Втеча із зони "RU"

8703 перегляди
П'ятниця, 19 травня 2017, 17:16
Андрій Демартіно
історик, публіцист

Решение о блокировке ВКонтакте, Одноклассников и прочих российских ресурсов на территории Украины – один из немногих примеров проведения необходимой хирургии вместо терапевтической болтовни.

Разве не о необходимости "жёстких и принципиальных решений" в информационной сфере говорили политики, эксперты и неравнодушные граждане?

Так почему такая обострённая реакция на самую что ни на есть государственническую позицию?

Если рассуждать не в категориях "сегодня на завтра" – то мы имеем полновесное стратегическое решение с долгоиграющими последствиями, что для нас вызывающе не характерно.

Во-первых. Хорошо, что появилась возможность провести тестирование всей системы национальной безопасности, её интернет-сегмента в относительно спокойный период.

Думаю, что в процессе реализации нас ждёт много неожиданностей и откровений – проблема единых точек входа, фээсбэшных "закладок", российской прописки крупных интернет-провайдеров, отсутствие альтернативных программ и систем, юридических коллизий и прочее.

Сам по себе уровень возникающих сложностей требует мобилизации и поиска новых решений. А там, где стоят вызовы, можно ожидать прогресса.

Легко представить, если бы эти самые проблемы нужно было решать в период очередного путинского "руссковесеннего" обострения. Гарантированно: поднялась бы нешуточная волна обвинений обратного характера – почему власть "потеряла бесценное время", почему "бездействует", "почему ничего не сделано"?

Как-то быстро забываются всякие "оплотовские", "ополченские", "республиканские" и прочие антиукраинские сепаратистские группы на этих таких, как оказалось, неожиданно любимых ВКонтакте и Одноклассниках...

А миллионы постов о "кровавом Майдане", "хунте", "бендеровцах", "киевских фашистах", "убитых ветеранах" и "распятых мальчиках" – об этом ежеминутном отравляющем яде пропаганды – как-то запамятовалось?

И все это никуда не исчезло. Оно усилилось, набралось опыта, реформировалось и готово дальше рвать и кусать.

Ситуация чем-то напоминает раненого, из тела которого пытаются вынуть отравленное острие, – а наблюдатели говорят, что это ему навредит и нарушит его права.

Защищая ВКонтакте и Одноклассников, мы это делаем так, словно речь идёт о цивилизованных кампаниях с высокими этическими стандартами и жёсткими правилами, не допускающих государственное вмешательство в их деятельность – а не инструментах прямой агрессии.

Или мы выиграли у "ольгинских троллей" и "сурковских ботоферм" поле битвы социальных сетей?

Или мы потенциально собираемся победить кампании, в которых практически не прикрыто акционером является ФСБ?..

Во-вторых. Трудно придумать более мощного и дающего результаты в ближайшей, а не отдалённой перспективе, решения, чем эта попытка "рывка" из русскоязычного культурного, псевдо-культурного и вовсе бескультурного ареала.

Никто не говорил, что собственная идентичность, европейское возвращение будет безболезненным. Сейчас даже трудно представить, какое количество культурных форматов, контекстов, смыслов может быть прервано и переформатировано.

Чем дальше в попытках дистанцироваться от "русского мира" мы окажемся, тем более надёжным и благополучным окажется наше собственное будущее. Ничего, кроме постоянно реинкарнирующей великодержавности, от России ожидать не стоит, как и каких-либо позитивных изменений.

Возникает логичный вопрос – зачем нам находиться в токсичной информационной зоне?

В-третьих. Рассуждение о том, что власть блокировкой российских социальных сетей подавляет протестное движение в самой Украине, – занимательны в плане гибкости воображения и слабой информированности.

Навальному, чтобы встряхнуть Россию от Москвы до Владивостока, хватило Ютуба, "арабской весне" – Твиттера, а все основные протестные группы украинского Майдана находились в Фейсбуке.

Был бы протест, а как его организовать – современные технологии дают безграничное количество возможностей.

Андрей Демартино, специально для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
Чи можна заробити мільйон, граючи в комп'ютерні ігри
Людей приваблює той факт, що в кіберспорті, найчастіше, є матеріальна винагорода. Як зміниться ігрова індустрія в найближчому майбутньому? (рос.)
Вчимось робити добро. 10 ідей благодійних заходів: як поєднати приємне з корисним
Про благодійні аукціони та ярмарки чули всі, але насправді існує безліч способів зібрати кошти на добру справу. Пропонуємо 10 креативних способів фандрейзингу у Щедрий Вівторок. Їх може ініціювати кожен!
Шість газових міфів: погляд із ЄС на українські енергетичні реформи
Парадоксально, але "Газпрому" допомагає і відмова Польщі від закупівлі його газу – у російського монополіста з'являються зайві 10-12 млрд кубометрів для інших покупців в ЄС.
Роботи для людей: переосмислення автоматизації праці
Відповідь на питання "роботи чи люди" насправді звучить як "роботи для людей". (рос.)
Домашні зв'язки: як влаштувати буккросинг на рівному місці
Експеримент з буккросингу розпочався зі звичайного "ні, ну а шо!" Але далі було цікаво. (рос.)
Як у Києві шматок школи продали
Мені як звичайній киянці торгових центрів уже забагато, а от шкіл, садочків та зелених зон критично не вистачає, особливо в центрі, бо все забудовано-перезабудовано вщерть.
Партнерство, але не інтеграція: що не так із рухом України до ЄС
2018 рік мав стати роком прискорення. Та звіт про виконання Угоди, оприлюднений зараз, не містить ані натяку на такі плани. Їх практична реалізація відкладається на потім...