Послы красной воли

Четверг, 28 октября 2004, 13:22
Вчера в Киеве наблюдатели от СНГ вскрывали нарушения и беспокоились за исход грядущих выборов, президенты встречались с ветеранами войны, а специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ обнаружил на улице Крещатик серого кардинала предвыборной кампании на Украине, который собирается решить исход противостояния двух титанов, Виктора Януковича и Виктора Ющенко, в свою пользу.

"То же самое было у нас в Таджикистане"

В Украинском доме на улице Крещатик, дом 2 открылся его филиал – Российский дом, в котором вчера прошел круглый стол политологов и наблюдателей на выборах президента Украины. Вел заседание Сергей Марков, один из тех бойцов невидимого фронта, которых перед выборами решено было, видимо, вывести из тени, из резерва ставки верховного главнокомандующего и бросить в самое пекло сражения.

Я подсел за круглый стол, когда выступал независимый наблюдатель, глава миссии CIS EMO (автономной некоммерческой организации по наблюдению за выборами в странах СНГ) на Украине Алексей Кочетков. Он рассказывал коллегам, каким объективным человеком он является по своей природе.

– Вы все знаете,– говорил господин Кочетков,– как представители нашей миссии вскрывали нарушения в работе Центральной выборной комиссии (ЦВК.–Ъ) на западе Украины. После этого, чтобы нас ни в чем не упрекали, мы провели инспекцию на востоке, в Донецкой области.

Я готовился услышать, что миссия господина Кочеткова готовится теперь вскрыть нарушения на севере и юге Украины. Вот тогда бы миссию действительно не в чем было бы упрекнуть. Но ничего подобного я не услышал.

– Есть, есть нарушения в Донецкой области,– вздохнув, признал Алексей Кочетков.– Но ситуация тут какая? Нарушения есть нарушения. Они всегда бывают, так или иначе. Нас тревожит другое.

Что же может тревожить независимых наблюдателей кроме нарушений в работе избирательных комиссий за четыре дня до выборов президента?

– Нас тревожит ситуация вокруг ЦВК,– заявил Алексей Кочетков,– в самом Киеве. То, что было в ночь с субботы на воскресенье (ЦВК осадили противники организации более 400 избирательных участков на территории России, в итоге комиссия решила, что хватит и 40 участков.–Ъ), иначе как вакханалией назвать невозможно. Четко спланированная провокация! Подробней о ней расскажет еще один независимый наблюдатель, из Таджикистана, господин Худойбердиев.

Бахтиер Худойбердиев возглавляет филиал той же самой наблюдательной организации. Он с удовольствием вступил в разговор.

– В 19.00 в прошлую пятницу,– начал он,– мы получили извещение, что состоится заседание ЦВК. Мы приехали. Я в ту ночь не однажды выходил из ЦВК на улицу и мониторил ситуацию. Была четкая, спланированная акция по блокированию работы ЦВК! Был дебош на улицах с целью лишить украинских избирателей в России права на голос. Дирижировали пять человек. И я знаю их гражданство. Там были команды по рации!

Не так уж трудно было понять, что тут происходило. Независимые наблюдатели из СНГ обнаружили цель и теперь старались поразить ее. Очевидно, что они старались сориентировать на поражение и журналистов. Чтобы спасти демократию на Украине, надо помочь отстоять независимость ЦВК. В ночь с пятницы на субботу на нее покушались сторонники господина Ющенко. Даже ребенку все понятно. Господин Худойбердиев тем временем перешел от команды по рации к выстрелам по студентам:

– То же самое было у нас в Таджикистане. Итог: 156 погибших. Готовы ли оппозиционеры к тому, что студенты, слепо участвующие в акциях протеста, станут пушечным мясом?

Напряжение в зале в два счета усилил политолог Сергей Марков:

– Ситуация с подсчетом голосов становится все более угрожающей! Идет политизация органов власти! Административный ресурс на Украине разделен на две части, между западом и востоком! Оппозиция думает так: господин Ющенко был лидером рейтингов, значит, должен победить на выборах. Если он не победит, то народ имеет право выйти на улицу.

Еще больше господин Марков напугал тем, что власть в штабе господина Ющенко окончательно перешла к госпоже Тимошенко, известной как автор печально знаменитой акции "Кучма, геть!". Юлия Тимошенко сосредоточила, по его словам, все свои усилия на Киеве, и это – самое опасное.

– Ленин в своей теории учил,– воскликнул господин Марков,– что главное для совершения революции – не расклад сил в стране, а перевес голосов в столице. У здания ЦВК в ночь с субботы на воскресенье произошла репетиция революции!

Закончил он мрачнейшим прогнозом. Если события будут развиваться так, как сейчас, то на улицах Киева через четыре дня не избежать столкновений. Они приведут к расколу людей в украинских регионах.

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов вчера двигался по Крещатику к светлому будущему. В этом будущем, расставшись со старыми голосами, он может обрести нового кумира — Владимира Путина

В воздухе повисло предчувствие гражданской войны.

– Да, вокруг ЦВК строится забор,– признал господин Марков.– Но он же пробивается любым грузовиком! Как, помните, было в Останкине? Там ведь тоже имелся забор!

Не надо подсказывать, хотелось попросить господина Маркова. И вообще, хотелось попросить говорить потише.

– Так, может, призвать наконец лидеров России, ЕС и США обратиться к обеим сторонам, чтобы они сделали несколько шагов назад?! Пора! На повестку дня встает защита в центральных органах власти на Украине!

Корреспондент агентства "Интерфакс-Украина", которой дали возможность задать вопрос, возразила господину Маркову:

– Юлия Тимошенко не захватывала власть, она с самого начала входила в штаб. А ОБСЕ вообще сегодня выступила с заявлением, что центральная власть нагло использует административный ресурс для поддержки одного из кандидатов! И почему у наблюдателей из СНГ совсем другая позиция? ОБСЕ и на это обращает внимание.

Не уверен, что журналистка должна именно так формулировать свои вопросы, но еще меньше уверенности, что независимые наблюдатели из России должны так безжалостно пугать доверчивых журналистов.

– Две тектонические громады стремительно сближаются друг с другом! Почему мы делаем вид, что столкновения не произойдет?! – вскричал господин Марков, и от слов его зазвенело в ушах. Или это была "наводка" микрофона? Немного успокоился господин Марков, только отвечая на вопрос, зачем Украине русский язык.

– Половина населения Украины говорит на русском языке,– улыбнулся, расслабившись, он.– Почему господин Ющенко хочет загонять его, не понимаю.

Неуправляемый консорциум

Примерно в это же время глава "Газпрома" Алексей Миллер и глава компании "Нафтогаз Украины" Юрий Бойко подписывали соглашение о строительстве в рамках российско-украинского газового консорциума магистрального газопровода Богородчаны–Ужгород. (Этот трубопровод длиной 214 километров должен позволить уже в 2005 году увеличить транзит российского газа через Украину с 120 до 125 млрд кубометров в год.)

Вчера перед торжественным заседанием и концертом в национальном дворце "Украина", посвященным 60-летию освобождения Украины от фашистских захватчиков, господа Миллер и Бойко рассказали журналистам тоже не самую мирную на свете историю.

Соглашение появилось перед выборами президента Украины. Пора бы уже перестать удивляться всем этим совпадениям. И все-таки – почему именно сейчас? Может, нет уверенности, что после выборов кто-то на Украине захочет вернуться к этой идее?

Или надо было продемонстрировать, что Россия и Украина не могут не договориться, если президент одной из стран – Владимир Путин, а премьер-министр другой – Виктор Янукович? Или обе причины одинаково существенны?

Хорошо, конечно, все же, что наконец подписали это соглашение. У этого решения все-таки, видимо, больше плюсов чем минусов.

– Участок пройдет,– сказал господин Бойко,– по труднодоступной территории. Тендер на строительство участка закончится через неделю.

Господа Бойко и Миллер замялись перед ответом на вопрос о концессии. Они долго переглядывались друг с другом. Они не хотели отвечать на этот вопрос. А ведь именно в нем теперь все дело. Кто будет управлять консорциумом, тот и будет держать весь банк. Ведь в кулуарах говорили, что долгая и трудная борьба за контрольный пакет в консорциуме (на него, естественно, претендовала каждая из сторон) закончилась боевой ничьей – решением о том, что у России и Украины в консорциуме будет по 50%.

– Понимаете,– сказал господин Бойко,– такая это трудная вещь – управление. Но я чувствую, что мы постепенно приближаемся к политическому соглашению.

То есть пока они все-таки не договорились.

Нет ясности и в том, будет ли участвовать в консорциуме Германия. Если будет, тогда России и Украине придется поделиться с ней своими долями. Ни Россия, ни Украина, кажется, не против. Но ведь и не за.

"Даже испанцы просили друг у друга прощения!"

Минут через десять после этого в главном зале началось праздничное заседание. Одним из последних в зал зашел Виктор Янукович. Ветераны преувеличенно радостно здоровались с ним. Так здороваются актеры в театре на сцене во время спектакля, когда хотят, чтобы зритель даже из последнего ряда бельэтажа во всех подробностях рассмотрел происходящее.

Вскоре после Виктора Януковича в зал зашли президенты. Полуопущенной рукой со сжатым кулаком приветствовал собравшихся Александр Лукашенко. Он без слов нашел полный контакт с залом. Это была его аудитория. Ему достались в итоге, пожалуй, самые громкие аплодисменты. Почти с таким же энтузиазмом ветераны приветствовали Владимира Путина и Леонида Кучму; впрочем, не обидели и президента Азербайджана Ильхама Алиева, когда ведущая произнесла его имя.

Речь на торжественном заседании произнес только Леонид Кучма. Но это была хорошая речь. Она была даже зажигательной.

– Если не мы, то кто? – спрашивал Леонид Кучма.– Если не сейчас, то когда?!

Он настаивал на том, что надо идти вперед.

– Уверенность в том, что мы на верном пути, может дать только чистая совесть,– говорил президент Украины.

Я подумал, что он же не имеет в виду Виктора Януковича, отсидевшего в свое время сколько положено, вставшего на путь исправления и раскаяния и вышедшего на свободу как раз с чистой совестью. Нет, отговаривал я себя, не могут же они в такой светлый день...

Леонид Кучма рассказывал о том, какие страшные бои шли, когда советские войска освобождали Украину. За сутки гибло по 68 тысяч наших солдат. Воронки, напоминал президент Украины, были полны кровью.

– История еще не знала такого пренебрежения к смерти со стороны простых солдат,– добавлял он.

Но и со стороны тех, кто их посылал на смерть, тоже не знает. Было не совсем обычно, что президент Украины в таких выражениях говорит об этом:

– Жизнями простых солдат распоряжалась кучка диктаторов, которые держали в тисках свои народы.

После войны, рассказал Леонид Кучма, происходили удивительные вещи. Мирились люди, которые, казалось, никогда не простят друг другу ничего.

– И когда кое-кто хочет вызвать раскол между западом и востоком Украины, я хочу призвать к единству! – перешел Леонид Кучма к резолютивной части своей речи.– Даже испанцы просили друг у друга прощения!

Украинская история, по его мнению, является историей борьбы за европейскую демократию.

– Мы не соседи Европы, а европейцы! – заявил он под гром аплодисментов ветеранов.– Независимо от официального статуса, который они для нас определили или хотят определить!

И снова гром аплодисментов. Мне кажется, в этот момент рейтинг Виктора Януковича подрос на заметную долю процента (по крайней мере, в этом зале).

– Но то, как мы воспользуемся плодами великой победы, зависит от нас самих! – закончил Леонид Кучма

Только тут я наконец запутался, что за победу он имеет в виду.

Психология победителя

Между тем по-настоящему уверенного в себе человека с психологией победителя я встретил в тот день совсем в другом месте. Он шел, не спеша, по Крещатику и улыбался людям. Вместе с ним шли два его товарища и тоже улыбались. Они, казалось, никуда не спешили. Увидев меня и фотокорреспондента, они сердечно обрадовались и попросили сфотографировать их на память на фоне магазина "Глобус".

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов признался, что не может не пройтись по Крещатику, приезжая в Киев. Он вспоминал, как на Украине воевал его отец-артиллерист, как потерял под Севастополем ногу и как часто потом приезжал в гости к человеку по фамилии Загорулько, который вытащил его тогда из-под огня.

И вот теперь он, Геннадий, достойный сын своего отца, приехал в Киев в составе российской делегации на празднование 60-летней годовщины великой Победы и идет по Крещатику и улыбается.

Ему хорошо, потому что у него нет повода для беспокойства. Кандидатам от коммунистов и социалистов Петру Симоненко и Александру Морозу не о чем беспокоиться. У них нет никаких шансов победить на выборах.

– А как вы думаете, кто победит? – спросил я.

– Я вам скажу: пока 50 на 50! – улыбнулся Геннадий Зюганов.– А значит, решать, как всегда, будем мы, коммунисты!

– То есть кому отдадите голоса, тот и победит? – осторожно переспросил я.

– Это же очевидно,– кивнул он.

– Ну ладно, счастливой прогулки,– потрясенно сказал я.

– Да какой там прогулки,– махнул рукой Геннадий Зюганов.– В ЦК идем, компартии. Надо ведь этот вопрос решить. Времени осталось не так уж много, а вопрос серьезный.

– Кого же думаете осчастливить во втором туре? – с замиранием сердца уточнил я.

– Эх, отрывают Украину от России! Не дадим! – в сердцах сказал Геннадий Зюганов.

– То есть за Януковича?

– Сами думайте,– широко улыбнулся он.

И он пошел по Крещатику своей неторопливой походкой. Теперь она внушала мне искренне уважение.

– Так вы и к Владимиру Путину скоро прибьетесь,– крикнул я ему вдогонку.

– А что? Лишь бы человек был хороший,– послышалось мне.

Нет-нет, я ошибся. Совсем не то послышалось.

– Только он лом в песок не должен забивать,– сказал Геннадий Зюганов.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, Киев


powered by lun.ua