Питання для Петра Порошенка

Неділя, 15 червня 2014, 12:59

4 июня Дмитрий Динзе, адвокат кинорежиссера Олега Сенцова, который содержится в СИЗО "Лефортово" по обвинению в терроризме, заявил, что его подзащитного пытали сотрудники ФСБ.

Вот этот самый 37-летний кинорежиссер Олег Сенцов, высокий и худой, чуть нелепый в синей арестантский робе, которого я видела в СИЗО "Лефортово" десять дней назад, – никак не выходит у меня из головы. Так же, как и трое его "подельников". Двое совсем молодых – Александр Кольченко, 23 года, Геннадий Афанасьев, 24 года и Алексей Чирний – 33 года.

Бывают ситуации, когда очень трудно оставаться объективным журналистом, с "холодным носом" описывающим, кто прав, кто виноват. Ты точно знаешь, что дело нечисто и люди не виновны.

В день, когда мы пришли в Лефортово поговорить с Сенцовым, полковник ФСБ Савицкий заторопился взять с нас подписку о неразглашении тайны следствия – мы отказались.

Теперь мне понятно, почему он так боялся нашего разговора с Олегом Сенцовым и другими украинцами. Полковник боялся, а вдруг эти крымские "террористы" расскажут нам то, что Сенцов рассказал неделю спустя своему адвокату. Рассказал о пытках и угрозах со стороны допрашивавших его сотрудников ФСБ в Крыму.

Он тогда выдержал и не признал своей вины. А трое других, которых показывали по государственным телеканалам, получается, не выдержали и признали.

Вы спросите: а можно ли верить словам адвоката? Можно ли верить самому Сенцову?

Зная нашу правоохранительную систему, написав сотни статей о том, как безвинных людей заталкивали в камеру на годы, как разными способами добывают признательные показания, трудно не верить.

Господин президент, слышали ли Вы об украинском кинорежиссере, который сидит в Лефортове?

Сенцов тогда сказал нам: "Я знаю, что моя страна, за свободу которой я боролся, не оставит меня". И поэтому у меня вопрос к только что инаугурированному новому президенту Украины Петру Порошенко.

Господин президент, – хотела бы я спросить его, – слышали ли Вы о кинорежиссере, который стоял на Майдане, выступал против присоединения Крыма к России, а теперь сидит в Лефортово по обвинению в терроризме и ему грозит 20 лет колонии?

Что Вы сделаете, чтобы его освободить?

Ровно десять лет назад, когда я писала о деле чеченки Зары Муртазалиевой – обвиненной, так же как и Сенцов, в подготовке теракта, только в Москве, в торговом центре "Охотный ряд", – на одной из пресс-конференций я спросила тогдашнего президента Чечни Алу Алханова, слышал ли он о ее деле? К тому времени о ней написали многие российские и зарубежные СМИ, ее защищали российские правозащитники.

Алу Алханов сказал, что ничего не слышал.

Просила я помочь осужденной и другого президента Чечни Рамзана Кадырова.

Он, в отличие от Алханова, про Муртазалиеву слышал, но тоже ничем не помог, хотя в интервью говорил, что она не виновна.

А данные дела ясно показывали: Зару оговорили, сделали крайней, в том числе потому, что правоохранителям нужен был показательный процесс над чеченской террористкой.

И вот теперь – Сенцов. И тоже нужен процесс, на котором бы страшные украинские националисты были бы осуждены за то, что не согласились с тем, что крымнаш.

От редакции: 11 июня 2014 года МИД Украины опубликовал официальное заявление: "Проведення роботи з надання консульсько-правової допомоги та захисту наших громадян, у тому числі режисера Олега Сенцова, ускладнюється позицією російської сторони…

Незважаючи на численні звернення української сторони, місцеві компетентні органи досі не надали дозвіл на відвідання затриманих у місці тримання, що є грубим порушенням прав як наших співвітчизників, так і консульських посадових осіб України... та фактичним блокуванням можливості здійснення функції захисту стосовно своїх громадян.

МЗС України вкотре вимагає від російської сторони невідкладного звільнення та повернення на Батьківщину громадян України, припинення практики порушення їх прав і свобод, безумовного дотримання взятих на себе міжнародних зобов’язань у консульсько-правовій сфері".

Зоя Светова, правозащитница, журналист, специально для УП



powered by lun.ua

Як обрати школу дитині?

Як НАБУ намагається стати державним "колектором"

Якою буде професійна освіта-2030? 5 принципів

Україна зібрала рекордний врожай ранніх зернових. Що це означає?

Страждаю я, страждай і ти! Як подолати дитячу жорстокість щодо тварин?

Книги з історії Білорусі