Достойна ли СБУ звания Романа Шухевича?

Четвер, 8 жовтня 2009, 17:16
Сегодня узнал: глава СБУ господин Наливайченко предлагает присвоить своей ведомственной академии имя Романа Шухевича. Казалось бы, весьма мелкий "информационный повод", на фоне всего остального происходящего в стране — в особенности.

Но меня "зацепило". Вспомнил лица моих лагерных друзей — "двадцатипятилетников", бывших солдат УПА, их неторопливые и горькие рассказы о своём прошлом.

Многое вспомнил. И неожиданно подумал: а согласился бы сам Роман Шухевич, чтобы его имя присвоили академии именно такой службы безопасности? Сомневаюсь. Разумеется, существуют и другие мотивы усомниться в целесообразности намерений г-на Наливайченко, сугубо политического характера, но я — не о них.

Нам, гражданам Украины, неоднократно сообщали, что СБУ последовательно и успешно противостоит коррупции. В частности, в сфере отечественного здравоохранения. По-видимому, преодолев эту раковую опухоль на теле молодой страны, г-н Наливайченко нашёл время заняться внутриведомственными переименованиями.

Ошибается глава СБУ, очень ошибается! И я готов предложить ему рассмотреть следующее, по всей вероятности, ему неизвестное.

Существуют различные схемы хищения бюджетных средств в особо крупных размерах. От самых грубых, примитивных, до виртуозно продуманных, если позволите, удивительно красивых.

Так, на ниве нашего нищего здравоохранения, постоянно жалующегося вслух на своё финансовое убожество, сладко и сытно кормится большая группа наших сограждан, обладающих дерзостью Бени Крика и хитростью Остапа Бендера.

В принципе, все схемы известны. Но поскольку наше правосудие обладает очень острым зрением и работает без повязки на глазах, а СБУ, Прокуратура и МВД, наоборот, осуществляют свою деятельность с плотно закрытыми глазами, джентльмены удачи благоденствуют и непрерывно обогащаются.

Приведу лишь один пример. На мой взгляд, из категории красивых. Такой себе 401-й способ сравнительно честного отъёма чужих денег в стиле Остапа Бендера.

Итак, в бедном Министерстве здравоохранения Украины деньги всё же есть. Наши с вами деньги, собранные в виде налогов. Существуют и объекты обязательного финансирования, так называемые специальные программы.

Иными словами, сферы медицинской практики, финансирование которых не может быть сокращено или отменено. В этом году таких программ восемь, здесь и вакцинопрофилактика, и туберкулёз, и кардиология, и онкология с гематологией, и ВИЧ/СПИД… По каждой из программ закупаются медикаменты. Лучшие, самые эффективные (так должно быть).

Программа "Гематология" существует у нас с 2005 года, в числе другого она предусматривает и лечение тяжёлого заболевания — множественной миеломы. На закупку наиболее эффективных медикаментов здесь выделено, по моим сведениям, 10 миллионов гривен в год. Для сравнения: в России Путина-Медведева выделено 200 миллионов долларов в год!

Самым эффективным медикаментом в мире сегодня является бортезомиб. Его и закупают и в Украине, и в России. Нигде на постсоветском пространстве его не производят, закупают на Западе.

Но есть нюансы, поскольку мы с вами живём не в правовом государстве, хоть и болеем тем же, что и они, граждане правовых стран. Если очень хочется, то у нас — можно. Кому-то очень хочется сорвать куш, не прилагая усилий. И этот "кто-то" вполне резонно понимает: здесь всё возможно. Уж не знаю, какими действиями или уговорами этот "кто-то" регистрирует в числе других препаратов бортезомиб в государственном фармакологическом центре при Минздраве. Не знаю, но догадываюсь…

Намерения вслух у этой сугубо виртуальной операции самые добрые и, даже, патриотические: западный бортезомиб дорог, будем покупать более дешёвый аналог! И юридическая база имеется — закон господина Ющенко от 18.12.2008 №694-VI о минимизации влияния финансового кризиса.

Далее — всё просто, привычно и беспроблемно: "кто-то" осуществляет перерегистрацию бортезомиба через конкретную фармацевтическую структуру в Харькове, тем самым, создавая этому несуществующему реально продукту статус "вітчизняного".

Обратите внимание: о реальном производстве продукта речь не идёт, украинское законодательство этого не требует!

Далее — всё столь же просто и беспроблемно. Индийская фирма, украв молекулу бортезомиба, синтезирует, в нарушение всех правил, свой аналог.

Этот бортезомиб-2, являющийся откровенно пиратской продукцией неизвестного качества, индийские умельцы не могут продавать за пределами собственной страны. Поскольку нужны дорогостоящие и серьёзные испытания продукта на биоэквивалентность, прямые сравнительные исследования и многое другое. А вот в Украину продавать можно! Мы ведь к цивилизованным правовым государствам не относимся.

Судебное расследование — единственный способ противостояния этому пиратству. Теоретически. Но о нашем правосудии всё уже сказано...

Здесь существует и такая опасность: подашь исковое заявление в суд, затеешь исковый конфликт, немедленно отреагирует всё тот же государственный фармакологический центр при Минздраве Украины, остановит фирме-жалобщику регистрацию всех её остальных препаратов. Вот и не судятся западные фирмы с украинскими пиратами, знают: себе дороже будет. Но там, у себя рассказывают о проблеме вслух, создавая собирательный образ украинца — афериста и ненаказуемого вора.

Хотя бывают и исключения.

В январе 2009 года окружной административный суд города Киева рассматривал исковое заявление фармацевтической фирмы, производящей лекарственное средство "Програф", обеспечивающее профилактику отторжения пересаженных органов.

Поверьте, чтение постановления суда захватывает. Удовлетворив иск, иными словами, восстановив справедливость, суд почему-то определил сумму судебных расходов в 3 гривны 40 копеек в пользу пострадавшей от пиратской кражи компании, хотя, совершенно очевидно, что только бумаги в данном процессе было использовано на сотни гривен.

И еще одна странность: 3 гривны 40 копеек пострадавшая компания должна получить из… государственного бюджета! Нет там ни слова и о каких-либо санкциях по отношению к непосредственному участнику аферы – Государственному фармакологическому центру Минздрава Украины.

Знаю ли я имена конкретных людей и их фирм, жирующих на откровенном украинском беспределе? Разумеется, знаю. Их много, кто-то из этих "отечественных производителей" торгует воздухом, вообще не имея собственного производства, кто-то закупает лекарственную дрянь, обманывая конкретных украинских пациентов, страстно надеющихся на выздоровление.

Кто-то такую же дрянь производит. Другие закупают медицинское оборудование, часто — бессмысленно дорогое, поскольку пропорционально растут и "откаты". Третьи — производят вакцины, как правило, не выдерживающие конкуренции с западными аналогами...

Там, в этом рынке существует иерархия. Есть согласованные правила сосуществования. Как у детей лейтенанта Шмидта, договорившихся у Сухаревой башни о жёстком соблюдении территориального принципа.

Есть и надзирающие за ними органы, и в самом Минздраве, и за его пределами. В частности, специальный департамент СБУ.

Как утверждают серьёзные эксперты (ранее их называли — "из компетентных органов"), подобный феномен существует и в других постсоветских странах. Но и в России, и в Казахстане, и в Белоруссии он минимален. В том числе и по такой причине: там действительно существует национальный производитель, как и серьёзное регулирование в этой весьма специфической сфере.

Один из самых ярких игроков этого жанра, как утверждают (шёпотом, только шёпотом) компетентные офицеры, сегодня является добровольным спонсором благородных проектов моей давней знакомой Катерины Михайловны Чумаченко. Что ж, и это хорошо, хоть какие-то деньги к нам возвращаются.

Жаль только тех, кто неотвратимо умирает от миеломной болезни. Поскольку не получает эффективного лечения.

...Ещё и ещё раз вспоминаю своих лагерных друзей, старых солдат УПА. Прышляка, Басараба, Пидгородецького, Мамчура. Вряд ли они поддержали бы идею господина Наливайченко.

 

Семён Глузман, врач, вполне прикосновенный и не пользующийся услугами телохранителей



powered by lun.ua
Головне на Українській правді