Антиреформа. Як генпрокурор Шокін зацементував прокуратуру, і що з цим робити

20148 переглядів
5
Анастасія РінгісAnastasiya Ringis
Понеділок, 22 лютого 2016, 11:24

"Здесь не работает ни право, ни закон, а произвол и беззаконие. Ключевые позиции в Генпрокуратуре с каждым днем занимают все больше воспитанников-последователей печально известного Пшонки", – такой диагноз поставил ведомству заместитель генерального прокурора Виталий Касько, зачитывая в понедельник 15 февраля рапорт об отставке.

На следующий день после увольнения Касько президент Петр Порошенко попросил генерального прокурора Виктора Шокина уйти в отставку.

Решение, которого полгода настойчиво ожидали от президента общественники и нардепы, он принял в самый удачный для себя момент – сделав Шокина разменной монетой в политической борьбе.

Читайте також
Віталій Касько: Допоки генпрокурор буде проводити стільки часу в АП, ми європейської прокуратури не побудуємо
Давид Сакварелідзе: Генеральним прокурором повинен бути українець
Сергій Горбатюк: Ми близькі до завершення справи Межигір'я
Касько подводит неутешительные итоги пребывания Шокина в должности: "За ширмой якобы реформированного органа прячется все то же политическое опекунство, прямое и тотальное давление на следователей и прокуроров, умышленная профессиональная деградация".

Для такой жесткой оценки у него есть все основания.

В течение всего прошлого года "система" давала четкий сигнал – она не готова реформироваться и намерена отчаянно сопротивляться.

Два года работы ГПУ походит на системный саботаж – не доведено до конца ни одно криминальное дело против чиновников из санкционного списка, а расследования против высокопоставленных чиновников времен Януковича, например, Юрия Иванющенко разваливаются.

Первый этап реформы прокуратуры – попытка набрать новых людей в местные прокуроры, также потерпела крах.

Спасет ли реформу прокуратуры отставка генпрокурора Шокина?

Новые старые кадры

Новый закон о прокуратуре, написанный в Администрации президента и принятый еще в октябре 2014-го, должен был стать тем инструментом, который бы сломал иерархическую структуру управления прокуратурой и вывел ее из-под политического влияния.

Вместо прокурорской вертикали предлагалось построить горизонтальную систему, а ставку сделать на прокурорское самоуправление.

Ключевым органом принятия кадровых решений должна была стать квалификационно-дисциплинарная комиссия (КДК), члены которой представляли профильные вузы и избирались на Всеукраинской конференции прокуроров.

Такой орган лишает генпрокурора и его высокопоставленных коллег возможности влиять на ход того или иного дела.

Такая комиссия является центром принятия решений, без ее решения нельзя ни уволить, ни назначить прокурора.

В феврале прошлого года Давид Сакварелидзе, проработавший четыре года первым заместителем генпрокурора Грузии при Саакашвили, был назначен зампрокурором и возглавил реформу.

 
Давид Сакварелидзе

Вместе с консалтинговой компаний PWC при поддержке посольства Великобритании был разработан ее план. Ставка была сделана на кадровую чистку, а после ее проведения новый состав прокуратуры должен был выбрать свое самоуправление.

Специально для проведения реформ в генпрокуратуре был создан департамент реформ.

Руководитель Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин называет это решение ключевой ошибкой Давида Сакварелидзе.

"Он действительно имел ввиду обновление по грузинскому сценарию, но старые кадры поняли, что это их шанс переформатироваться и укрепиться, создав видимость реформы", – считает он.

Шабунин считает, что прокурорская система быстро отформатировала грузинскую модель до приемлемого уровня комфорта, внеся в июле 2015-го года несколько правок.

Например, изначально закон о прокуратуре предусматривал, что на рядовые должности в местной прокуратуре могут претендовать кандидаты с юридическим образованием и небольшим стажем. Однако генеральный прокурор своим приказом определил порядок, который выхолостил всю реформу.

Согласно порядку, участие в конкурсе могли принимать только кандидаты с  опытом работы в районных и городских прокуратурах.

"Новые люди действительно не зашли. Но нам удалось это провести через двухуровневые тесты рядовых прокуроров. И это позволило провести сокращения на основе понятных и прозрачных критериев (с 7890 до 5850 – ред)", – говорит специальный советник заместителя генпрокурора Марина Цапок.

Второй этап конкурса касался руководителей местных прокуратур.

Но здесь условия конкурса запрограммировали так, что отборочные комиссии подавали генпрокурору на выбор трех кандидатов, вместо одного.

Сами комиссии формировались по следующему принципу: по три представителя от генпрокурора, один – от Давида Сакварелидзе, еще три – от парламента, большинство из них – представители БПП.

В итоге в каждая комиссия состояла из "про-прокурорского" большинства, которое принимало "правильное" решение.

На этом этапе уже многие эксперты заговорили о срыве реформы, заранее предсказывая результаты конкурса.

Но итоги оказались еще хуже, чем ожидалось – ни один кандидат "из вне системы" не попал на руководящие должности в прокуратуре.

Из 930 кандидатов (из них только 8% – ранее не работали в прокуратуре), которые прошли в финал, должности заняли 154 и все они – сотрудники прокуратуры. Так, только 16% составили прокуроры, не занимавшие ранее руководящие должности, 13% – бывшие заместители, остальные 71% – руководители прокуратур.

Активист Автомайдана Сергей Хаджинов, который вместе с другими автомайдановцами помогал работе отборочной комиссии в Киеве, говорит, что провал произошел из-за отсутствия достойного мотивационного пакета.

"Поэтому и пришло такое незначительное количество внешних кандидатов. Скажите, какой хороший юрист пойдет в прокуратуру на зарплату в 4-6 тысяч гривен?" – возмущается он.

Хаджинов рассказывает, что активисты Автомайдана работали как аналитический центр, проверяя биографии кандидатов.

"Нам удалось не допустить в финал больше 30-ти одиозных прокуроров. Например, одесского прокурора Сергея Костенко, которого связывают с Артемом Пшонкой (сейчас он оспаривает это решение в суде – УП)", – говорит Сергей Хаджинов.

Хаджинов считает, что реформирование прокуратуры не дожало гражданское общество.

Активистов Автомайдана не хватило, чтобы участвовать в отборочных комиссиях во всех пяти городах – Киеве, Львове, Харькове, Днепропетровске и Одессе.

Без общественного контроля "героям прошлого" было несложно пройти отборочные комиссии.

Показательная реакция

Параллельно с разговорами о реформе в прессе в самой Генпрокуратуре шел обратный процесс.

Старые кадры, назначенные еще при Пшонке, и подпадающие под закон о люстрации, укреплялись в ведомстве.

Так, в июне 2015 года сотрудники СБУ задержали первого замначальника Главного следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца по подозрению в вымогательстве взятки в особо крупном размере.

В ходе задержания у них было обнаружено около $500 тысяч, а также оружие и бриллианты – как утверждает защита прокуроров, общей стоимостью около 700 долларов.

Это дело инициировали замы Шокина – Давид Сакварелидзе и Виталий Касько.

 
Виталий Касько

На следователей и судей, работавших над делом "бриллиантовых" прокуроров, оказывалось колоссальное давление и даже предпринималась попытка возбудить против них уголовное дело.

Генпрокурор Шокин нашел возможность "потопить дело" – он назначил на пост главы Генеральной инспекции ГПУ люстрированного прокурора Максима Мельниченко. А чуть позже вывел из инспекции отдел, который расследовал дело "бриллиантовых" прокуроров.

В феврале, когда Виталий Касько огласил второе дело по прокурору Корнейцу по факту "отжима" мусорного бизнеса, генпрокурор Шокин поступил просто. Он ликвидировал следственное управление Генинспекции, находившееся в подчинении Касько, отобрав у него все функции. Это и стало причиной отставки Касько.

АнтиШокин: есть ли шанс на реанимацию реформы

"Дальнейшая судьба и скорость реформы прокуратуры во многом будет зависеть от того, кто станет генеральным прокурором", – сдержанно комментирует УП замгенпрокуророа Давид Сакварелидзе.

Несмотря на критику и обвинения в том, что он выбрал неправильную последовательность реформы, Сакварелидзе считает проведение конкурсов "сдвигом с мертвой точки".

"Понимаете, пока мы не очистим систему, строить прокурорское самоуправление рановато", – настаивает он.

Согласно закону о прокуратуре, в апреле 2016-го должна заработать Квалификационно-дисциплинарная комиссия.

Но при той имитации кадровых перемен, которые произошли в Генпрокуратуре, такой орган вряд ли станет эффективным и независимым.

"Все зацементировано таким образом, что прокурорское самоуправление им уже не страшно", – печально констатирует Виталий Касько.

Единственный шанс как отыграть ситуацию с реформой, по его мнению, может заключаться в том, чтобы пригласить в КДК прокуроров из ЕС, Канады и США. Такая идея уже обсуждалась с международными донорами.

"Эта комиссия будет независимой, и сможет эволюционным путем в течение трех лет очистить систему", – считает Касько.

Сам он прекрасно понимает степень и причины влияния президента на реформу прокуратуры. Очевидно, что пока Порошенко не захочет провести "чистку" в прокуратуре, вряд ли она произойдет.

Касько, как и Виталий Шабунин, считает, что даже из старых прокуроров необходимо было создавать самоуправление, пока не выстроилась новая вертикаль Шокина.

"Система такая, что кто сидит в середине паутины не имеет значение, надо разрушить саму паутину", – говорит Виталий Касько.

Генпрокурор Шокин, по его словам, сознательно провалил реформу и легализовал старые кадры.

Кто может стать четвертым генпрокурором после победы Революции Достоинства?

Источники в БПП утверждают, что президента вполне устраивает исполняющий обязанности Юрий Севрук, который больше двадцати лет проработал в связке с Шокиным.

Есть еще один вариант – в кресло генпрокурора может сесть депутат и глава президентской фракции в парламенте Юрий Луценко. Слухи об этом ходили еще до назначения Виктора Шокина и активизировались с его отставкой.

При любом раскладе пока очевидно: в нынешней Украине генпрокурор все еще любимая шахматная фигура президента, несмотря на закон, предполагающий его независимость.

А сама прокуратура по-прежнему остается инструментом влияния на суды и правоохранительные органы, и едва ли не ключевым звеном в коррупции.

Что могло бы спасти ситуацию?

Виталий Шабунин считает, что идеальным вариантом будет отмена парламентом существующих результатов конкурса в прокуратуру и проведение конкурсов заново.

Но тут могут возникнуть проблемы с финансированием – кому захочется выделять повторно деньги на проведение новых конкурсов?

Виталий Касько предлагает начать теперь "чистку" не снизу, а сверху – с генеральной прокуратуры, проведя серьезные кадровые изменения.

Есть одна проблема – для реализации обоих планов нужна политическая воля, а иногда ее не хватает даже на то, чтобы уволить генпрокурора, который уничтожает собственный рейтинг президента.

Анастасия Рингис, УП

powered by lun.ua
Авторизуйтесь щоб писати коментарі
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
IP: 92.244.99.---nezke22.02.2016 21:01
Статья по делу. Но ответы на вопрос, что может спасти ситуацию - просто прикольные. Вариант Шабунина: новый конкурс. Вариант Касько: новый генпрокурор. Вопрос: а почему новый конкурс или новый генпрокурор не дадут тот же результат? Существующая система власти подчиняет прокуратуру одному человеку - Президенту Украины. Только он автор сложившейся ситуации и только он может спасти ситуацию, если захочет. Пока не хочет, независимая прокуратура ему просто опасна.
IP: 46.175.69.---vik735222.02.2016 17:01
Alexander Sydorenko:
Отличная статья. После такого чем Порошенко лучше Яныка? Кстати, наш парламент принял закон про импичмент? А "демократическая" власть сделала результаты референдумов обязательными для исполнения? Все чего добилась нынешняя власть - патрульная полиция в некоторых городах. Это и все реформы? Это скорее ПР акция, чем реформа. За 2 года можно было реформировать всю полицию, а не только патрульную и во всей стране, а не только в нескольких городах. Но это одно ведомство, а остальные? Кто сказал, что пока идет реформа полиции нельзя реформировать суды, прокуратуру, экономику и тд?
Закон про імпічмент опинився в списку неактуальних законопроектів. Гройсман рулить...
IP: 46.118.172.---obra122.02.2016 15:58
Вибрали президента супер, ввесь негатив у країні виходить від порошенка.
IP: 213.111.99.---Alexander Sydorenko22.02.2016 13:30
Отличная статья. После такого чем Порошенко лучше Яныка? Кстати, наш парламент принял закон про импичмент? А "демократическая" власть сделала результаты референдумов обязательными для исполнения? Все чего добилась нынешняя власть - патрульная полиция в некоторых городах. Это и все реформы? Это скорее ПР акция, чем реформа. За 2 года можно было реформировать всю полицию, а не только патрульную и во всей стране, а не только в нескольких городах. Но это одно ведомство, а остальные? Кто сказал, что пока идет реформа полиции нельзя реформировать суды, прокуратуру, экономику и тд?
IP: 176.104.43.---igor moiseiv22.02.2016 13:21
Прокуратура підконтрольна Президентові і чітко виконує його усні вказівки.
Якби ці вказівки (і дії прокуратури) йшли на користь держави і народу,
то це можна було б зрозуміти і вибачити.
Але спотворити прокуратуру на інструмент підкилимної бізнес-політики
НЕ ДОЗВОЛИМО!!
Усі коментарі
Від поцілунків Януковича до "кришування" контрабанди: історія одного посла України
Вікно в Європу: як західні музиканти відроджують концертний ринок України
Андрій Парубій: Закон про Генпрокуратуру – це було питання національної безпеки
Загострення "банкопаду". Що стоїть за банкрутством Фідобанка і "Михайлівського"
Усі публікації