В центрі уваги

Михайло Дубинянський
колаж: Андрій Калістратенко
14312 переглядів
Субота, 5 жовтня 2019, 06:00

Пока украинцы склоняют на все лады фамилию "Штайнмайер", слово "Ukraine" не сходит с первых страниц мировых СМИ.

Имя украинского президента звучит в одном ряду с именами Трампа и Байдена и наверняка запомнится западному обывателю. А эхо американского импичмента еще долго будет преследовать нашу страну.

По иронии судьбы, независимая Украина многие годы стремилась именно к этому. Находиться в центре внимания.

Быть узнаваемой. Вызывать в западном обществе неподдельный интерес. Только, разумеется, не в таком скандальном контексте.

"Будьте осторожны со своими желаниями – они имеют свойство сбываться". У Киева есть повод убедиться в справедливости этого афоризма. Но проблема не только в том, что давнее украинское желание сбывается не так, как нам хочется.

Проблема в том, что на протяжении предыдущих пяти лет мы убеждали себя, будто это желание уже сбылось – причем сбылось именно так, как нам хотелось.

В 2014 году активная часть нашего общества заразилась украиноцентризмом – вполне объяснимым и простительным, но от этого не менее наивным.

Нам казалось, что внимание человечества приковано к судьбоносной схватке между Киевом и Москвой. Что мир не может не восхищаться украинским свободолюбием и мужеством.

Что Украина – это бастион, защищающий цивилизацию от московских варваров.

Loading...

Что любые мировые проблемы порождены украино-российской войной, и если в Брюсселе совершаются теракты, то таким образом Кремль отвлекает европейцев от дела Надежды Савченко. В отечественном сегменте Фейсбука все это обсуждалось на полном серьезе

Тем болезненнее оказывалось столкновение наших иллюзий с приземленной действительностью. Осознание того, что аннексия Крыма и бои на Донбассе беспокоят западный истеблишмент, но отнюдь не широкую общественность.

Читайте также:

Разрядка 2.0

Кто против Зеленского?

Хроники инклюзивной Украины

Что обычный европеец или американец не ощущает солидарности со сражающейся Украиной.

Что на Западе украино-российское противостояние видится не вселенской битвой добра со злом, а очередным локальным конфликтом вроде индо-пакистанской или китайско-вьетнамской войны.

И вот Украина внезапно очутилась в центре глобальной повестки.

Западной публике происходящее действительно близко и интересно. А мы можем оценить контраст между воображаемым и реальным вниманием.

Президент Порошенко, якобы чтимый во всем мире за борьбу с московскими ордами, был красивой фантазией. Президент Зеленский, сравниваемый с Моникой Левински, – пускай непривлекательная, но реальность.

Мир видит нас не такими, какими мы хотим выглядеть.

Украинские национальные нарративы по-прежнему расходятся с глобальным взглядом на Украину. И этот диссонанс не ограничивается текущим скандалом в Вашингтоне – он встречает нас на каждом шагу.

Можно демонстрировать в Каннах пронзительный "Донбасс" Сергея Лозницы, но массовая западная аудитория открывает Украину благодаря "Чернобылю" от НВО.

Можно устанавливать в Копенгагене или в Лиссабоне памятники Тарасу Шевченко, но у европейских обывателей Украина ассоциируется с другим Шевченко.

Можно чтить борцов за независимость, гордиться Анной Киевской и напоминать об украинском происхождении авиаконструктора Сикорского.

Но результаты исследования, проведенного группой Geopolitics and Political Geography, неумолимы: самый известный уроженец Украины – это Лев Троцкий. Человек, чье имя в свете декоммунизации должно быть вычеркнуто из отечественной истории и предано анафеме.

По правде говоря, в этом нет ничего неестественного.

Мы свыклись с мыслью, что национальная гордость непременно конвертируется в глобальные бонусы.

Что самоуважение служит ключом к уважению на мировой арене. Уинстон Черчилль и Шарль де Голль, военная доблесть Израиля и сингапурское экономическое чудо – эти хрестоматийные примеры кажутся нам нормой.

Однако современный мир полон и других примеров, когда внутренний пафос очень слабо коррелирует с внешним образом страны.

Высшая государственная награда Колумбии – орден Бояки. Учрежден в память о героическом сражении у реки Бояка в окрестностях нынешней колумбийской столицы. Именно там 7 августа 1819 года повстанцы под командованием Симона Боливара разбили испанскую армию.

Эта победа двухсотлетней давности считается переломным моментом в борьбе за освобождение Латинской Америки от трехсотлетнего колониального господства.

Вот только обитателям других континентов нет до Бояки никакого дела, и при слове "Колумбия" они в лучшем случае вспомнят певицу Шакиру, а в худшем – вездесущую наркомафию.

Главный международный аэропорт Нигерии носит имя Мурталы Мухаммеда –полковника, ставшего президентом в 1975 году.

За шесть месяцев правления он успел провести административную реформу, национализировать радио- и телевещание, начать безжалостную борьбу с коррупцией, заменить всю силовую верхушку страны, сократить 10000 чиновников и демобилизовать 100000 военных.

Был расстрелян заговорщиками в собственном автомобиле. На родине считается национальным героем. Но в остальном мире Нигерия почему-то ассоциируется не с Мурталой Мухаммедом и его драматической судьбой, а с "нигерийскими письмами", этой классикой интернет-мошенничества.

На хорватских денежных купюрах изображены Петр Зринский, Фран Крсто Франкопан, Юрай Добрила, Йосип Елачич, Иван Гундулич, Иван Мажуранич, Степан Радич, Марко Марулич и Анте Старчевич.

Увы, за пределами бывшей Югославии все эти достойные имена никому ничего не скажут, а Хорватия для глобализированного человечества – это живописные курорты и место съемок культовой "Игры престолов".

Во всем мире едва ли найдутся желающие побывать на родине поэта Гундулича, но зато миллионы туристов пожелали воочию увидеть вымышленную Королевскую гавань, снятую в хорватском Дубровнике…

Да, мир видит нас не такими, какими мы хотим выглядеть. Но и сам глобальный мир – не такой, каким мы хотели бы его видеть. У него собственные законы, которые можно осуждать, но по которым все равно придется жить.

Это мир, где один футбольный матч вызывает больше эмоций, чем убийство тысяч людей боевиками "Боко харам". Где психологические проблемы одной шведской школьницы имеют больший резонанс, чем массовый голод в Йемене.

А один обнародованный разговор между Трампом и Зеленским значит больше, чем 242 дня изнурительных боев за Донецкий аэропорт. И пусть кому-то это покажется ужасно несправедливым, но другого мира и другого человечества у Вселенной для нас нет.

Михаил Дубинянский



powered by lun.ua
На межі катастрофи. П'ять найбільших екологічних проблем України
Ринок електроенергії: як бізнес оцінює головну енергетичну реформу країни
Детектор брехні і $30 тисяч. Як депутати Зеленського посварилися через схеми Яценка
Що не так з повітрям у Києві. Пояснює екоактивістка
Усі публікації