Виборець, дві вулиці і Саакашвілі

Четвер, 26 жовтня 2017, 18:33

Сегодня в будущие украинские выборы играют четыре основные силы. И если расставить по значимости, то это – избиратель, Запад, улица и Россия. Еще полсилы – власть, включая лояльных к ней олигархов.

17 октября крупные союзники по оппозиции отдали улицу Михеилу Саакашвили.

Таким образом, экс-президент Грузии получил в эксклюзивное пользование третий по величине козырь. Сумеет ли он его сыграть?

Прежде всего предлагаю выяснить, почему главных сил четыре, а иерархия видится именно таковой.

Избиратель – самый главный, потому что избирает власть. Такое право ему дано Конституцией. Оно поддерживается Западом. Его вряд ли смогут отнять улица, Россия или власть. Пусть и хотели бы.

Запад в нашей иерархии – второй. Потому, что он за украинцев никого избрать не может. Запад имеет отличные от украинского избирателя ментальность, глубину видения и широту интересов. Его голос не могут купить "за гречку". Ему безразлично, что говорят украинские телеканалы – он и так осведомлен обо всем происходящем в мельчайших подробностях.

Если власть, с точки зрения Запада, теряет легитимность и пытается отодвинуть избирателя от права выбора своей судьбы – кулаком, дубинкой или, не приведи Господь, автоматом – у такой власти начинаются многочисленные проблемы. На то у разозлившегося Запада есть тяжеловесные аргументы – санкции, международный розыск, трибуналы.

Без благосклонности Запада в нынешних условиях в Украине неминуемо наступил бы экономический коллапс. И дело не только в кредитах. Посмотрите на сегодняшнюю структуру украинского экспорта, на то, откуда течет самый широкий поток заробитчанских денег, откуда идет военная помощь – страна критически зависима от добрых отношений с Западом.

Третья сила – улица. Она важна, потому что может вынести власть из кабинетов. Избиратель инертный, улица – взрывная. Ее крайне трудно задобрить подачками, невозможно оболванить "ящиком". Скорее наоборот – улица управляет "ящиком", так как дает мощную картинку. Улица позволяет влиять на фактор времени – она способна потребовать досрочных выборов.

Запад и прозападная улица в современном мире часто становятся союзными силами, противодействующими узурпации власти. Но когда улица выводит власть на свежий воздух – происходят выборы. А на выборах решающее слово снова говорит избиратель.

Нужно учитывать, что есть две улицы – "маленькая" и "большая".

Украинская власть показала, что не боится "маленькой улицы", на которой 2-3 тысячи человек. Если такая улица поведет себя агрессивно – власть разгонит ее без большого ущерба для репутации. Если же "маленькая улица" станет просто митинговать – то пусть и митингует. Она погоды не сделает. Другое дело – "большая улица": 20-50 тысяч человек и более.

Что же касается четвертой силы – России – то она все еще обладает большим и разносторонним остаточным влиянием. Оно в разы сократилось, но не исчезло. И исчезнет только в случае коллапса в самой России.

Ну и наконец последних полсилы – власть. Она может сильно напрячь ситуацию или попытаться использовать ресурсы первой четверки. Но, в отличие от других сил, она в Украине очень преходящая, чтобы не сказать перманентно уходящая. Так сложилось и так это работает.

Как видится в предложенной нами системе Михеил Саакашвили?

Сначала об избирателе и двух улицах.

Соцопросы утверждают, что, с точки зрения влияния на избирателя, партия Саакашвили пока большого веса не имеет. Трудно сказать, насколько точно соцопрос Центра Разумкова показывает будущую предвыборную ситуацию. Но на сегодня "Рух новых сил" вроде бы плетется в хвосте с рейтингом 1,7%.

Саакашвили может не соглашаться с такими результатами. Но в реальности далеко не всякий рейтинг можно спрятать, даже при желании.

Точно нельзя спрятать одесских 25% стартовавшего с нуля и непубличного Саши Боровика, за которым однозначно стояло умение взрывным образом наращивать рейтинг самого Саакашвили. Почему в масштабах всей Украины аналогичного роста рейтинга не происходит?

Причина первая – у Саакашвили хватало ресурса на Одессу, но не хватает на Украину. В Одесской области экс-губернатор все-таки был властью, прямо или косвенно контролировал многие структуры, а потому предполагалось, что его команда может что-то изменить.

Плюс – Саакашвили был в Одессе практически постоянно. И весь человеческий ресурс команды, как и финансовый ресурс его не слишком богатых союзников, расходовался непосредственно на Одессу.

Причина вторая – ошибочное позиционирование. "Маленькая улица" стала заказывать Саакашвили риторику, и она радикализируется больше оправданного.

Это неизбежно, когда Саакашвили защищает своих, неприемлемым образом и на сомнительных основаниях депортированных сторонников. Но вряд ли это добавляет ему и РНС широких симпатий.

Помнится, в Одессе у Дюка лозунг "Смерть ворогам!" Саакашвили перебил повторным "Слава Україні". В Киеве он и РНС с ним солидаризировались. Это естественный лозунг для фронта. Он был бы уместен даже внутри страны, если бы силовики стали стрелять в людей или зверски избивать, как это было во времена Майдана.

Но не тогда, когда силовики на улице ведут себя неагрессивно, а протест заявляется как абсолютно мирный. Более того – как формат для широкой интеллектуальной дискуссии о привлекательном и успешном будущем Украины.

Зачем смерть? Насколько она и вообще воинственная риторика вписываются в картину привлекательного будущего Украины?

"Широкую улицу", то есть улицу умеренных людей, желающих перемен, насилие, а тем более убийство отталкивают. Революционные трибуналы, всевластие людей в камуфляже – это не то, ради чего сегодня сказала бы веское (решающее!) слово "большая улица". Страна травмирована войной и уже научена не одной неприятной историей в тылу.

"Большая улица" сегодня не довольна, раздражена, но не жаждет крови.

Что с Западом?

Запад не любит лидеров, стремящихся сконцентрировать в руках слишком много власти. Отчасти не любит их даже у себя, что видно по Дональду Трампу. Но тем более не любит их за пределами или на периферии западного мира.

От сильных, амбициозных лидеров европейцы и американцы не знают, чего ожидать. Примеры Карзая, Эрдогана, Орбана и других – тому подтверждение.

Запад уповает на институты и коалиции, представляющие волю большинства. И на быстрые реформы, но не приводящие к тяжелым гражданским конфликтам и потокам беженцев. Из революций начала 2010-х сделаны выводы.

Мгновенный слом системы, на котором настаивает третий президент Грузии, при нынешнем соотношении сил может расшифровываться на Западе как риск глобального внутриукраинского конфликта и погружения страны в хаос.

Возможно, по той же причине Грузия, несмотря на огромные успехи времен президента Саакашвили, сейчас хуже голосует за "Единое национальное движение". Люди хотят улучшений, но не ценой раскола общества.

О России. Здесь "все очень просто". Она для Саакашвили – не друг. Дело не просто в российско-грузинской войне или решительном продвижении Грузии на Запад при Михеиле Саакашвили. То, что он сделал и построил, вообще никак не совместимо с российской моделью.

И, конечно же, о власти.

Саакашвили надо снизить градус. Власть напряжена настолько, что готова к депортации его команды. Это было бы плохо для Украины, потому что политиков с опытом успешных реформ в Украине мало. И это очень плохо для власти – с учетом травматичности украинской истории в этой части, депортации по политическим мотивам выглядят крайне неприятно.

Михеилу пора перестать напрягать потенциальных союзников тезисами о посадке друзей и о полной зачистке политикума от "старых" лиц. Среди его союзников слишком много "не новых" лиц с небезукоризненной – иначе в большой украинской политике практически невозможно – историей.

Претенденту на статус оппозиционера номер один в Украине пора показать "большой улице" реальный выход. Война всех против всех – не вариант исхода. Очевидно, что "верхи" не отдадут власть, деньги и свободу одновременно. Поэтому тезисами о гильотинах и массовых посадках лучше бы не увлекаться.

Лучше и реалистичнее – предложить подвинуться или вообще уйти с их деньгами и гарантиями неприкосновенности. И чтобы антикоррупционные законы жестко заработали с часа Х.

Коррупционеры должны не мешать строить Украину по новым, европейским правилам. При новых правилах игры страна заработает намного быстрее и больше, чем на попытках экспроприации, ведущих к гражданской войне.

Запад тоже вздохнул бы с облегчением, потому что он сейчас гасит конфликты по периметру Европы, а не ищет новых. Россия – наоборот. Ее непримиримый внутриукраинский конфликт и тотальный хаос полностью устраивают.

И еще. Зачем оппозиционеру позволять власти формировать свою повестку дня и риторику? Если рисовать новое будущее для Украины – пусть оно будет мирным и успешным.

Успешно у Саакашвили и его союзников в Грузии получилось. Было бы неплохо, если бы в Украине получилось еще и мирно.

Дмитрий Пастернак-Таранушенко, независимый аналитик, специально для УП



powered by lun.ua

Ігри з прожитковим мінімумом

Уроки полковника Євгена Коновальця

Законопроєкт про зміну статусу НАБУ: хто з депутатів правками хоче знищити незалежність Бюро 

Польський ринок праці для українців

Байден – Зеленському: "Трускавець не працює"

Зробимо село щасливим