Юлія Тимошенко та вбивство Євгена Щербаня - хроніка та питання

Понеділок, 21 січня 2013, 15:50

Дело об убийстве Евгения Щербаня стало уже нарицательным в украинских СМИ. И судя по всему, в ближайшее время будут появляться все новые и новые детали, которые могут окончательно запутать итак малопонятные перипетии резонансного убийства семнадцатилетней давности.

"Украинская правда" попыталась систематизировать все важные факты этого дела и выстроить их в соответствующем порядке по временной шкале.

График условно разделен на две части. Слева "костяк" событий – голые факты, которые ранее были изложены в публикациях "Украинской правды" и обнародованы Генеральной прокуратурой. В левой колонке – комментарии, подчеркивающие значимость того или иного факта.

Очевидно, с развитием событий будут появляться новые факты, которые редакция будет оперативно вносить в хронику.

 

У редакции нет доступа ко всей доказательной базе следственной группы в том числе в части причастности к делу Юлии Тимошенко. тем не менее, на сегодняшний день существует ряд очевидных вопросов, которые возникают при изучении дела.

1. Как именно следствию удалось установить, чьи деньги получали руководители преступной группировки Александр Мильченко и Евгений Кушнир со счетов Павла Лазаренко на Антигуа.

Согласно существующим данным, в день первого транша на счетах Orphin S.A в EuroFed Bank денег непосредственно от Юлии Тимошенко еще не было. А к моменту второй, третьей и четвертой транзакций на этих счетах находились десятки миллионов долларов из, как минимум, пяти других источников.

В этом случае сложно выяснить, от чьего имени перечислялись деньги со счетов Orphin S.A  - от имени Юлии Тимошенко, Павла Лазаренко, самого Петра Кириченко или одной из компаний, пополнявших счета на Антигуа.

Согласно документам к концу 1997 года из 84 млн. долл. США, находящихся на счетах Orphin S.A, компаниями непосредственно Юлии Тимошенко было перечислено лишь около 14 млн. долл. США. Также поступали ее деньги транзитом со счета Кириченко в American Bank in Poland, но он тоже пополнялся из различных источников.

2. Как объяснить тот факт, что заказное убийство было оплачено спустя полгода после его совершения?

Это важный вопрос, поскольку в другом деле – об убийстве Вадима Гетьмана следствие утверждало, что работа банды Кушнира была оплачена из тех же счетов до совершения самого преступления.

Помимо этого банковские документы указывают, что на счетах Orphin S.A в EuroFed Bank находилась вся необходимая сумма, чтобы оплатить работу банды Кушнира. Соответственно, непонятно как объяснить, почему Павел Лазаренко затягивал выплаты и не переслал всю необходимую сумму сразу.

3. Кто будет главным свидетелем обвинения?

Опираясь на чьи показания, Генпрокуратура будет утверждать, что именно Юлия Тимошенко была одним из заказчиков убийства Евгения Щербаня. Теоретически таким свидетелем может быть:

- условный подельник госпожи Тимошенко;
- посредник между заказчиком и исполнителем;
- и, собственно, кто-либо из исполнителей убийства;

Из уже заявленных фигурантов дела роль подельника отведена Павлу Лазаренко. Однако достоверно известно, что на данный момент он не изъявил желания общаться с украинской прокуратурой, а свидетельств полученных от него ранее для обвинения Юлии Тимошенко в заказе убийства недостаточно. Помимо этого, не стоит забывать, что раскрыв роль госпожи Тимошенко, американский узник сам автоматически становится претендентом на пожизненную камеру – в Украине или в США.

В категории "посредники" наиболее вероятным свидетелем следствия может стать помощник Павла Лазаренко – Петр Кириченко. Человек, который управлял счетами Orphin S.A в EuroFed Bank. Ранее следствие опиралось на показания господина Кириченко в суде США в Сан-Франциско в 2001 году. Тогда в своих показаниях он подтвердил, что на счетах, из которых перечислялись деньги киллерам Евгения Щербаня, действительно находились средства, перечисленные компаниями Юлии Тимошенко – United Energy International и Somolli Enterprises. Однако банковские проводки показывают, что туда поступали деньги из разных источников.

 

Николай Обиход - бывший заместитель генпрокурора Украины, руководивший расследованием дел Юлии Владимировны в 1997 - 2002 годах – утверждал, что этих слов достаточно для привлечения лидера "Батькивщины" к делу об убийстве Евгения Щербаня самой.

Но, во-первых, Петр Кириченко нигде не указывал, что деньги перечислялись именно за убийство; во-вторых, он нигде не утверждал, что распоряжался деньгами Orphin S.A по указанию Юлии Тимошенко. Наоборот, во всех своих показаниях он ссылается на приказы Павла Лазаренко.

Впрочем, возможно, у следствия есть уже совсем другие показания Петра Кириченко. Где он, например, напрямую указывает, что ему было известно об убийстве и, что именно Юлия Тимошенко дала ему указание перечислить деньги на счета "Матроса". Для следствия такие показания были бы удачей. А вот для самого господина Кириченко это означало бы признание в соучастии в преступлении или его сокрытии.

Конечно, самые убедительные показания могли бы дать исполнители убийства – Александр Мильченко и члены банды Евгения Кушнира. Но на сегодняшний день они все мертвы – и Матрос, и Кушнир, и практически все члены их группы. Единственный оставшийся в живых свидетель – Вадик Москвич, он же Вадим Болотских – соучастник убийства, который непосредственно стрелял в Евгения Щербаня.

"Москвич" действительно может дать показания. В том числе указать на Юлию Тимошенко и назвать ее заказчиком. Дело в том, что, согласно материалам дела, Вадим Болотских получал указания лично от Евгения Кушнира и не исключено, что главарь банды называл ему и имя заказчика убийства.

Вопрос в том, можно ли верить исполнителю убийства, ссылающемуся на слова своего уже умершего шефа? И почему об этом Болотских молчал во время суда над собой в Луганске в 2003 году? И как в таком случае следователи выстроят линию обвинения ГПУ – в деле окажется слишком много недостающих элементов. А новые фрагменты, по всей видимости, будут появляться со ссылкой на тех, кого уже нет в живых.

В конце концов, жизнь может поставить над следователями прокуратуры забавный эксперимент.

Отечественные правоохранительные органы уже сталкивались с очень похожей ситуацией в другом резонансном деле – об убийстве Георгия Гонгадзе. Напомню, в свое время генерал Алексей Пукач утверждал, что уже покойный глава МВД Юрий Кравченко называл заказчиками убийства журналиста Леонида Кучму и Владимира Литвина. Но этих слов следователям оказалось недостаточно, чтобы привлечь к суду ни господина Литвина, ни господина Кучму. И тот и другой на свободе и, кажется, перестали вызывать у следователей какой-либо интерес.



powered by lun.ua
Головне на Українській правді