципиально подчеркнуть) прокурор Васильев сделал Кучме подарок – от которого сложно отказаться, но за который он не будет благодарить. Объявлены результаты экспертизы якобы записей Мельниченко, где густо фигурирует слово "монтаж".

То, что происходит, можно назвать словом клоунада. Публику обманывают, но при этом зрители так же уверены, что им врут. И готовы с этим мириться.


В июле Генпрокуратура впервые признает, что за Георгием милиция вела внешнее наблюдение вплоть до дня его исчезновения. Это также вытекает из протоколов допросов наружки. Проходит два месяца – милиция объявляет результаты внутренней проверки: за Гонгадзе не следили, потому что это никто не подтверждает. Интересно, это сказали те же милиционеры, которые заявляли противоположное в Генпрокуратуре? Или другие?

Когда в британской газете "Индепендент" цитируются протоколы допросов "наружки", Генпрокуратура начинает тушить "пожар" – оказывается, существует некий "гражданин К.", который признал, что именно он убил Гонгадзе, и все совпадает чуть не до деталей.

"Объективно его показания совпадают с обстоятельствами совершения этого преступления по времени и некоторым другим ключевым моментам, установленным следствием", - заявила Генпрокуратура 21 июня 2004 года.

Однако недавно "Украинская правда" узнала вообще ошеломляющий факт. "Гражданин К." – это некое чучело, которое Генпрокуратура достает из сейфа, когда надо докладывать о провалах в деле Гонгадзе. "Гражданин К." фигурировал как возможный убийца Гонгадзе еще... весной 2001 года. Именно о каком-то "citizen K." тогда упоминалось в сообщении украинской делегации, направленном в Совет Европы.

В письме сообщалось, что этот "гражданин К." находится под арестом в Донецке. Он рассказал, что в июне 2000 якобы получил "приказ на убийство известного оппозиционного журналиста в Киеве за 100 тысяч долларов". Прошло три с половиной года, обвинений в убийстве Гонгадзе "гражданину К." не выдвинули. Но о нем вспомнили, когда в июне 2004 надо было сообщить хоть что-то в деле Гонгадзе.

То есть, когда в этом году Васильев говорил, что "К." проверяется на причастность к смерти Гонгадзе, он просто рассказал анекдот трехлетней давности.

Похожие абсурдные фальсификации власть реализовала и с записями Мельниченко.

В воскресенье "аналитические" программы "Эпицентр" и "Подробности недели" известили зрителей – кассетный скандал закончился, Кучма – чист. "Точку в истории (записей Мельниченко) поставили на прошлой неделе. Вывод экспертов – исследованные ими копии записей являются смонтированными способом сжатия звука", - заявил "1+1" устами Пиховшека.

"Інтер" поступил немножко осторожнее, что, однако согласно тому же темнику: "Точку в громком политическом деле, которое длится чуть ли не четвертый год, попробовали на прошлой неделе поставить украинские и заграничные эксперты, которые исследовали так называемые пленки Николая Мельниченко. Они пришли к выводу, что это - ни что иное, как смонтированные копии, а идентифицировать голоса невозможно".

Главные пропагандистские рупоры власти ссылаются на экспертизу неизвестно чего, что решили назвать словосочетанием "записи Мельниченко". На проведение исследования вместе с закупкой оснащения было израсходовано 850 тысяч бюджетных гривен. То есть все граждане Украины скинулись по две копейки, чтобы на пенсию Кучма пошел реабилитированным. Хотя бы своими же телеканалами.

Для того, чтобы придать пропагандистскому шагу вес, пригласили эксперта из Литвы – теперь же это страна ЕС! На самом деле мы имеем дело с ловкой манипуляцией, которую довольно просто обнаружить.

Такие же результаты, которые обнародовали в прошлую пятницу, что записи Мельниченко смонтированы, были получены три с половиной года назад. К счастью, зачистить стенограммы заседания Верховной Рады "темникмейкеры" еще не способны, поэтому вернемся к событиям тех времен.

Зимой 2000-2001 годов, в разгар кассетного скандала Генпрокуратура заказала экспертизу записей Мельниченко. Ее провели отечественные специалисты из Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз.

Результаты 10 января на сессии парламента зачитал тогдашний генпрокурор Потебенько.

"Экспертиза подтвердила, что предоставленные пленки являются копиями макета, из которых делались эти копии, поддавались монтажу, при этом использовано не меньше 11 отдельных эпизодов.

Языковой сигнал на макетах фонограмм, из которых делались эти копии, поддавался редактированию путем изъятия или вставки отдельных фраз, слов, фрагментов слов, звуков.

Методические требования к фонограммам как вещевым доказательствам сигнал которых поддавался дискретизации и редактированию ставят их в разряд объектов, достоверность информации которых проверить экспертными методами невозможно".

Чем вердикт 45-месячной давности отличается от объявленного сейчас?

"Восстановить все этапы было невозможно, все разговоры на том или ином этапе поддавались компрессии. Языковые сигналы, зафиксированные на носителях, были подданы таким искривлениям, что не позволили установить, кому конкретно они принадлежат... Эти записи - не оригинал, а копия", - заявили эксперты в прошлую пятницу.

Какое Генпрокуратура имела право после этого заявлять, что пленки не будут использоваться в расследовании дела Гонгадзе?

На самом деле затраты 850 тысяч гривен пошли на подтверждение того, что было установлено прокуратурой зимой 2001 года: по копии записи установить правдивость невозможно.

Главная манипуляция состояла в том, что под названием "экспертиза записей Мельниченко" власть подала исследование звуковых файлов, природа происхождения которых неизвестна.

К подготовке того, чтобы народ воспринял этот трюк, приобщился сам генпрокурор Васильев: он заявил, что не имеет значения, исследовать оригиналы записей Мельниченко или его копию – все равно, мол, запись "цифровая". Теперь, значит, что единственным важным результатом экспертизы является то, что генпрокурор глубоко ошибался.

Украинские, российские и литовский эксперты говорят, что они до начала экспертизы не знали, что исследуют копии. Это выглядит по крайней мере странно. Во-первых, потому что владельцы оригиналов записей – сам Мельниченко и экс-глава комиссии в деле Гонгадзе Александр Жир – на каждом шагу заявляли, что ничего не передавали прокуратуре. И, во-вторых, в этом исследовании принимал участие эксперт Ушков, который в 2001 году также исследовал эти самые копии.

Также довольно сложно понять, где были взяты записи для последнего исследования. Как сообщил спикер Генпрокуратуры Сергей Руденко, это записи от лидера Соцпартии Мороза и депутата из СПУ Рудьковского.

Однако Мороз никогда не скрывал, что на один диск были собраны эпизоды из ряда разговоров, где Кучма обсуждает Гонгадзе с Литвином, Кравченко и Деркачем. И что отрывки склеены в один для удобства прослушивания. Но отнюдь не для того, чтобы потом это полгода исследовала прокуратура и сделала вывод о монтаже.

Относительно Рудьковского, то история вообще запутанная. Однажды зимним утром 2001 к Николаю Рудьковскому, тогдашнему помощнику депутата-социалиста Валентины Семенюк, пришли следователи Генпрокуратуры, которые искали записи Мельниченко.

Как сообщил "Украинской правде" тогдашний адвокат Рудьковского Андрей Федур, следователи не изъяли у него дома записи Мельниченко: "Тогда, 18 января 2001 я принимал участие в обыске и мной подписан протокол. Там удостоверено, что происходило во время обыска и что было изъято – личные вещи Рудьковского, однако ни записи, ни компьютер изъяты не были".

Сам Рудьковский объяснил, что компьютер изъяли на квартире его брата. И на жестком диске действительно хранились записи Мельниченко. Однако какое они отношение имели к оригиналам? Ведь в то время, через два месяца после начала кассетного скандала, записи экс-майора довольно свободно перезаписывались и прослушивались многими людьми из оппозиции.

Кроме того, неизвестно, как эти все года сохранялся компьютер брата Рудьковского, кто имел к нему доступ? И вообще исследовались именно эти записи – или какие-то другие?

Общественности четко никто не сообщил, что же изучали эксперты? Отрывки по Гонгадзе, о "Кольчугах", о судье, которого "надо подвесить за яйца", о ружье "голанд-голанд", которое Янукович подарил Кучме? Или что-то другое?

Однако всех этих вопросов не было бы, если бы Генпрокуратура действительно хотела провести честную экспертизу записей. Для этого ей надо было получить оригиналы от самого Мельниченко или экс-председателя следственной комиссии парламента Александра Жира.

Единственным условием этого назывался международный контроль над экспертизой. Генпрокуратура отказалась. Объяснив, что такое вмешательство не разрешено законом. Но этот аргумент несерьезен – ведь последняя экспертиза тела Георгия происходила в Швейцарии при контроле генсека организации "Репортеры без границ" Роббера Менара.

Эта власть никогда бы не дала разрешения на международную экспертизу записей экс-майора – так как там лежит ее смертный приговор.

Теперь история записей Мельниченко имеет семь вердиктов. Две экспертизы проведены в Украине, и они не дают ответа на вопрос.

Другие исследования, которые состоялись за границей, почему-то намного конкретнее. И все эти выводы не в пользу Кучмы.

Первая экспертиза проведена в ведущем европейском центре TNO в городе Штостерберг, Нидерланды. Эксперты TNO сделали вывод, что записи Мельниченко – это не монтаж. "Это могли быть актеры. Но если это так, то это, на мой взгляд – очень хорошие актеры", - сказал заказчик экспертизы журналистке Корин де Врис из "Фолькскрант".

Вторую экспертизу в феврале 2001 провел венский Международный институт прессы и американская Freedom House. В выводе сообщалось, что голоса на пленках принадлежат Кучме, Литвину, Кравченко и Деркачу. В то же время отмечалось, что аутентичность записей не может быть доказана с высокой мерой точности – так как эксперты имели дело не с оригиналом, а с записями "третьего поколения".

Еще одна экспертиза была проведена в начале 2002 по заказу британского кинопродюссера с ВВС Тома Манголда. Во время съемок фильма "Killing the Story" он заказал экспертизу в американской фирме "Риптек" (Riptech), которая работает в области безопасности электронных систем. "Риптек" подтвердила правдивость записей, а монтаж объяснила тем, что было нужно выбрать 25 минут разговоров из тысячи часов записей Мельниченко.

Четче всего о пленках майора сказала американская авторитетная компания "Век-Tек", возглавляемая экспертом Брюсом Кенигом, к услугам которого обращается ФБР. Фирма провела ряд экспертиз цифровых записей Николая Мельниченко, предоставленных самим майором, и подтвердила их аутентичность.

Отрывки являются "целостными и не изменялись"; "любые цифровые манипуляции с записью очень маловероятны, но даже если они имели место, самый вероятный сценарий их применения – уничтожение данных, а не добавление содержания или монтаж".

В конце сентября этого же года состоялась наиболее резонансная экспертиза записей Мельниченко – в лаборатории ФБР США. Она подтвердила правдивость эпизода, где Кучма одобрял отправление "Кольчуг" в Ирак.

Однако не надо считать, сколько экспертиз подтвердили правдивость записей Мельниченко. Это также не имеет значения. И не будет иметь в будущем. Все зависит от выбора 21 ноября.


powered by lun.ua