25171 перегляд
Четвер, 23 травня 2019, 06:00

Непредсказуемый. Умиротворяющий. Утоляющий жажду.

Величественный. Древний. Скрывающий тайны прошлого.

Изуродованный промышленными выбросами, каскадом плотин и гидроэлектростанций.

Все это о Днепре, без которого сложно представить Украину.

По официальным данным, в 2018 году по главной реке страны перевезли 10 млн тонн грузов: стройматериалов, зерновых, металлопродукции, угля, нефтепродуктов.

Днепру, мелеющему, "цветущему", задыхающемуся от стоков, помимо внимания властей и экологов жизненно необходимо интенсивное движение судов.

 

На спутниковых снимках хорошо видно, как "зацветают" огромные пространства на каскаде днепровских водохранилищ и самом Днепре

ФОТО: оЛЬГА ТОМЧЕНКО

Рост объемов перевозок по сравнению с 2017-ым больше на 22%  дает скромную надежду на возрождение судоходства на Днепре.

Речь идет пока о грузовых рейсах. Пассажирские за годы независимости фактически уничтожены.

Пятая часть грузов, перевезенных по Днепру в 2018-ом, пришлась на компанию "Нибулон", чей конек агробизнес и логистика.

Предприятие строит перегрузочные терминалы и развивает современный флот на мощностях собственной верфи в Николаеве. К концу года у компании будет до 80 судов разной специализации.

 

Сеть терминалов, которые строит "Нибулон" на берегах Днепра, улучшают речную логистику в Украине

ВСЕ ФОТО: ЭЛЬДАР САРАХМАН

Сегодня эту частную флотилию обслуживают около полутысячи человек.

Вместо прибыльных морских загранок речники предпочитают работу на близком сердцу Днепре.

Экипаж из 7-8 человек работает вахтовым методом, проводя на воде две недели. Остальные полмесяца отдыхает.

В рейсе, в который взяли корреспондентов "Украинской правды", буксир преодолел 855 километров вверх по Днепру, толкая две пустые баржи общим весом 8 тысяч тонн на скорости не больше 10 км/час.

Дорога от Николаева до Переяслав-Хмельницкого с учетом прохождения 5-ти из 6-ти шлюзов Днепровского каскада у экипажа заняла неделю. После загрузки в Переяславе зерном кукурузы караван отправился обратно.

Чем привлекает "малый" флот, как по Днепру ходят караваны, почему капитанам снятся кошмары, что такое речной шторм, и какие истории хранят днепровские кручи  репортеры "Украинской правды" провели два дня на буксире "Нибулон-6".   

Здається кращого немає нічого в Бога,
як Дніпро та наша славная країна.
Тарас Шевченко

Механик Паша и плоская Земля

 Вот мне интересно, когда развеют миф, и действительно ли это миф, что Земля  круглая?

Этим еретическим для 21-го века вопросом 30-летний сменный механик Павел Новожилов задается, когда часы показывают 6:30 утра.

 

Рассвет на Днепре – идеальное время, чтобы начать новый день с чистого листа

Стоя на заиндевевшей палубе, Павел поеживается от прохлады. Смачно зевает. Жадно вдыхает ноздрями свежий речной воздух, перемешанный с остатками тумана.

 Это бакланы, – показывает он рукой на темных крупных птиц. – Беда с ними. Много рыбы жрут и жгут деревья своими фекалиями  только черные палки остаются (экскременты бакланов токсичны, насыщены фосфором УП).

Птица не съедобная. Очень вредная. Ее отстреливают.

Loading...

Пока Павел делится познаниями в орнитологии, справа по борту продолжает дремать Новая Каховка.

Солнце неспешно разбухает за горизонтом, готовясь вот-вот зажечь золотом купола Свято-Андреевского кафедрального собора.

На Днепре в это время идеальная для медитации погода. Тихая, застывшая стеклом гладь – как чистый лист, позволяющий начать новый день без якорей прошлого.

 

Буксиры "Нибулона" – современные суда, которые производят в Николаеве. На корабле есть уютные каюты с туалетом и душем

Сонный лай собак на берегу, меланхоличный крик чаек и едва уловимая вибрация корабельной стали только добавляют безмятежности.

 Задайтесь такой целью, полистайте интернет, – продолжает Павел, загадочно улыбаясь. – Всю жизнь нам говорили, что Земля круглая. Я посмотрел несколько роликов. И засомневался.

Летчики же по прямой летят, верно? Возможно, Земля все-таки плоская? Думаю, что вероятность 50 на 50...

Шутит Павел или нет, понять сложно. Но без юмора, говорят моряки, на флоте непросто.

 

В машинном отделении буксира очень шумно. И стерильно, как в операционной

Уроженец Николаева, Новожилов окончил местную мореходку, а затем и Киевскую академию водного транспорта.

 Сначала менеджером среднего звена работал. Был свой маленький бизнес: торговля, окна, двери. Кризис 2008-го заставил задуматься о будущем. Хотел даже уехать из страны.

Но речной флот дал стабильность. Принес удовольствие. Вроде ты в рейсе, как будто на море. Но в то же время и дома, в Украине.

О, вот и солнышко! – с восторженностью ребенка фиксирует Новожилов начало нового дня и скрывается в машинном отделении.

Танюша

"Когда говорят "эректильная дисфункция", мы знаем, что проблема с потенцией. Когда говорят "низкое либидо",  это следует понимать как отсутствие сексуального желания..."

На большом плоском экране в уютной столовой "Нибулона-6" звучит фоном реклама вперемешку с политическими новостями.

Похоже, телевизор тут смотрят нечасто. О политике говорят мало, чтобы не вносить сумятицу в слаженные действия экипажа.

 

Маленькая столовая буксира – место, где члены экипажа едят, пьют чай или кофе, смотрят телевизор и общаются

Работа на буксире закаляет, способствуя особому восприятию жизни, в котором все острые углы и треволнения сглажены течением реки.

 А вот и легкий завтрак, – предлагает Татьяна Гурова, ставя на стол тарелку с пышущими жаром блинами. – Сметана, сгущенка. Сыр, колбаса. Берите! Кофе со сливками, чай зеленый, с ромашкой или, может, фруктовый?  

За выпечку благодарите мою бабушку. Она тоже судовым поваром работала  научила меня.

36-летняя Татьяна – единственная женщина в рейсе.  

Ее зона ответственности – желудки и хорошее настроение коллег. Во владении королевы камбуза – кухня, напичканная современной техникой.

За все волшебства, которые происходят у плиты, Гурову называют по-семейному ласково – "Танюша".

 Проблем с мужчинами в рейсе нет, – уверяет она. – У нас взаимное уважение. Все чинно и благородно.

Нежнейший булгур, картошка с грибами, сочное мясо на ребре, окорочка, зеленый борщ, подлива с гречкой, салаты, фрукты, десерты – все это вмещается в меню одних только суток в пути.

 Ребята любят хорошо покушать, – поясняет Гурова мягким, тихим голосом. – Вегетарианцев у нас нет. Как тут без мяса?! Работа физически тяжелая. На одних овощах и фруктах долго не протянешь.

 

Недостатка в еде и разнообразии блюд в двухнедельном рейсе нет. Моряки шутят, что после вахты приходится сбрасывать лишние килограммы

Провизию перед вахтой экипаж закупает сообща. На еду руководство дает по 150 грн в день на человека.

 В рейс обычно беру по пять килограмм говядины и свинины. Еще ребра, фарш, курицу. Хлеба  восемь буханок черного и восемь белого, – перечисляет она.

Судовой повар Татьяна Гурова с 30 лет мечтала о работе на круизном лайнере. Долго шла к цели, но в итоге подкачало знание английского. Утешение разведенная мать двух дочерей нашла в Днепре.

 Я вообще воспитателем работала, но однажды захотелось все кардинально поменять, – вспоминает она. – У меня были три рейса в море по 6-7 месяцев. Дико уставала. Хотелось дома больше быть.

 

На корабле много икон Святого Николая, покровителя моряков и путешественников

На Днепре работать хорошо. Днепр  прекрасен. Ну, что мы видим на берегу? Большие, серые дома. Заводы.

А тут совсем другие виды: поля, леса, дикие места. И воздух совсем другой. Вы уже почувствовали?

Акцизы, шлюзы и рентная плата

 Выступ по носу 0,4, – журчит рация.

 Проходим внутренние ворота. 0,5 слева.

 Справа  два.

 Слева подходит. 0,4. 0,3. 0,2… Отходит. Опять 0,4.

 Справа два.

 Слева  полметра.

 Готовим правый борт!

 Справа чуть больше полтора… Справа  метр. Подходит! Метров десять на ход вперед!

 

Шлюзы и платины на Днепре – стратегические объекты, которые охраняют вооруженные бойцы Национальной гвардии

Буксир с баржей проходят шлюз с бескомпромиссной точностью. Должно быть, примерно так происходит стыковка на "Международной космической станции".

Сложным для понимания обывателя процессом руководят капитан в рубке и матрос с боцманом на палубе баржи, которую толкает буксир.

Ширина прохода – 17 метров. Ширина баржи – 16. Остается лишь метр зазора, чтобы не врезаться в массивные стены гидросооружения.

Вода заполняет огромную капсулу Каховского шлюза минут за 15-20, поднимая тысячетонный караван на 16 метров вверх, чтобы тот смог продолжить неспешное движение дальше.

Бывало, на шлюзование уходили почти сутки. Все зависит от количества судов, стоящих в очереди. "Рекордным" в "Нибулоне" называют проход в Запорожье, который занял 20 часов ожидания.

 

В капитанской рубке буксира – современное навигационное оборудование, облегчающее движение по Днепру

Александр Тарановский, замдиректора по экономике судоходной компании "Нибулона" рассказывает: состояние всех шести днепровских шлюзов плачевно.

За один проход перевозчики платят ГП "Укрводпуть" тысячу гривен, – говорит он. – Но со времен СССР ничего капитально на объектах не делали.

Раньше чиновники ссылались на отсутствие финансирования. За последние два года на ремонт выделилил 222 млн грн. Но их по каким-то причинам не освоили.

 

Управление буксиром, толкающим баржи, происходит при помощи двух "джойстиков"

Как экономист Тарановский может много говорить о подводных камнях, из-за которых бизнес не спешит инвестировать в речные перевозки.

 Главная проблема  акциз на топливо водного транспорта, – считает он. – Его целевое назначение – ремонт и капитальное строительство дорог. Но, развивая водный транспорт, мы как раз снимаем нагрузку с автопутей.

Посмотрите на Европу! У них есть Рейн, Дунай. Железными и автодорогами там не перевозят большие объемы грузов. И у них нет акциза на топливо для речного флота.

 Мы же в прошлом году заплатили 75 млн гривен по акцизу, – продолжает он. – Еще и рентной платы за использование водных ресурсов – 10 млн.

Плюс мы должны платить административный, корабельный, канальный, санитарный и маяковый сборы.  

Читайте также:

Азовское "золото", или Откуда берутся бычки в томате

Борт №1, или На что способен флагман флота "Гетман Сагайдачный"

"Кохавынка", или Как выборы президента связаны с производством туалетной бумаги

Кошмары, шторм и бабушка-ведьма

 Внимание всем судам! Ветер  северный, северо-западный, 6-11 метров в секунду. Высота волны  70-100 сантиметров. Видимость от 4 до 10 километров. Без осадков.

Вопреки прогнозу погоды, пришедшему по рации с берега, к вечеру Днепр успокаивается еще больше. Прячущееся за горизонтом солнце, выплескивает на воду розовые, бордовые, голубые, перламутровые краски.

 

У буксира хватает мощности, чтобы тащить караван из двух и четырех барж

Кажется, буксир попадает в большую, нежную перину, убаюкивающую уставшего путника.

В идиллическую картину не вписываются лишь унылые трубы Никопольского ферросплавного завода, подпирающие темнеющий небосвод.

 У моего друга бабушка ведьмой была. Умирала в страшных муках. Кто-то подсказал дырку в потолке дома сделать.

Дырку сделали так она сразу и умерла, – эту почти гоголевскую историю 34-летний капитан Александр Маркин рассказывает, стоя в рубке и стоически вглядываясь в горизонт.

 

Сменный капитан Александр Маркин отказался от прибыльных мореходок, чтобы развивать флот в Украине

Днепр выработал в Маркине уважение к непознанному и трагичным эпизодам прошлого Украины.

 Тут разные по ощущениям места, – говорит он. – Бывает, кошмары снятся. Почему-то именно на Кременчугском водохранилище. Много бед было здесь. Люди страдали, когда села затапливали.

Негативная аура там остается. И погода, знаете, внезапная очень. Быстро налетает. Бывало, подходишь к нашему терминалу, вода  зеркало, прям как сейчас. Ветра дажа анемометр не показывает.

Ставим баржи, и резко срывается  12 метров в секунду. Волна полтора метра. Буквально вмиг все изменилось. Качало буксир всю ночь.

 У Днепра есть какой-то свой дух, свое божество, – продолжает капитан. – Наверное, у него женский характер, потому что Днепр бывает очень капризен.

 

Капитанская рубка поднимается автоматически на четыре метра, чтобы капитан мог увидеть, что находится перед караваном из скрепленных барж

Штормы на реке, по рассказам речников, случаются достаточно серьезные. Обычно поздней осенью и зимой. Иногда и летом. Волну на широких местах раздувает до двух метров, а то и выше.

Тогда мы берем баржи на буксир: лебедка, трос сзади и поехали! – делится капитан. – Сейчас мы идем на толкании. Но в шторм нужна так называемая "морская буксировка", потому что идущий впереди состав, связанный из нескольких барж, разрывает при большой волне.

Мне в шторм не стремно. Наоборот, интересно! Стихия завлекает, и ты должен показать все свои лучшие качества.

Мертвый рейс

 

Панель приборов буксира похожа на панель управления авиалайнером

Сменный капитан Александр Маркин с детства бредил морем. Вначале освоил тренерскую профессию, но не нашел в ней душевного спокойствия. Выучился на моряка, и мечта детства сбылась.

Работа на реке умиротворяет, до этого я был достаточно нервным, резким, – признается Маркин. – В речном флоте большие преимущества. Мне гораздо ценнее быть рядом с женой и дочкой, чем уходить в мореходку на полгода.

Внутренний рейс – всего две недели. Всегда могу позвонить, порешать какие-то вопросы по телефону.

 Экипаж у нас достаточно молодой, хотя обычно на буксирах работают люди более зрелого возраста, – продолжает он. – Молодежь хочет огромных денег.

 

Баржи связывают между собой и толкающим их буксиром при помощи тросов

О том, чем чреваты морские рейсы, Александру Маркину рассказывал его тесть, капитан с большим стажем. Случалось, судовладельцы отправляли экипаж в так называемый "мертвый рейс". Как правило, через Атлантику в сторону Панамы.

 Задумка такая: судно старое, имеет настолько большую водотечность, что у него очень мало шансов дойти до пункта назначения, – поясняет Александр. – Это судно застраховано. Утилизировать его дорого. Владелец рассчитывает, что оно попросту потонет в пути.

Но тесть мой очень опытный капитан. Вывел корабль в штилевую зону. Дошел. Выжил. Хотя в порту его никто не ждал.

Дворцы, курганы и руины

Ощущение времени в рейсе теряется. Рассветы сменяют закаты. А может, и с точностью до наоборот.

Днепр в эти дни удивляет спокойствием, не выказывает эмоций. Он слегка оживает только под днищем буксира, оставляя пенный, бурлящий след.

 

Помощник капитана Владимир Данилов живет в одном из райцентров Киевской области. Работа на Днепре помогает ему изучать историю Украины

По оба борта – бескрайние поля, скромные села, обрывистые песчаные берега и тихие заводи.

 Справа от нас Большая Лепетиха, а слева  Гавриловка, – показывает 27-летний помощник капитана Владимир Данилов. – Между ними около пяти километров. Мостов в округе нет. Пассажирского сообщения тоже. Местные к друг другу на моторных лодках плавают.

О всех населенных пунктах, встречающихся на 855-километровом пути, Данилов, работающий на флоте с 18 лет, может рассказывать с увлеченностью и точностью экскурсовода.

В Козине, например, он обязательно обратит ваше внимание на дворцы нуворишей с десятиметровыми заборами, уточнив, что самый дешевый дом там стоит три миллиона долларов.

 

Практически разрушенный замок Фальц-Фейна возле Гавриловки – малоизвестная для большинства украинцев достопримечательность 

Проплывая возле Никополя, Данилов поведает о затопленных курганах и могиле атамана Сирко в Копуливке. А на отрезке от Черкасс до Киева покажет сосновые леса, крутые повороты, и, если повезет, косуль и диких кабанов, рискнувших переплыть реку.

 Вон там, за Гавриловкой, замок Фальц-Фейна, – предлагает рассмотреть в бинокль руины. – Простоял до революции 1917-го года. Кого-то расстреляли. Кто-то эмигрировал.

Вокруг имения были три пруда, Днепр тогда еще не был разлит. Сейчас в усадьбе кроме подвальных помещений почти ничего не сохранилось. Говорят, там очень много змей.

Историей Владимир Данилов, житель райцентра Сквира Киевской области, увлекается с детства. Мама работала в библиотеке, и недостатка в чтении у него не было.

 Если живешь в Украине, то должен знать ее историю. Историю своей земли и рода, – уверен помощник капитана.  

 

Плот сплавляется по Днепру, который до индустриализации имел крутые пороги. 1920-ые годы

Фото Марка Зализняка. Из фондов Национального заповедника Хортица

Помимо объемного восприятия родины, служба на речном флоте придает Данилову жизненных сил.

 Работа не лишена романтичности. Даже с годами, проведенными во флоте, эти ощущения не исчезают.

Есть в Днепре какая-то важная для всей Украины мощь, дающая уверенность в завтрашнем дне, – говорит Данилов.

Кеша – птичка. Земля – круглая

 Кш  птчк! Кеша  птичка! –  в коридоре палубы буксира щебечет попугай, коротая время в клетке со своей игрушечной пластиковой подругой. 

Совсем скоро, когда наступит ночь, клетку заботливо накроют плотной материей, и Кеша благоразумно замолкнет до утра.

Попугай попал на борт "Нибулона-6" осенью 2018-го. Когда судно бросило якорь у Каменского, на него неожиданно прилетел этот сбежавший из чьего-то дома питомец.

 

Кеша убежал из чьего-то дома в Каменском и стал полноправным членом команды буксира

Беглец по-свойски сел на плечо одного из матросов, став полноправным членом команды. Если б не эта случайная встреча, Кеша превратился бы в бездыханную ледышку в первые же после своего побега зимние дни.

Теперь Кеша спокойно изъясняется в любви к самому себе, а караван продолжает свой медитативный ход по реке.

 Солнце красно с вечера  моряку бояться нечего, – вспоминает поговорку капитан Александр Маркин.

В переводе на обычный язык это значит: завтра будет ясная, ветренная погода.

На закате берег и поверхность Днепра постепенно сливаются в одну линию, прежде чем потухнуть, как экран выключенного телевизора.

 

Закаты на Днепре – одно из самых ярких впечатлений во время рейса

Становится резко холодно. Ночь заботливо накрывает звездным покрывалом города и села. Но на "Нибулоне-6" жизнь продолжается.

В капитанской рубке загорается радугой ультрасовременное навигационное оборудование. Оно расскажет с точностью о глубине, скорости движения и метеоусловиях даже в самую темную из темных ночей.

Но нет такого прибора, который смог бы ответить, сколько отмерено судьбой километров, которые еще предстоит преодолеть нашим героям по Днепру.

 

Механик Павел Новожилов, как и все члены экипажа, любит поговорить с попугаем Кешей

Когда-то не станет попугая Кеши, капитана Маркина, его помощника Данилова, механика Новожилова и королевы камбуза Танюши тоже. Но молчаливый свидетель величия Киевской Руси и казацкой славы, Днепр продолжит сшивать левый берег Украины с правым.  

 Есть какая-то связь с нашей историей и предками. Она на подсознательном уровне ощущается.

Приятно ходить по реке, осознавать, что здесь когда-то казаки на чайках плавали. Есть что-то такое, что не передать словами, что не поддается объяснению, – говорит Маркин.

 

Чувство времени в двухнедельном рейсе теряется. О нем только напоминают настенные часы и смартфоны

Его уверенное и умиротворенное лицо лучше карт Таро вселяет уверенность в том, что завтра все сложится хорошо.

 Мне интересно развивать свою страну, свой флот. Да, предлагали хорошую зарплату в мореходке  150 долларов в сутки со старта. Но семья и родина удержали.

Я не хочу отсутствовать дома по полгода и не видеть, как мой ребенок растет, – стоит на своем капитан Александр Маркин.

 

В тихую погоду спать ночью в каютах буксира комфортно. О том, что караван продолжает путь, говорит только небольшая вибрация от работы двигателей

Перед тем, как спустить репортеров УП на берег в Запорожье, где-то на стыке ночи и рассвета, он пожмет на прощание руку. И улыбнется: "Как-то один человек в Турции сказал мне: "Здравствуй и прощай!". А я ему: "Подожди, Земля круглая. Еще встретимся!".

***

Материал написан по инициативе редакции. Все расходы на создание репортажей во всех без исключения случаях осуществляются только за счет редакции. Если у вас есть интересные идеи для репортажей, которые касаются успешных производств и кейсов, присылайте свои предложения на почтовый ящик "Украинской правды": editor@pravda.com.ua



powered by lun.ua