Карьера дублёра-2. Протез "сильной руки"

Пятница, 15 октября 2004, 14:35
Сценарий стремительной отставки Януковича для придания ему оппозиционного шарма, развернутый в предыдущей части этого материала, так же как и сценарий банального срыва выборов, является лишь одним из запасных вариантов самосохранения власти.

И пока час не пробил, а методы административного закручивания гаек себя не исчерпали, он в действие введен не будет. Для осуществления подобных схем необходимы минимум три условия: одобрение Кремля, окончательное желание Виктора Януковича расстаться с чужой колеёй, и наконец, самое сложное – это согласие Леонида Даниловича спустить своего премьера с короткого поводка на длинный.

Такой схеме мешает также растущая подозрительность Банковой к разработкам московских специалистов, которые так активно помогали "сворачивать" демократические процессы в России, что в результате собственной деятельности оставили без работы не только сами себя, но и весь состав допутинской АП.

В целом, московские политтехнологические разработки применительно к Украине чем-то напоминают перестроечный анекдот о рабочих конверсионного завода, который сколько бы не пытались собрать утюг, на выходе всё равно получали автомат Калашникова.

Иными словами, если "собрать" воедино все основные элементы российских политтехнологических сценариев, и представить, что они сработали, то получится, соответственно, лишь украинская карикатура на Владимира Путина в лице Виктора Януковича.

Вся методология российского политтехнологического стиля от Павловского и компании направлена прежде всего на формирование безальтернативной провластной харизмы, с использованием не только административных, но и технологических способов обеспечения победы, дополненных для гарантии классическими провокациями и различными схемами "выдавливания" ключевых оппонентов власти.

Примером доминирования этой методики в России может считаться отказ от выдвижения на последних российских выборах таких политиков как Немцов, Жириновский, Рогозин и Зюганов. Чем бы они свои отказы не мотивировали, возможно, сыграло свою роль понимание чего-то, что так и не понял или отказался понять Ющенко.

В этом контексте, история с "полуотравлением" лидера оппозиции особенно удивительна, если вспомнить все болезни, одолевавшие Бориса Ельцина в последние месяцы его пребывания у власти, и резкое выздоровление после отказа от поста президента. Или Баден-Баденское заболевание Кучмы, совпавшее с решением Конституционного Суда о возможности его выдвижения на третий срок и опять же выздоровление после февральского отречения (внешний вид президентов в эти периоды тоже был весьма необычен).

Может быть, кто-то хотел не убивать, а лишь намекнуть Виктору Андреевичу, что эта должность сама по себе опасна для здоровья? А все истории о том, что если бы хотели убить, то убили бы, – не более, чем пыль в глаза?

Прямых доказательств этой версии нет, и скорее всего не будет, но отрицать, что она политически вписывается в некий методологический расклад, невозможно.

"Метод Кучмы"

Могут ли быть эффективными московские схемы в Украине? Возможно. Но перефразируя известное выражение: что и для России не в радость, то для Украины точно смерть. По крайней мере, украинские технологии, при всей топорно-административной простоте, политреформаторской сложности и оппозиционной "палаточности", до автоматов и гексогена эту страну пока не доводили и уже поэтому нуждаются в определённой защите. Жаль, что никто этого не делает.

Например, неужели никому не было просто "обидно за державу", когда некто импортный, явно преувеличивая, назвал постоянного автора такого уважаемого издания как "Украинская правда" Виктора Медведчука "гарантом нестабильности"?

Почему бы не возразить, что во-первых, у этой нестабильности совсем другой "гарант", во-вторых, понятие стабильности скорее ассоциируется с кладбищами, подковёрной борьбой и предвыборными программами провластных кандидатов, чем с реальной политикой в современном мире…

И, наконец, в-третьих, методы, которые наш соотечественник использует, при всей их спорности и внешней приближённости к кремлёвским, пока, слава богу, ни к какой войне не привели.

Можно, конечно, сказать, что последнее относится не столько к заслугам Виктора Владимировича, сколько к достижениям его непосредственного начальника, который, в отличие от российских (а лучше говорить московских либо одесских) политтехнологов всегда был и оставался сторонником классического метода удержания власти с добавкой ингредиентов своего собственного разлива.

Именно на основе этого метода сегодня сформирован тот стиль обеспечения преемственности власти, который является если и не прямой, то по крайней мере, косвенной альтернативой московско-одесскому импорту.

Ключевые составляющие "метода Кучмы" просты и надёжны - периодическая ротация засидевшихся на одном месте соратников, сбор компромата, силовое давление, подкуп избирателей бюджетными выплатами и "темникизация" информационного пространства.

Отличие этого метода от московского – отсутствие резких движений и сверхмасштабных провокаций, способных дестабилизировать не только политическую, но и социально-экономическую ситуацию в стране.

Ещё одно ключевое отличие – вместо снятия с дистанции реальных и потенциальных политических оппонентов любой ценой, "метод Кучмы", изначально предусматривает их сталкивание лбами на дальних подступах к власти с последующим выходом на сцену самого Леонида Даниловича в качестве арбитра нации.

Для того, чтобы столкновение было наиболее травматичным, силы противников накануне поединка уравновешивают, а бойца от власти (который в полудемократическом обществе априорно имеет больше шансов на победу) подбирают далеко не из самых сильных.

В этом смысле наличие у кандидата от власти судимостей в глазах самого Леонида Даниловича является не столько минусом сколько плюсом. То, что наш президент сначала забрал у Анатолия Кинаха премьерский портфель, а потом не дал его Сергею Тигипко и не допустил этих достаточно ярких, почти самостоятельных, внерегиональных и пока не судимых по уголовным статьям политиков к выдвижению в качестве кандидата от власти – это является лишь наглядной иллюстрацией всей механики данного подхода, и ещё раз подтверждает дублёрский статус премьера.

Великий компромисс

Истина о том, что методы не столько оправдывают цель, сколько заменяют её, известна уже давно. Но в том, что методы ведения избирательной кампании способны формировать все параметры поствыборной политики, нам ещё, возможно, предстоит убедиться.

Общая стилистика избирательной кампании "за Януковича", составляющая сложное сочетание двух противоположных подач премьерского имиджа избирателям, в случае его победы имеет шанс стать репрезентацией обновленного варианта всей политической системы.

Сложность реанимации проекта "Кучма-3" посредством срыва выборов, обусловленная, прежде всего, официальной позицией Кремля и Белого дома, и невозможность воплощения московского тренда "Янукович-сильная рука", создают не только технологический, но и политический компромисс, основные параметры которого укладываются в схему

"Янукович президент, но президент слабый".

Суть схемы - премьер должен стать президентом "с маленькой булавой", с небольшим запасом голосов, несамостоятельным, "кризисным", лишённым полноценного международного признания, избранным с таким количеством нарушений, что в дальнейшем не сможет обойтись без поддержки кланов и своего бывшего шефа.

Идея, которую в ходе первой серии политреформирования отстоять не удалось, будет воплощёна при помощи полулегитимной победы кандидата от власти на президентских выборах.

Судьба премьера, так же как и всей Украины, в этом, уже основном сценарии избирательной кампании, так же мало зависит от самого Януковича, как зависила раньше. И даже в случае его избрания будет решаться консенсусом украинских олигархов, американских дипломатов, с учётом, конечно же, мнения Леонида Даниловича и российских чиновников.

Автор: Глеб Долин, Украинский центр структурного прогнозирования


Читайте также:

Гарант нестабильности

Провокация!

Карьера дублёра или "петля Януковича"?

powered by lun.ua