Як судді можуть відновити репутацію своєї професії

1585 переглядів
П'ятниця, 20 жовтня 2017, 12:00
Андрій Уманець
експерт з комунікації та роботи з інформаційним простором

Тотальное уничтожение авторитета и репутации всей судейской профессии стало локомотивом нынешнего варианта судебной реформы.

Многие политики, чиновники, общественные активисты, журналисты, члены разных реформаторских команд озвучивали обществу мнение, что в наших судах – "100% коррумпированных судей". И поэтому их нужно нещадно реформировать – вплоть до полного обновления судейского сообщества.

Особенно интенсивно эти разговоры продолжались осенью-зимой 2015-2016 годов, когда чуть ли не каждый день через информационные ленты проходили заявления о тотальной коррумпированности судей. На выходе имеем соответствующее общественное мнение о судейской профессии, которое не утратило актуальности и по сей день.

В то же время мнения судей по этому поводу практически не было слышно. Вообще создавалось впечатление, что судьям либо нечего сказать, либо они со всем этим согласны.

А в действительности судьи просто находятся на такой дистанции от общества, что большинство украинцев их не то что не слышат – даже не наблюдают как людей и профессионалов. А когда одни люди перестают наблюдать других людей как людей, то из последних элементарно можно сделать нелюдей – альтернативной информации-то нет!

Какова сейчас реальная ситуация в судах, вряд ли кто-то может достоверно сказать. Я – профессиональный судебный журналист, написавший по этим темам сотни статей. И я могу лишь констатировать, что у нас не "100% коррумпированных судей", но при этом и не "0% коррумпированных судей". А что на самом деле – сегодня это даже для меня полная загадка.

Это означает, что у нас сейчас огромный дефицит информации о судебном мире. И что в нынешних условиях мы не способны дать ему и его представителям справедливую и непредвзятую оценку. Из-за этого наши выводы, в основном, тотально негативные.

Нынешний вариант судебной реформы на полном ходу налетает на те же грабли, с которых он стартовал в 2015 году. Тотальное общественное недоверие к судейской профессии теперь естественным образом распространяется и на итоги этой реформы.

Единственным ощутимым результатом судебной реформы можно сегодня считать завершение конкурса на судейские должности в новом Верховном суде (ВС). Конкурс длился почти год, а судьи до сих пор ещё не назначены президентом Петром Порошенко.

Но, не проработав на своих должностях ни одного дня, будущие судьи ВС уже получили огромную порцию недоверия со стороны общественных активистов, журналистов и других медийно активных людей. Не последнюю роль тут сыграла уже въевшаяся в наше общество мысль, что в судейской среде ничего хорошего априори происходить не может.

А те же общественные активисты являются сегодня чуть ли не самым главным источником информации для общества о положении дел в судебном мире. И посему их преимущественно негативные оценки о судьях фактически формируют реальное общественное мнение по этим вопросам.

Особенно в условиях, когда судебная журналистика в Украине фактически не состоялась за годы независимости. А потому журналисты никак не могут дать альтернативные и более сбалансированные данные о судейском сообществе.

Никакой хорошей и добросовестной работой исправить общественное восприятие не получится. Точно так же бессильны тут налоговые и прочие декларации, другие бюрократические документы, а также результаты и характер прежней деятельности.

Более точные и справедливые оценки могут появиться только благодаря альтернативным информационным потокам о реальном положении дел в судебном мире. Чтобы люди могли видеть судейское сообщество не только глазами общественных активистов, но и под другими углами зрения.

И в первую очередь – под углом зрения самих судей.

Благодаря современным информационно-коммуникационным и медийным технологиям судьи способны своими силами создавать и распространять собственный информационный продукт. Причём делать это эффективно и в достаточно серьёзных масштабах.

Вопрос только в готовности самого судейского корпуса выходить в публичную плоскость, на прямой и многосторонний диалог с общественностью, а также на прямую работу с информационным пространством. В первую очередь – с позиции максимально достоверного и справедливого освещения своей работы и ситуации в своей сфере.

Пока что такой готовности практически нет – подавляющее большинство судей убеждено, что судья коммуницирует с общественностью только посредством своих судебных решений. А медийность, открытость, диалог с общественностью, свой собственный информационный продукт – это всё разговоры от лукавого.

Но другого пути для возрождения авторитета и репутации судейской профессии сегодня не существует. А без этого у данной профессии просто нет будущего.

Андрей Уманец, эксперт по коммуникации и работе с информационным пространством, специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.