Блиск і вбогість української опозиції

Понеділок, 14 листопада 2011, 16:05

Из школьного курса политэкономии помним известные ленинские предпосылки возникновения революции – "низы не могут, а верхи не хотят". Похоже, в Украине складывается такая ситуация – политическая элита не хочет слышать своих избирателей, а избиратели не могут понять, что происходит там, наверху.

Отсюда и настолько бескомпромиссные социологические срезы – доверия в стране не имеют ни власть, ни оппозиция, ни политические институты в целом.

Вместе с тем говорить о предпосылках начала революции в Украине не приходится. Ведь даже при условии сверх динамичного роста протестных настроений, рядовой украинец занимает свое любимое "крайнее" место.

Он способен разве что "проголосовать ногами", или же поддержать сознательную позицию "противсіхів".

И это объяснимо – ему ничего другого не остается, поскольку в усредненном сознании (как показывает социология) нет существенной разницы между политиками власти и политиками оппозиции.

Тезис о том, что украинская политика, в принципе, деидеологизирована, уже набивает оскомину. Но другой системы мотивации почему-то никто не придумал. И если такая ситуация в Украине вполне устраивает власть (с ее готовностью к применению манипулятивных технологий и административного ресурса), то оппозицию она устроить не может никаким образом.

Ответ на вопрос, заданный Мустафой Найемом оппозиции в его блоге – "ребята, а вы вообще где?" – интересует широкий круг экспертов.

Что собой представляет украинская оппозиция сегодня? Почему с завершением судебных прений вокруг дела Тимошенко она все больше напоминает "детский сад без воспитательницы"?

Почему все ресурсы, вся активность, все механизмы коммуникации той же "Батькивщины" направлены на внешнюю аудиторию? Что, в стране ничего не происходит из того, на что следовало бы отреагировать? А госбюджет? А "заинтересованность" силовиков деятельностью ряда коммерческих структур, ну там "Эпицентра", "Фокстрота" и иже с ними?

Или обсуждение новых реформаторских инициатив правительства – не удел оппозиции? У меня возникла шальная мысль – если бы не позиция Венецианской комиссии, то и закон о выборах в стране был бы принят так же кулуарно и без сопротивления со стороны оппозиции, как и все последние стратегически важные законопроекты.

Я хочу напомнить, что фракция "Батькивщины" в парламенте все еще насчитывает 103 народных депутата. Если они одновременно топнут ногой, то отдельно взятое помещение может немого тряхнуть.

Почему же тогда по всем "экономическим" вопросам за всю фракцию отдувается одна Королевская, по политическим (не связанным с делом Тимошенко) – Томенко. Все остальные либо исполняют роль пушечного мяса в танцах вокруг мест "не столь отдаленных", либо же прочно засели в социальных сетях.

При этом возникает масса вопросов по поводу такой виртуальной активности.

В день, когда президент устраивал публичную, но бескровную порку Кабмина, искренне уважаемые мной спикеры от оппозиции в Фейсбуке обсуждали все что угодно – от особенностей отдыха в Индии, до количества гигакаллорий с односолодовом виски – но никак не попытались сформировать "порядок дня" дискуссии на действительно актуальную тему?!

Напрашивается вывод, что с появлением в Украине женского протестного движения Femen, традиционная украинская оппозиция лишилась чего-то мужского и радикального. А ведь для того, чтобы власть на что-то реагировала (тем более нынешняя), демонстрации женской груди явно мало. Тут впору другие места оголять.

Почему же современная оппозиция такая беззубая?

Ответ прост – она не настоящая. Любая политическая деятельность должна опираться на социальный базис. Современные оппозиционные политические партии не имеют своей социальной базы.

Спросите у любого оппозиционного политика – каким он видит собственного избирателя? Получите невнятный ответ: "Наш избиратель – весь украинский народ".

Именно поэтому существует колоссальный разрыв между тем, что делает оппозиция, и тем, чего ждет от нее общество.

Хочется думать, что это временное явление, связанное с изоляцией Тимошенко. И с ее выходом ситуация кардинально изменится. Однако сомнения все же гложут...

Хотя бы потому, что "Батькивщина" – это не единственная оппозиционная партия в стране.

Почему позиция того же Яценюка такая же бесцветная как и в общем оппозиции? Анализ его последних интервью убеждает, что он все чаще "оттаптывает территорию" Тимошенко, прибегая не только к ее методами ведения дискуссии, но и даже к ее цитатам.

Получается такое себе попурри, лайт-версия. Однако какой смысл в этом технологическом смещении? Можно заменить Тимошенко? По-моему, нет!

Поэтому, кстати, все разговоры о перспективах поиска лидера на замену Тимошенко в партии – досужие. И инициированы из одного центра и с одной целью – дискредитации потенциально мощных игроков.

Ведь понятно, что, скажем, ни Турчинов, ни Кожемякин, ни кто-либо еще из номенклатурной части "Батькивщины" никогда не смогут хотя бы на 30% подменить ее посаженого в тюрьму лидера.

Вариант с лидерством Евгении Тимошенко – неубедительный. Наиболее перспективное, с технологической точки зрения, выдвижение на первые роли Королевской или Томенко, все равно не решило бы все проблемы партии.

"Батькивщина", так же как и любая другая партия, должна стоять на социальном фундаменте. А посему обречена на развитие внутрипартийной конкуренции, которой так панически боятся в любой вождистской структуре.

Многие сегодня понимают, что не только в долгосрочной, но и в краткосрочной перспективе наиболее эффективно будут работать идеологические контакты с целостными социальными группами. Это доказали и протесты предпринимателей, и демарши учителей, и акции афганцев с чернобыльцами.

Какие бы версии не высказывали эксперты касательно первопричин этих акций, их мотиваций и последствий, они все равно были гораздо более эффективными, чем традиционные, лишенные креатива митинги оппозиции, посвященные уголовному делу Тимошенко или празднованию двадцатилетия Независимости.

Учитывая тенденцию к олигополизации власти, в атмосфере тотального контроля над всеми ее институтами, с учетом завершения судебной и административной реформ, изменения избирательного законодательства – у оппозиции попросту нет шансов кроме как модернизироваться.

Время начинать честный разговор с обществом, искать его поддержки, а не отступать на площадку виртуальной коммуникации.

В противном случае оппозиции грозит неминуемая маргинализация, а обществу – консервация нынешних правил и устоев.

Перерождение оппозиции – задача не только для Тимошенко, Яценюка, Клычко и кого-то еще из топ-10. Это – чаяния общества, осознанные и неосознанные ожидания рядового украинца, успевшего привыкнуть к праву свободного выбора, которого не сегодня-завтра его лишат окончательно.

Ярослав Павловский, заместитель директора института информационного общества, для УП



powered by lun.ua

Права людини у вирі Революції Гідності. Не загубились

Декомунізація тарифів або Фонд декарбонізації

Заява УНРади про відзначення 22 січня Дня Незалежності і Соборності України

Що таке псевдо-добровільна вакцинація від COVID-19 та чим саме вона нам загрожує

Жодної економіки без екології: нове кліматичне партнерство Байдена, і що з того для України

"Груша", капуста Мішель та дзвінок Байдена